"Это было циничное и наглое вымогательство!"

"ВЗЯТКОЙ ГОДА" может стать сумма в 300 тысяч сомов, которую вымогал ведущий специалист Государственного агентства антимонопольного регулирования Нургали Кудаяров у генерального директора рынка "Кудайберген" Эльвиры Сурабалдиевой. В минувшую пятницу, 23 мая, он был задержан сотрудниками Государственной службы по борьбе с экономическими преступлениями (ГСБЭП) с поличным. В отношении Кудаярова возбуждено уголовное дело по ст.166 "Мошенничество", и по решению суда он арестован на время следствия.
Самое любопытное, что во время вымогательства, которое зафиксировано на видео– и аудиозаписях, госчиновник утверждал, что деньги предназначены для главы Госагентства Бабырбека Жээнбекова.
Интрига развивалась буквально на глазах тысяч пользователей соцсетей, куда Эльвира Сурабалдиева выкладывала подробный отчёт о ситуации вокруг рынка. Сопоставив события последних двух месяцев, она считает не случайным проведение ряда митингов на авторынке против повышения арендной платы. Не случайны, по её убеждению, и участившиеся необоснованные проверки разных фискальных инстанций и затягивание госчиновником, попавшимся на взятке, принятия законного решения. Сурабалдиева уверена, что этот случай – не просто нечистоплотность и алчность специалиста из антимонопольного госкомитета Кудаярова. Это отработанная схема отжима не только денег, но и бизнеса.
О том, как развивались события на авторынке за последние два месяца и как проходила спецоперация по поимке взяточника, рассказывает сама Эльвира Сурабалдиева.
– Почему вы связываете все события вокруг вашего рынка в одну цепочку?
– Началось всё с митингов в апреле. Торговцев рынка кто–то специально взбудоражил, подготовил, что не надо платить по новым повышенным тарифам. Оговорюсь сразу: о том, что мы, руководство рынка, собираемся в два раза увеличить арендную плату, было объявлено ещё в начале этого года. Эту новость арендаторы приняли без энтузиазма, но открыто против никто не выступал. Дело в том, что за последние 10 лет повышение арендной платы на рынке было всего на 1400 сомов. В то же время оплату за аренду земли мэрия Бишкека с 2005 по 2014 год подняла нам в 30 раз. Работать себе в убыток не будет ни один бизнесмен. Поэтому мы пришли к решению о повышении. Меня не было в стране три месяца. И как только я приехала, начались эти митинги…
– И кто их организовывал?
– На митинге выступает некий Иван Дробитько, представляющийся экспертом антикоррупционного совета, и его единомышленник Нурлан Данияров. Они организуют на территории нашего рынка митинги, на которых убеждают людей в том, что земля принадлежит Минобороны. Я пытаюсь доказать на самых разных уровнях, что являюсь честным налогоплательщиком, представляю все расчёты по поводу предстоящего повышения, но митинги не утихают. Соответственно торговцы дезориентированы и часть из них отказывается платить по повышенным тарифам. Одновременно идёт процесс согласования новых тарифов в Государственном антимонопольном комитете. Но на протяжении двух месяцев нам этот процесс затягивают… То говорят, что не хватает каких–то документов, то ещё какие–то причины называются. А митинги продолжаются, и эти двое называют себя уже руководством профсоюза рынка "Кудайберген". Плюс в ряде СМИ появляются негативные статьи о рынке и о руководстве "Кудайбергена": что мы нечестные, жадные, нарушающие закон, безнравственные, эксплуатирующие труд людей. Тут и антимонопольный комитет, и Министерство экономики начинают комиссионные внеплановые проверки... Нас просто начали "кошмарить". Это простое, но ёмкое слово – кошмар, в котором мы жили и работали два месяца. Пользуясь хаосом, часть торговцев перестала покупать патенты, на основании которых они имеют право осуществлять экономическую деятельность. За апрель только по патентам бюджет страны недополучил 400 тысяч сомов. А ситуация вокруг рынка тем временем искусственно накалялась…
– Когда речь пошла о взятке?
– Я не могла понять, почему тарифы не согласовывают. Я была уверена в своей правоте, поэтому исправно ходила в антимонопольный как на работу со всеми документами. Несколько раз пыталась безуспешно попасть на приём к главе Бабырбеку Жээнбекову, но он меня не принимал. Всё это длилось почти полтора месяца.
Моим делом занимался Нургали Кудаяров.
В конце концов я не выдержала и попросила его: "Вы верните мои документы, напишите официальный отказ. А мы через суд опротестуем ваше решение". На это Нургали Кудаяров намекнул, что эта ситуация может затянуться ещё на несколько месяцев, а для меня это, естественно, нежелательно. Потом он мне сказал, что может зайти к шефу и напрямую решить этот вопрос. А в следующий раз он уже открыто произнёс, что может помочь ускорить процесс согласования тарифов… за 200 тысяч сомов.
Я была шокирована таким беззастенчивым вымогательством.
За 20 лет существования рынка и 10 лет моей работы в качестве генерального директора мы никому и никогда никаких взяток не давали. Я начала консультироваться у очень близкого круга людей, и мне сказали, что часто бизнесмены, когда хотят уличить кого–то в коррупции, остаются сами виноватыми. Потому что наши правоохранительные органы могут переиграть ситуацию – настолько у нас коррумпированная система. Да я и на собственной шкуре испытала все прелести обращения в правоохранительные органы. Все эти два месяца я писала множество писем в МВД, ГКНБ, в Генпрокуратуру о той ситуации, которая складывалась вокруг рынка. И получила только один ответ от городского представительства ГКНБ, в котором мне по сути объясняли – это ваши проблемы, разбирайтесь сами. Меня фактически бросили на съедение волкам, и государству было безразлично, что я плачу миллионы сомов в качестве налогов в бюджет.
– И всё–таки вы решились противостоять системе…
– У меня сложилось впечатление, что нас медленно, но верно подводили к тому, что ведётся не просто отжим денег, здесь на кону – отжим всего бизнеса. Это такой метод рейдерства. И здесь замешан не один госчиновник. Я уверена, что Кудаярова направляли, с ним обсуждали, что он будет говорить и как. На аудиозаписи Кудаяров нагло повышает цену: "Ситуация очень накалилась из–за митингов, и Жээнбеков говорит, что уже не сможет подписать. У него аппетит открылся, и он сказал, что надо заплатить 6 тысяч долларов". Этот разговор происходит среди белого дня, на территории нашего рынка.
Со мной начал работать Руслан Умаров, начальник отдела по борьбе с коррупцией ГСБЭП. Я поведала ему все свои страхи… Он мне объяснил, что закон на моей стороне, значит, мне нечего бояться.
– Как проходила операция?
– Мне вручили диктофон, была видеокамера, на которую всё снималось. Кудаяров, как оказалось, бывший сотрудник Ленинского РОВД, и у него есть опыт в таких делах. Он вёл себя очень осторожно. А я нервничала, потому что понимала, что любое лишнее слово, лишнее движение в конечном итоге может обернуться против меня. Договорились с ним о встрече на 9 утра, но он переносит её на 12, потом на 14 часов. Я думаю, что он осторожничал, а может, почувствовал какой–то подвох… Потом вдруг неожиданно звонит и говорит, я буду через 15 минут на рынке. А мне нужно за это время включить скрытую камеру, диктофон да и самой морально подготовиться, чтобы не выдать себя.
Когда он зашёл в мой кабинет, начал долго и подробно рассказывать про себя. Потом показал наши документы, там всё было правильно оформлено и подписано. Тогда у меня ещё оставалась надежда, что, может, совесть у него проснётся и он передумает. Но тут он забирает назад документы и снова прячет их в свой портфель и кивает головой. В ответ я достаю сумку с деньгами и показываю ему. Он предложил выйти на улицу и сесть в его машину.





Меня предупреждали, что он будет себя так вести, чтобы проверить, готовлю ли я ему провокацию. Поэтому я не подала вида и начала садиться в его машину. Когда он увидел, что я спокойно соглашаюсь на его условия, тут же предложил, что лучше сесть в мою машину. Мы сели в машину, и он достаёт свой калькулятор и вслух считает: "Шесть тысяч долларов США – это 315 тысяч сомов". Я уточняю: "Вы же говорили 300 тысяч сомов". А он отвечает: "Нет, Эльвира, я не хочу попадать на 300 долларов. Жээнбеков сказал, чтобы я обменял и принёс их в долларах. Ещё 20 тысяч ты отдашь статс–секретарю Айбеку Мамыралиеву".
Это всё было настолько цинично, нагло и бесстыдно, что у меня пропала к нему всякая жалость. Я достала деньги, пересчитала и отдала ему. Он с такой силой их схватил, тут же пересчитал и спрашивает: "Что будем делать с 15 тысячами сомов?" Я отвечаю: "Я привезу их вам в кабинет". Потом он пересаживается в свою машину, выезжает, и тут его задерживают. В момент задержания у него в кармане находят эти деньги. На записи чётко видно, что деньги при нём. И он кричит: "Эльвира заставила меня взять эти деньги, она запихнула их мне в карман. Привлеките её за дачу взятки!"
Ваш поступок вызывает восхищение у большинства кыргызстанцев! Но люди в этом деле замешаны серьёзные. Бабырбек Жээнбеков, отец так называемого лидера оппозиции Равшана Жээнбекова, например. Вы не боитесь за свою безопасность?
– Я не боюсь – закон на моей стороне. Я хочу, чтобы человек был наказан по всей строгости, чтобы это было уроком для всех остальных коррупционеров. На меня уже начали выходить влиятельные люди, депутаты, которые хотели поговорить по поводу Нургали Кудаярова. У нас всё это делается настолько открыто и бессовестно!.. Я считаю, что 300 тысяч сомов – сумма солидная, люди годами работают, чтобы скопить такую сумму. Я плачу налоги в бюджет, почему я должна ещё и аферистов кормить?! На эти деньги он будет покупать должности и дальше отжимать бизнесменов? Я хочу сразу заявить: если впредь кто–то будет впрягаться за этого человека, оказывать давление на следствие, на мою семью, близких, друзей, я буду публиковать эту информацию в прессе. Чтобы люди знали, кто стоит за этими преступниками!
– Какой вывод вы делаете из этой ситуации?
– Я поняла, что коррупцию плодят с двух сторон. С одной стороны – чиновник, а с другой – бизнесмен. Нет спроса – нет и предложения. Если бы все бизнесмены перестали платить взятки, тогда и интерес бы у чиновников исчез. А пока вы платите, это не остановится.
Я занимаюсь бизнесом 10 лет. Езжу на джипе 2007 года выпуска. А чиновник среднего ранга с официальной зарплатой в 15 тысяч сомов ездит на новом джипе 2013 года. На какие деньги он его купил? Сколько налогов он заплатил в бюджет? Вот такие вопросы возникают у любого нормального человека, честного налогоплательщика.
Но ответы на эти вопросы соответствующие органы не интересуют, потому что в коррупции замешаны все. И при этом они умудряются травить тех, кто занимается в таких жутких условиях бизнесом и честно платит налоги. Я плачу миллионы сомов в бюджет и жду адекватного отношения со стороны государства. Но если государство меня не защищает, отворачиваются правоохранительные органы, надо мной издеваются аферисты с улицы, то иначе как “организованная преступная группировка” я эту систему назвать не могу. И пора уже что–то делать с этой системой. Иначе все адекватные и честные люди просто уедут из этой страны.

Лейла САРАЛАЕВА

https://www.delo.kg/index.php/2011-06-30-23-44-03/7290-
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: