Российская экономика держится ("Handelsblatt", Германия)

Для фирмы Opel черта оказалась пройденной. «Мы должны были принять решительные меры в России для того, чтобы защитить наш бизнес», – подчеркнул в марте председатель правления компании Opel Карл-Томас Нойман (Karl-Thomas Neumann). В середине года этот немецкий автопроизводитель закрыл свой завод в Санкт-Петербурге, и таким образом завершил свой уход с рынка, с которым он когда-то связывал столь большие надежды — но пока Opel остается исключением.

В середине года можно было отметить первый юбилей введенных Евросоюзом санкций против России. Последние данные показывают, насколько сильно оказалась затронутой и немецкая экономика. В период с января по май этого года немецкий экспорт в Россию продолжил свое падение и составил 34%. По прогнозу Восточного комитета немецкой экономики, объем торговли с Россией в 2015 году составит всего 20 миллиардов евро — лишь половину от того, что было в 2012 году. Даже в 2014 году, несмотря на санкции, немецкие предприятия поставили в Россию товары на 30 миллиардов евро.

Российский рынок все больше теряет свое значение для местной промышленности. Особенно пострадали автопроизводители и станкостроители. Тем временем Россия с 11-го места в списке торговых партнеров Германии, которое она занимала в 2013 году, опустилась на 16-е место. Доля немецкого экспорта в Россию в общем объеме внешнеторгового оборота составляет сегодня менее 2%.

Российский рынок уже пострадал от санкций, а обвал рубля и падение цен на нефть еще больше обострили кризис. По данным российского Центрального банка, в текущем году внутренний валовой продукт сократится на 3,2%.

Но, несмотря на испытывающую проблемы российскую экономику, политический итог от введения санкций не впечатляет. «Пока санкции еще не привели к тому, чтобы Россия отступила из Украины», — отмечает Элмар Брок (Elmar Brok), член ХДС и председатель Комитета по иностранным делам Европарламента. По крайней мере они не позволили русским продвинуться дальше в сторону Мариуполя и Одессы, полагает он. По его мнению, альтернативы санкциям не существует.





«Международное право важнее экономических интересов», — считает Брок. Однако этого парламентария нельзя считать совершенно беспристрастным — в мае украинский президент Петр Порошенко назначил его своим советником.

Вместе с тем многие сомневаются в разумности введенных санкций. «Россия нарушила международное право. Однако веденные санкции ничего не меняют, — отмечает представляющий партию СДПГ премьер-министр Нижней Саксонии Штефан Вайль (Stephan Weil). — Мы должны вновь вернуться к упорядоченным отношениям. Санкции не являются самоцелью».

Председатель Восточного комитета немецкой экономики Экхард Кордес (Eckhard Cordes) в беседе с корреспондентами Handelsblatt также потребовал прекращения санкций. «Санкции могут быть действенными только в том случае, если все к ним присоединятся. Китай, Индия, Корея, Латинская Америка и даже Швейцария не участвуют в этом деле, и поэтому санкции оказываются дырявыми, как решето», — подчеркивает Кордес.

Санкции Евросоюза против России нацелены прежде всего против энергетического, финансового и военного секторов российской экономики. Так, например, запрещено экспортировать в Россию технологии, которые позволяют вести глубинную добычу нефти, добывать ее в Арктике или заниматься разработкой сланцевых месторождений. Помимо военного оборудования, запрет распространяется на изделия двойного назначения, в том числе на промышленные наносы, которые используются не только военными.

Лишь в декабре произошло уточнение санкций, а до этого существовала большая неразбериха на предприятиях по поводу того, что можно, а что нельзя экспортировать. По мнению экспертов, отмена санкций в ближайшее время маловероятна. Прекращение огня, договоренность о котором была достигнута в рамках соглашении Минск II, постоянно нарушается.

Тем не менее немецкие предприятия не теряют надежду и остаются на месте, хотя и несколько сокращают количество персонала. Случай с Opel пока остается исключением. По данным недавно проведенного Союзом машиностроителей (VDMA) опроса, лишь 2% предприятий заявили о том, что они полностью ушли с российского рынка.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: