В Турции разгорается пламя гражданской войны

Еще с первых дней гражданской войны в Сирии было очевидно, что активное участие Турции в данном конфликте на стороне антиправительственной коалиции рано или поздно приведет к тому, что география конфликта неизбежно расширится и война переступит через турецкую границу.

20 июля в сопредельном с Сирией турецком городе Суруч произошел теракт с участием террориста-смертника, в результате которого погибло 32 человека, и чуть более сотни оказалось ранено. Подавляющая часть пострадавших составляла молодежный актив левой организации SGDF (Федерация социалистических молодежных ассоциацией), которая собралась в городе для проведения пресс-конференции, посвященной проблеме восстановления сирийского города Кобани.

Реакция турецких властей последовала незамедлительно. Премьер-министр Ахмет Давутоглу обвинил в совершении теракта «Исламское государство»: «Первые собранные на месте преступления доказательства говорят о том, что это с большой степени вероятности рука ИГ, которое использовало «живую» бомбу».

За заявлением премьера последовали соболезнования родственникам погибших от президента Турции: «Откуда бы терроризм ни пришел, он всегда будет проклят. У него нет ни религии, ни национальности. С этим злом надо бороться всем миром. Соболезную погибшим в Суруче гражданам и желаю пострадавшим скорейшего выздоровления».

Оставив вне обсуждения стройную и весьма убедительную версию о том, что данный теракт был организован турецкими спецслужбами, отметим, что без их участия тут не обошлось. Известно, что террорист-смертник по национальности являлся турком, и ранее неоднократно задерживался правоохранительными органами Турции, после чего был отпущен. Так же, не является секретом сам факт того, что граничащие с Сирией провинции находятся под полным контролем турецких спецслужб, о чем свидетельствует лидер «Партии демократии народов» Селахаттин Демирташ: «никто в пограничных с Сирией курдских провинциях и шагу ступить не может, чтобы об этом не знали спецслужбы».

Маховик гражданской войны запущен.

Реакция на теракт со стороны пострадавших, то есть турецких курдов, оказалась моментальной и предельно жесткой. Спустя два дня после трагедии, активисты «Рабочей партии Курдистана» (далее – РПК) ликвидировали двух полицейских, которые обвинялись ими не только в сотрудничестве с «Исламским государством», но и в соучастии в теракте.

На следующий после акта курдского «возмездия» день произошло боестолкновение между боевиками «Исламского государства» и армией Турции, в результате которого погиб один из сотрудников турецкой пограничной службы. Ответ последовал незамедлительно: турецкие военные нанесли ряд авиационных и артиллерийских ударов по позициям боевиков Халифата. Таким образом, мы стали свидетелями того, как армия Турции впервые напрямую вмешалась в борьбу с «Исламским государством».
Однако, под прикрытием операции против «Исламского государства» турецкая авиация нанесла ряд бомбовых ударов по позициям иракских курдов, в результате чего погибло около 10 человек. Как сообщают курдские СМИ, жертвами авианалетов (они продолжаются до сих пор) стали и мирные жители, по крайней мере, на сегодняшний день точно известно о 9 погибших и 15 раненных. Турецкие СМИ факт гибели мирных жителей предпочитают игнорировать, фиксируя в регулярных сводках исключительно смерти боевиков «Рабочей партии Курдистана». На момент 30 июля было известно о ликвидации более 200 участников РПК.

Результатом неоправданной во всех отношениях политики официального руководства Турции стало прекращение действующего с 2013 года перемирия с «Рабочей партией Курдистана». На официальном сайте организации было опубликовано следующее: «После нанесения воздушных ударов турецкими оккупационными силами режим перемирия больше не действует».

Нарушение перемирия моментально отразилось на безопасности Турции. Приводим краткую сводку активности боевиков «Рабочей партии Курдистана» внутри страны за последние две недели, то есть после теракта в Суруче:

1. Боевики РПК убили офицера жандармерии в провинции Муш на юго-востоке Турции. Машина майора Аслана Кулаксиза была обстреляна боевиками РПК в городе Малазгирт. От полученных ранений офицер скончался в местной больнице.

2. На линии магистрального газопровода Иран — Турция в 15 км от границы в провинции Агры произошел взрыв в результате саботажа.

3. Лейтенант турецкой армии Зия Сарпкая, который был тяжело ранен неизвестными, предположительно боевиками запрещенной в стране Рабочей партии Курдистана (РПК), скончался в городе Шемдинли провинции Хаккари во вторник.

4. Боевики РПК взорвали два моста на трассе, связывающей города Диярбакыр и Муш на юго-востоке страны. Мосты были разрушены в результате подрыва заложенной под ними взрывчатки. Трасса полностью закрыта для движения.





5. Нефтепровод Киркук-Юмурталык, по которому в Турцию поступает иракская нефть, взорван террористами в провинции Ширнак на юго-востоке страны.

6. Трое турецких военнослужащих получили ранения в результате нападения курдских боевиков в восточной провинции Агры.

7. Офицер, сержант и солдат, которые были направлены на разведку местности перед прохождением военной колонны, погибли при нападении боевиков Рабочей партии Курдистана в провинции Ширнак.

8. Боевики РПК подорвали мину на пути следования поезда, перевозившего железнодорожных рабочих в провинции Ван на юго-востоке страны, машинист легко ранен.

9. Боевики РПК взорвали трактор с 2 тоннами взрывчатки около участка военной полиции неподалеку от города Догубаязит рядом с границей Турции и Ирана. По меньшей мере, двое военнослужащих погибло, 24 получили ранения.

10. Один турецкий военнослужащий погиб и восемь получили ранения при подрыве машины на мине, заложенной боевиками РПК, и последующей перестрелке в юго-восточной провинции Мардин.

Масштабы террористической активности «Рабочей партии Курдистана» в Турции раскрыл премьер-министр Ахмет Давутоглу: «С момента теракта в Суруче 20 июля совершено 657 терактов разного масштаба». И сомневаться в том, что количество жертв вновь развязанной войны между правительственными войсками и курдскими боевиками Турции продолжит расти стремительными темпами, не приходится.
Террористическая активность боевиков «Рабочей партии Курдистана» не осталась без ответа: правоохранительные органы при содействии спецслужб Турции провели спецоперации в 34 провинциях страны, в ходе которых было задержано свыше 1300 человек, обвиняемых в причастности к терактам. Что примечательно, в застенках турецких чекистов помимо боевиков РПК (847 человек) оказались джихадисты из «Исламского государства» (137 человек). Ранее столь масштабных операций по задержанию исламистов не проводилось, что позволяет говорить о рождении принципиально новой для Анкары политики в отношении джихадистов.

Сирийский холдем для Эрдогана.

Общеизвестно, что Турция является одним из наиболее активных участников гражданской войны в Сирии, обслуживающим свои интересы в данном военном конфликте чужими руками. В частности, используя свое крайне удачное географическое положение, Анкара превратилась в главный логистический центр для антисирийской оппозиции всех мастей.

В надежде выхватить свои ништяки в виде долгожданного газопровода и нарезанных кусков бывшей Сирии, Эрдоган изначально сделал ставку на так называемую умеренную оппозицию – «Сирийскую свободную армию». Однако ставка не сыграла, в результате чего наметилось сотрудничество с наиболее влиятельной силой из антисирийской оппозиции – «Исламским государством», которое на момент первых контактов было более известно под лейблом ИГИЛ. Рассматривая ИГ в качестве своего естественного союзника в данной войне, Турция оказала наибольшее влияние на его усиление, обеспечив Халифату регулярное и беспрепятственное пополнение живой силы, заезжающей на джихад через турецко-сирийскую границу при полном покровительстве турецких спецслужб. Финансовое благополучие «Исламского государства» так же напрямую связано с Турцией, которая обеспечивает стабильное пополнение бюджета Халифата траншами за поставки нефти по демпинговым ценам.

Однако, несмотря на все расчеты официального руководства Турции, вторая ставка тоже не сыграла – Асад по-прежнему остается у власти, а сама Анкара в сухом остатке получила несколько миллионов беженцев на своей территории и самую влиятельную в современном мире террористическую организацию у своих границ.

Следствием катастрофических ошибок в стратегических расчетах турецкого руководства стала консолидация турецких, иракских и сирийских курдов перед лицом внешнего врага, в роли которого выступают как многочисленные салафитские группировки Ирака и Сирии, так и Турция. Подобное единство начинает играть совершенно новыми красками на фоне многовековой мечты курдов о создании единого и независимого государства – Курдистана. Американская интервенция в Ирак, результатом которой стало обретение иракскими курдами почти полной независимости под лекалом «автономии», вкупе с деструктивным влиянием Вашингтона и Анкары на сирийский кризис, вылившееся в предоставление Башаром Асадом сирийским курдам автономии, привело к тому, что светлая мечта о независимом и едином Курдистане начала материализовываться.

Соединенные Штаты после объявления о начале антитеррористической операции против «Исламского государства» восстановили свои контакты с рядом военизированных организаций иракских курдов, которые сотрудничали с Вашингтоном еще со времен американской интервенции в Ирак. На сегодняшний день часть военных формирований курдов получает прямую материально-техническую поддержку Соединенных Штатов, которая так же оседает в руках сирийских курдов.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: