Директора школ Кыргызстана занимаются «принудиловкой»

Покупать или не покупать форму — вот в чем вопрос, стоящий перед родителями в преддверии очередного учебного года. Да, чиновники Минобраза заверяли и продолжают заверять население, что в этом году приобретение формы утвержденного образца носит рекомендательный характер. Но директора иных школ заставляют родителей покупать для детей новую «экипировку», грозясь в противном случае не допустить тех к урокам. В одном из столичных дворов, например, появилось объявление следующего содержания (стиль и орфография оригинала сохранены): «Уважаемые родители! После 20 августа 2014 г. на рынке Дордой, Алкан базаре начинается продажа школьной формы, которая вводится в школах города с 1.09.2014 г. Просьба приобрести форму. Администрация». Сразу приходит на ум знаменитое «а если не будут брать, отключим газ!». Объявление составлено хитро: вроде бы и требования как такового нет, только просьба, но и ни слова о том, что в этом году форма лишь рекомендована (кстати, не только в школах столицы, а в целом по республике). В глаза бросается и неграмотность авторов объявления — администрации столичной школы №14. Пару номеров назад мы писали о том, что недофинансирование общеобразовательных заведений, нехватка учебников, тысячи детей, которые вообще не ходят в школу, низкая квалификация педагогов и низкая оплата их труда волнуют Минобраз в последнюю очередь, иначе вместо маниакального стремления «упаковать» учеников и даже учителей в новую единую форму, чиновники занялись бы решением именно этих проблем. Форму утвержденного образца на рынке «Алкан» в минувшую субботу купить действительно было невозможно — ее попросту не было. Большинство торговцев, которых мы опросили, про нее даже не слышали. Родители с детьми ходили по рядам и выбирали школьную одежку из того ассортимента, что предлагался в многочисленных контейнерах: стандартный «белый верх, темный низ», комплекты «бакиевского» образца (с юбками и жилетками в красно-синюю клеточку) и даже советский вариант в виде форменных платьев с белыми и черными фартуками. Приобретали преимущественно белые блузки/рубашки и черные юбки/брюки.

— Форма нового образца? Да, видела в какой-то газете, но покупать не буду, — заявила Айзада, мама второклассника и четвероклассницы. — Считаю, что такие траты не нужны. Одного комплекта не хватит, обязательно требуется второй. Порвет сын обычные брюки — я могу купить другие, а если он порвет те, которые входят в комплект, мне что, опять костюм целиком покупать? К тому же дети растут, и то, что я куплю в августе, в мае уже будет мало.

Таких родителей оказалось большинство, просто причины нежелания приобретать форму были разными: кому-то не нравится ее дизайн, кто-то не уверен в том, что за заявленную цену в 2000 сомов можно сшить костюм из натуральных тканей.

Правда, попалась нам и родительница, которая заявила, что поддерживает инициативу введения единой формы.

— Я думаю, идея неплохая. В советское время школьницы ходили в одинаковых платьях и фартуках, а школьники — в костюмах, и все было в порядке, — напомнила Светлана Юрьевна, мама восьмиклассника. — Однако на успеваемости форма никак не отражалась, двоечников было достаточно в любом классе. Что касается нынешних времен, я считаю, что малоимущие семьи формой должна обеспечить либо сама школа, либо Минобраз. Все-таки удовольствие выходит недешевое, учитывая, что приобретать надо, как минимум, два комплекта.

Чинара Майканаева, руководитель пресс-службы рынка «Алкан», в беседе с «МК» заявила, что новая форма будет продаваться на рынке с 21 по 30 августа.

— В этом году данная форма необязательна, ее смогут приобрести желающие. Стоимость будет варьироваться в пределах от 1300 до 2000 сомов, — сказала Майканаева.

— Это стоимость летнего варианта? А зимний в какую цену обойдется?

— Пока не знаю.

—1300 сомов будет стоить комплект из ткани похуже?

— Этого я пока тоже не знаю. Форма новая, информации мало. Сейчас цеха день и ночь работают, чтобы обеспечить ею желающих. Продавать ее будут всего в двух торговых точках.

— А можно приобрести ее не на «Алкане» — заказать партию в каком-нибудь швейном цехе?

— Да, конечно. 22 цехам было дано задание на пошив школьной формы. Вы можете обратиться в любой.

О том, что в текущем году форма необязательна, заявил и пресс-секретарь Минобрнауки Амантур Акматов, которому мы рассказали о жалобах родителей на «принудиловку».

— Амантур, по нашей информации, директор школы №18 заявила, что форма в этом году обязательна для учеников начальных классов и приобрести ее нужно до 30-го августа в школе, иначе первоклассников не допустят к урокам. У нас также есть данные о том, что было проведено собрание директоров школ, на котором им велели вводить форму уже сейчас. Получается, журналистам говорят одно, а директорам — другое? Проводилось ли такое собрание?

— Скорее всего, у директора школы №18 неверная информация. Я вам точно говорю, что единая школьная форма в нынешнем году носит рекомендательный характер. Со следующего года — обязательный.

— По какому номеру в министерство могут звонить родители, которых обязывают покупать форму в этом году?

— По номеру 66-24-42.

— Будут ли приниматься какие-то меры к директорам, которые требуют от родителей приобретать форму?

— Разъяснительные. Я передам специалистам министерства информацию о том, что директора школ, о которых вы сказали, принуждают родителей покупать форму.
Назгуль Турдубекова, руководитель «Лиги защитников прав ребенка», которая, напомним, в 2009 году судилась с правительством по поводу введения обязательной школьной формы для учащихся 1–4 классов, считает, что решение Минобрнауки противоречит основному закону страны.

— Хорошо, что вы взялись осветить эту проблему. Надо снять напряжение среди родителей, жалоб много, мы не успеваем их консультировать людей, — говорит Турдубекова. — Хочу сказать также, что «Лига защитников прав ребенка» вне зависимости от всех мнений настаивает на том, что допуск в школу только при наличии школьной формы, утвержденной Минобразом, есть нарушение Конституции.

— В бакиевское время была такая же ситуация, и тогда ваша организация подала в суд на правительство. Что вы намерены делать сейчас? Опять будете судиться?

— Планирую, но пока не обещаю, так как сначала необходимо найти средства для оплаты услуг адвоката. Но раз уж мы заговорили про бакиевский период, давайте я напомню, каким нормам национального законодательства и международным обязательствам в области образования противоречило постановление правительства от 2 июня 2008 года, согласно которому МОиН должно было с 1 сентября того же года приступить к введению школьной формы для учащихся 1–4 классов, а в сентябре 2009 года — для воспитанников школ-интернатов и детских домов. Во-первых, статья 3 закона «Об образовании» определяет, что «граждане КР имеют право на образование независимо от пола, национальности, языка, социального и имущественного положения, рода и характера занятий, вероисповедания, политических и религиозных убеждений, места жительства и иных обстоятельств». Введение школьной формы и ее приобретение в обязательном порядке предусматривает прямое ограничение доступа к образованию, поскольку, исходя из этой нормы, учащийся может быть не допущен к урокам. Во-вторых, постановление противоречило также статье 1 конвенции «О борьбе с дискриминацией в области образования», к которой республика присоединилась еще в 1995 году. В конвенции в понятие «дискриминация» входит и «закрытие для какого-либо лица или группы лиц доступа к образованию любой ступени или типа». В случае с формой, если экономическое положение семьи делало невозможным или затруднительным ее приобретение, ребенок мог быть не допущен к учебному процессу. Статья 3 той же конвенции гласит, что в целях ликвидации или предупреждения дискриминации государство обязуется отменить все законодательные постановления и административные распоряжения и прекратить административную практику дискриминационного характера в области образования, а также принять (если требуется — в законодательном порядке) меры, необходимые для того, чтобы устранить всякую дискриминацию при приеме детей в школы.





— Тем не менее родители тогда приобретали форму…

— Да, поскольку опасались, что ребенка отстранят от занятий или будут оказывать на него психологическое давление. Во многих школах были размещены объявления, напоминающие родителям о необходимости приобретения школьной формы, да еще и с припиской, что в противном случае дети не будут допущены к урокам. Некоторые директора раздавали родителям визитки с номерами контейнеров, где необходимо приобретать костюмы, другие обязывали покупать форму, реализуемую прямо в школе…

— И сейчас наблюдается то же самое: вывешивают объявления, указывают, на какой рынок ехать за формой. Нам стало известно, что в некоторых школах директора настаивают, чтобы родители ее приобретали. Что им делать?

— Пусть напишут нам заявление о том, что их принуждают к покупке формы. Мы дадим официальный ответ, который они могут показать директорам своих школ.
Лично нам показался интересным и следующий факт: на сайте Минобрнауки говорится, что «финансирование конкурса эскизов школьной формы осуществляется за счет средств министерства», однако, как известно, деньги на проведение конкурса в сумме 5 миллионов сомов выделил член политсовета партии «Замандаш» Рустам Маманов (изготовлением формы занимается ассоциация «Легпром», которую возглавляет сопредседатель опять же партии «Замандаш» Сапарбек Асанов). Непонятно, какими нормативными актами регламентирована такая ситуация? Может ли государство брать у частных лиц деньги на реализацию столь масштабных проектов?

— Все финансовые вопросы можете уточнить у специалистов министерства, — заявил «МК» Амантур Акматов.

— Мы опросили множество знакомых и выяснили, что они узнали об SMS-голосовании постфактум. Скажите, где были опубликованы объявления о начале его проведения и об условиях голосования и каким образом эта информация была донесена до жителей отдаленных районов?

— У вас неточная информация. Я лично давал рекламу на ОТРК, ЭлТР, «5 канал». Все мои родственники смотрели… сестренки смотрели и голосовали. Тут у вас информация неправильная.

— Абоненты каких операторов сотовой связи могли голосовать?

— ОТРК, ЭлТР и «5 канал», а также все могли голосовать через различные журналы и газеты, названий которых я сейчас не помню.

— Амантур, вы перечислили не сотовых операторов, а телеканалы.

— В смысле «не операторов»? Причем тут операторы сотовой связи? Я же вам говорю: по телевизору показывали, все могли голосовать через SMS. Что еще говорить?

— SMS могли отправлять абоненты «Мегакома», «Билайна» и других. Верно?

— Конечно.

С аналогичными вопросами «МК» обратился и к Догдуркуль Кендирбаевой, заместителю министра образования, которая курирует вопрос введения школьной формы.

— Кому принадлежит инициатива введения формы? На сайте партии «Замандаш» указано, что автором идеи является Рустам Маманов.

— Инициатор — Минобраз. В статье 10 закона «Об образовании» говорится о введении школьной формы, только надо обсудить это с родительскими советами. Мы в прошлом году начали работу, объявили конкурс, разместили информацию на официальном сайте...

— Но деньги на разработку эскизов формы выделил Рустам Маманов, правильно?

— На первичном этапе финансирование шло из Минобраза, а затем подключилось гражданское общество. Его представители помогали именно в плане информационного сопровождения и широкого освещения инициативы, объяснения ее важности и необходимости.

— Если бы деньги на проведение конкурса выделил, скажем, лидер оппозиционной партии «Ата-Журт», министерство взяло бы их?

— Мы не получали помощь в денежном виде. Нам просто помогли в проведении информационной кампании, мы не возражали.

— В нынешнем году введение школьной формы носит рекомендательный характер, так?

— Да, потому что обеспечить всех формой в этом году мы не успеем. Мы просто разработали стандарт, определили победителя, а дальше уже по мере поступления комплектов на рынок родители смогут приобретать их для своих детей. Но пока формы нет на всех рынках, ее отсутствие не должно препятствовать получению образования.

— Однако, по нашим сведениям, директора ряда столичных школ в приказном порядке настаивают на приобретении костюмов утвержденного образца.

— Нет, директора должны провести общешкольные родительские собрания, на которых и принимаются такие решения. Этот вопрос будет решаться не один год… пусть через два-три года, но мы перейдем к единой школьной форме.

— Нам стало известно о том, что недавно прошло собрание директоров школ, где перед ними была поставлена задача обеспечить приобретение родителями школьной формы. Получается, что кто-то говорит неправду: либо директора, либо министерство.

— Есть приказ Минобрнауки, который должны обсудить во всех школах. Директора не имеют права навязывать приобретение комплектов. Они должны вести разъяснительную работу методом убеждения. Просто мы предоставляем право выбора самим родителям. Школа — это система, в которой дети не должны отличаться друг от друга: некоторые девочки приходят в чересчур откровенных нарядах — мини-юбках, топлесс и так далее, а некоторые школьницы — в хиджабах. Поэтому мы выбрали компромиссный вариант, когда одежда не будет объектом обсуждения. К тому же и учителя не могут позволить себе шикарно одеваться и на фоне богато одетых учеников чувствуют себя неуютно. Мы надеемся и на то, что введение формы повлияет на сокращение случаев школьного рэкета. Форма будет дисциплинировать — сразу будет видно, что идет школьник. Он будет уступать место старшим, помогать в разных ситуациях… это тоже важный фактор.

— Согласно приказу министерства, форма будет введена во всех общеобразовательных учреждениях республики, независимо от вида собственности. Означает ли это, что форма утвержденного образца обязательна и для частных школ?

— Желательно ввести и в частных школах, ведь закон для всех один. Частные школы будут обязаны ввести форму…

♦ ♦ ♦

Что тут скажешь? Лично нам еще ни разу не приходилось видеть школьницу, одетую (точнее, раздетую) топлесс. Про статью 10 закона «Об образовании» «МК» тоже уже писал: изменения, внесенные в нее летом прошлого года, не имеют никакого отношения к единой школьной форме. В статье говорится о том, что в «уставе образовательной организации указываются организация учебного процесса, в том числе язык (языки) обучения и воспитания, режим занятий и форма одежды учащихся». Вот и все. А в ситуации с частными школами Кендирбаева, похоже, и сама не разобралась: об этом говорят ее «желательно/обязательно». Непонятно также заявление про «денег Минобраз не брал», но при этом «на первичном этапе финансирование шло из Минобраза». А на всех последующих откуда? И причем тут исключительно информационная поддержка, когда Маманов выделил конкретную денежную сумму на проведение конкурса?

Если мы правильно поняли Кендирбаеву, инициатива Минобрнауки о введении единой школьной формы должна быть обсуждена на родительских собраниях, и родители вправе согласиться или отказаться от нее.

Не этичным кажется и тот факт, что основную роль в деле продвижения формы играет «Замандаш». Впрочем, судьбы партийцев нас мало волнуют: если они хотели таким образом набрать очков для борьбы на предстоящих парламентских выборах, то эффект, скорее, окажется прямо противоположным.

Самое главное, родители должны усвоить: не стоит покорно плестись на рынок за формой (по крайней мере, в этом году). Учитесь отстаивать права — свои и своих детей.
Улугбек БАБАКУЛОВ, Елена АГЕЕВА.

https://www.mk.kg/articles/2014/08/19/formalnyy-podkhod.html
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: