Ждать ли майдана в Кыргызстане?

На фоне трагических событий в Украине не теряет актуальности вопрос, в какой точке постсоветского пространства пламя очередного госпереворота «полыхнет» прежде всего. Многие заграничные эксперты, специализирующиеся на проблематике «цветных революций», высказывают мнение, что, учитывая глобальное противостояние между Западом и Востоком, в «майданное месиво» скорее других рискуют быть замешаными те страны, которые ориентированы на Россию. По геополитическому, так скажем, ранжиру Кыргызстан в этом списке стоит в первых рядах. А вот о том, какое мнение имеют на сей счет местные политологи и эксперты, можно было узнать на круглом столе, который так и назывался: «Возможен ли украинский сценарий в Кыргызстане?».
Река из ручейка
В целом ответы экспертов на этот вопрос можно было свести к одному, который, если верить известному сатирику, никак не могут понять иностранцы — «да нет, наверное»: то ли да, то ли нет, то ли «скорее всего нет, хотя может быть и да», а в общем, решайте сами. Большинство из них склонны считать, что все зависит от того, насколько благополучно нам удастся перезимовать: грозит или не грозит республике майдан, станет ясно только на «выходе» из зимы, которая обещает быть тяжелой.

Более-менее определенную позицию занял лишь политолог Бакыт Бакетаев, вспомнивший покойного Дооронбека Садырбаева: тот как-то ответил отрицательно на вопрос, возможен ли в Кыргызстане грузинский сценарий. Однако с тех пор произошли уже два госпереворота.
— Поэтому я сегодня говорю, что украинский сценарий у нас возможен: все предпосылки для этого есть, — заявил Бакетаев. — Причем возможен в самом страшном его варианте, поскольку, как вы понимаете, у нас чиновников не в мусорные баки будут выкидывать.

Бакетаев, ясно, имел в виду набирающую обороты в Украине массовую акцию Trash Bucket Challenge, которую называют еще «мусорной люстрацией», когда неугодных политиков или чиновников бросают в мусорные баки. Правоохранители пытаются, конечно, остановить этот самосуд, но повсеместно и, главное, вовремя справляться с подобным проявлением «народного гнева» им пока не под силу. Тем более что в некоторых регионах «мусорная люстрация» уже «трансформировалась» в прибыльный бизнес — можно за энную сумму как заказать толпе «метнуть» какого-нибудь госдеятеля в мусорный бак, так и откупиться от перспективы «окунания» в огрызки, объедки, использованные подгузники и прочий хлам. Если я правильно поняла Бакетаева, у нас мусорные баки будут продолжать использовать по назначению, а вот чиновников ждет участь — в лучшем случае — Молдомусы Конгантиева, бывшего главы МВД, до полусмерти избитого в Таласе в апреле 2010 года.

Конфликт, по мнению политолога, может разгореться в любой момент, причем из искр, которые «высекают» сами власти. В той же Сирии волнения начались, когда полиция задержала подростков, разрисовавших стены антиасадовскими граффити вроде: «Башар падет!». Требования освободить задержанных моментально «перетекли» в политическое русло: к ним добавились «предложения» о ликвидации тайной полиции, об отставке то одного, то другого чиновника, о прекращении произвола со стороны спецслужб и так далее. А старт революции, скажем, в Тунисе дал обычный торговец овощами, у которого случился конфликт с представительницей местной администрации, наложившей на продавца штраф, конфисковавшей у него весы, сбросившей с прилавка товар и давшей мужчине пощечину. Защиты в мэрии торговец не нашел, посему облил себя бензином перед зданием муниципалитета и поджег, в результате чего, получив обширные ожоги, умер в больнице. Этот акт самосожжения послужил толчком к началу массовых выступлений, переросших в революцию.

— Давайте вспомним последнее «яйцекидание», когда оппозицию забросали яйцами в Оше, — заявил Бакетаев. — Я считаю, что делают это провокаторы, засевшие во власти: есть у нас, знаете, такая «элита легкого поведения», которая работает при всех президентах. На критику надо отвечать не яйцами, а доводами. Или вот конфисковали листовки, с которыми Мавлян Аскарбеков ехал в Талас. Не было в них ничего такого, что заставило бы таласцев, прочитавших эти листовки, стройными рядами идти совершать революцию. В них написано все то, что пишут любые наши газеты: о проблемах в энергетическом секторе, об отсутствии газа на юге, о коррупции, о повышении тарифов… Подобные жандармские выходки только провоцируют народ.

Пара лет в запасе
Игорь Холанский, доцент кафедры политологии КРСУ, считает, что рассматривать возможность повторения украинского сценария в КР стоит в краткосрочной (1–2 года), среднесрочной (5–6 лет) и долгосрочной (10–12 лет) перспективах. В ближайшие год-два, по его мнению, страна может спать спокойно, поскольку есть несколько веских характеристик, отличающих украинскую ситуацию от нашей. Во-первых, в Кыргызстане отродясь не было таких крепко сколоченных и очень разветвленных националистических организаций, как, например, Организация украинских националистов (ОУН), возникшая в 1929 году, которую не смогла разгромить и советская власть. Еще раньше, в 1911-м, в Украине появился Пласт (от слова «пластун» — казак-разведчик) — национальная скаутская организация. Движение то угасало, то вновь возрождалось и приобрело широчайший размах после обретения страной независимости.
— В этом году исполнилось 25 лет с тех пор, как в Украине в 1989 году был разбит первый пластовый лагерь, — говорит Холанский. — И молодые люди 18–25 лет, принимавшие активное участие в выступлениях на Майдане, — это не просто хулиганы, которые вышли на площадь, покидали в противников камнями и ушли. В этих лагерях к 2013 году выросло целое поколение молодых бойцов, подготовленных идеологически и тактически, воспитанных в старобандеровском, антирусском ключе. Официально в прошлом году их числилось 10–12 тысяч, а сегодня в «Правом секторе» насчитывается уже 30–40 тысяч солдат. В Кыргызстане таких организаций нет и не было.

Второй момент, на котором акцентировал внимание Холанский, — членство КР в ОДКБ.

— Хотя эту организацию критикуют, и критикуют совершенно справедливо, она все же имеет определенные возможности, — заявил эксперт. — Если ситуация в республике будет серьезным образом ухудшаться, со стороны ОДКБ могут быть приняты какие-то меры, другой вопрос — в какой степени и форме это будет сделано.

Третий момент, по мнению Холанского, заключается в том, что в отличие от Кыргызстана, Украина — «искусственное образование»: с 1385 года западная ее часть «вращалась» в рамках то Венгерского государства, то Польского, затем — Речи Посполитой, потом — Австро-Венгрии, снова Польши и только в ноябре 1939 года произошло насильственное присоединение Западной Украины к УССР. В Кыргызстане же, как заявил политолог, нет таких острых противоречий и регионального разделения, какие сложились в Украине исторически.

— В среднесрочной перспективе майдан в КР возможен, — считает Холанский. — Дважды республика оказывалась в ситуации, которая могла развиваться по самому деструктивному сценарию, и дважды выходила из такого состояния с малыми потерями. Но это не значит, что так получится и в третий раз. Майдан — это путь в никуда, в пропасть: то, что происходило в Украине с ноября 2013-го по февраль 2014-го было легкой разминкой. Затем последовала тяжелая. Основные события, я считаю, произойдут весной-летом будущего года — это будут полномасштабные боевые столкновения, и самое страшное, что остановить данный бумеранг уже невозможно. Будет ли человек жизнеспособным, если ему ампутировать ноги и вырвать печень? Украине «ампутировали» Крым и «вырвали» Донбасс. И процесс деструкции государства будет продолжаться.

По словам Холанского, никакой независимой Украины, в сущности, уже нет. Эксперт напомнил о ситуации, имевшей место в конце апреля текущего года, когда вице-президент США провел в Верховной раде встречу с правительством: уселся во главе стола заседаний, а по правую его руку примостился отнюдь не Александр Турчинов, исполнявший тогда обязанности главы государства, а посол США в Украине.

Под крылом Кремля
Между тем депутат ЖК Равшан Жээнбеков считает, что самостоятельности и независимости не хватает и руководству Кыргызстана, и именно по этой причине, как ни странно, повторение майдана у нас либо вообще невозможно, либо маловероятно.

— Во-первых, в Украине произошли ценностные, цивилизационные столкновения, — заявил Жээнбеков. — Большая часть украинского населения решила выбрать западный образ жизни и западную модель управления государством, а политики во главе с Януковичем хотели оставить советскую модель управления, более близкую большинству постсоветских стран. У нас, согласно различным социологическим опросам, население в большинстве своем поддерживает сильную президентскую власть, скучает по Советскому Союзу, предпочитает советскую модель правления. Во-вторых, для того, чтобы у нас произошли украинские события, необходимо активное влияние и вмешательство внешних сил. Опять же, если большая часть территории Украины «находится» в европейской части, меньшая — в азиатской, то Кыргызстан «окружен» авторитарными странами. И даже если демократические государства захотят вмешаться в происходящие в КР процессы, им это не удастся, поскольку здесь велико влияние России, Китая и тех же соседних стран с их авторитарными режимами правления. Мы также подвержены прямому влиянию Кремля: многие политики в республике находятся под его управлением и контролем. Так что, если даже у нас произойдет конфликт, подобный украинскому, я думаю, существует большая вероятность того, что он будет улажен кулуарным путем. В-третьих, если в Украине многие яркие политики вроде Кличко, Яценюка, Тимошенко ратуют за западную модель управления, то у нас таковых по пальцам перечесть (и, вероятно, они не настолько ярки и харизматичны, чтобы увлечь своими идеями внушительные народные массы. — Е.А.).
Тем не менее Жээнбеков считает, что очередной госпереворот в КР очень даже возможен, хотя и не по массово-кровопролитному украинскому сценарию (кстати, депутат акцентировал внимание на том, что оппозиция никоим образом не заинтересована в военных столкновениях в стране): к третьей революции может привести ухудшающееся социально-экономическое положение населения, рост тарифов, неэффективное госуправление и прочие проблемы, о которых не раз говорила оппозиция. Но, опять же, вполне вероятно, что «тучи разведет» кремлевская «рука», используя все те же кулуарные механизмы.





Принцип «Орифлейма»
Эксперт Игорь Шестаков полагает, что революции надо рассматривать как сетевые проекты или технологии по смене политической власти, которые возможны во всех странах кроме тех, где они изобретаются. В пример эксперт привел «арабскую весну» — госперевороты в Тунисе, Египте, Йемене, гражданские войны в Ливии и Сирии, акции протеста в Ираке, Иордании, Марокко, Судане и других странах.

— Заметьте, что «арабская весна» началась во вполне благополучном Тунисе, где уровень экономики несопоставим с тем, что наблюдается в большинстве постсоветских стран, — сказал Игорь Альбертович. — Основной движущей силой там были «Братья-мусульмане» — международная религиозно-политическая организация, которую мы потом увидели и в Египте, и в Ливии… то есть, это принцип, к примеру, «Орифлейма» — сетевой организации, распространяющей товар по всему миру.
Что касается конкретно Кыргызстана, то Шестаков отметил: все говорят о чувствительности энергетической отрасли, но следует обратить внимание на тот факт, что повышения тарифов требуют иностранные организации — Всемирный банк и Международный валютный фонд. Понятно, что если мы хотим кредитов, то должны выполнять требования, выдвигаемые кредиторами. Но также понятно и то, что повышение тарифов может стать одной из веских причин будущих волнений, которые приведут к очередному госперевороту.

Отметил эксперт и то обстоятельство, что мы «зависаем» со вступлением в Таможенный союз, причем в этой ситуации есть одна особенность: в черных списках на сегодняшний день находятся порядка 40 тысяч наших соотечественников, которые по тем или иным причинам не имеют возможности работать на территории РФ.

— Миграция в РФ решает многие социально-экономические проблемы стран-поставщиц рабочей силы, — заявил Шестаков. — Денежные переводы «двигают» экономику. Но вот эти 40 тысяч человек, которые нигде не заняты и не могут получить работу, и есть та самая критическая масса, которая может быть задействована в будущих претестных процессах. Согласитесь, что проблемы той же трудовой миграции проще решать находясь в ТС, чем вне его.

Выход Игорь Альбертович видит в возврате к президентской форме правления.

— Наша парламентская модель правления себя пока не оправдала и присутствующий здесь Равшан Жээнбеков — яркое тому подтверждение: он вышел из фракции партии, с которой шел на выборы, — отметил Шестаков. — Это говорит о слабости наших партий. И вполне закономерно в стране говорят о том, что идет возврат к президентской форме правления, потому что только лет через 20, дай бог, наши партии смогут формировать эффективные институты власти.

Куда ни кинь, везде клин
Джумакадыр Акенеев считает, что не мы, а Украина повторила наш сценарий насильственной смены власти, просто у нас была экономическая подоплека, а в случае с Незалежной подоплекой стало вовлечение страны в НАТО.

— У нас основная причина смены власти — недовольство народа своим социально-экономическим положением, — констатировал Акенеев. — Прошло 4 года с момента прихода к власти нового руководства. Но кардинальных позитивных изменений в экономике мы так и не увидели. В предстоящую зиму мы «входим» неподготовленными. Надо отдать должное правительству — оно честно предупредило об этом граждан. Но что показало первое же обращение в суд гражданских активистов по поводу повышения тарифов? Что чиновник топливно-энергетического сектора не смог в суде обосновать официальную позицию по тарифам. А решение отрезать «трехфазки»? Ведь там куча нарушений! Повышаются цены на ГСМ, не решена проблема с Кумтором, не повышаются зарплаты бюджетников… Такими темпами кухонные протестные настроения запросто могут «выплеснуться» на улицы. Добавьте к этому тот фактор, что Кыргызстан является самым слабым звеном в Центральной Азии именно из-за достаточно либерального законодательства, позволяющего развернуться у нас тем НПО, которые легко могут раскачать ситуацию. Наконец, тревожит и вовлечение наших граждан в боевые действия в Сирии: услугами нескольких сотен кыргызстанцев, получивших военный опыт и вернувшихся домой, не преминут воспользоваться заинтересованные лица.
Спокойствие, только спокойствие!
Абсолютную безмятежность продемонстрировал только Темирбек Джумакадыров, заместитель секретаря Совета обороны КР, которому это «по уставу» положено. Если Бакыт Бакетаев заявил, что в нашей стране есть все предпосылки для реализации украинского сценария, то Темирбек Курмангазиевич уверен, что волноваться особо не о чем, никаких таких предпосылок у нас не имеется. Нет, как он выразился, «социальной рамки». Так и сказал: «Единая социальная рамка отсутствует, но есть отдельные социально-чувствительные проблемы». Вообще, ключевыми в его спиче были два слова — «проблемы» и «системно». — Основной причиной первых двух революций стало коррумпированное семейное правление, — пояснил свою мысль Джумакадыров. — Сегодня в Кыргызстане нет семейного правления, и невозможно сказать, что первые лица государства коррумпированы. Конечно, я согласен с тем, что у нас тяжелая ситуация с энергетикой, экономикой. Но давайте посмотрим, когда возникли все эти проблемы? Не сегодня же. Я считаю, что на данном этапе предпринимаются попытки решить те вопросы, которые никого не заботили в течение 20 с лишним лет, когда не проводились никакие системные реформы, решения принимались в интересах узкого круга людей. Правительство честно говорит о том, что на сегодняшний день у нас имеется несколько ключевых системных проблем, но работа в этом направлении ведется, и наблюдаются попытки не просто решить текущую проблему, а решить ее системно, на перспективу. Конечно, это требует много времени, ресурсов, которые были растрачены.

Далее последовало замечание, что с первых дней правления президент проводит политику сохранения единства народа, и, возможно, именно это не позволяет ему «в отдельных моментах семимильными шагами проводить какие-то ключевые реформы». Это оригинальное умозаключение, вероятно, следует понимать так: у президента очень много сил и времени уходит на сплочение народа, поэтому до реформ руки никак не доходят. Вопрос, в чем же тогда заключается системность решения социальных проблем, лично для меня так и остался невыясненным.
Елена АГЕЕВА
https://www.mk.kg/articles/2014/10/07/dozhit-do-vesny.htm
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: