Сквоттинг по-кыргызстански

Явление сквоттинга приобрело приобрело широкие масштабы во времена Английской революции. Сквоттерами называли людей, самовольно заселявших земли (или дома) и затем, только на основании фактического проживания там, требовавших оформления права собственности. С простейшим примером сквоттинга все знакомы по мультфильму «Трое из Простоквашино», где Дядя Федор, кот Матроскин и пес Шарик заселяют заброшенный дом и начинают хозяйничать и в нем, и на приусадебном участке. В наших «простоквашинах» все происходит немного иначе: сначала захватывается участок, затем на нем возводится жилье, а после начинаются митинги и перекрытие дорог с требованием провести электричество, водопровод, проложить дороги, пустить маршрутки, выдать «красные книги»… Единственное, что во все времена остается неизменным, — это использование сквоттеров политиками для достижения своих целей. Реноме основательно подмочено в баталиях с конкурентами, а на ближайших выборах кровь из носу надо получить голоса? Самовольные поселенцы — наилучший материал для «обработки». Вот Омурбек Текебаев уже вовсю готовится к парламентским выборам 2015 года: придумал «одноразовый» закон для наших сквоттеров — «О легализации земельных участков с самовольно построенными индивидуальными жилыми домами, возведенными до 3 августа 2012 года». Проще говоря, об узаконении незаконного.
О проекте документа Текебаев сообщил в середине мая, выносить его на обсуждение парламента планируется в сентябре. До этого времени мэры Бишкека и Оша, а также акимы районов должны определить границы земель и предоставить фамилии граждан, проживающих на незаконно захваченных территориях. Омурбек Чиркешевич понимает, что пахотные земли республики — ее богатство, «основа государства, но они сокращаются в последнее время, самовольно застраиваются или выделяются по незаконным решениям власть имущих… а у нас нет программы обеспечения жильем граждан КР». С текебаевского на обывательский язык это переводится так: «Конечно, все вокруг воруют, но бороться с этим бессмысленно, потому надо помогать воровать».
В справке-обосновании к законопроекту говорится о том, что в Бишкеке и южной столице самозахваты земель и незаконное строительство являются одной из главных проблем, а вопрос их легализации «осознается властными структурами на всех уровнях». Поскольку самозахватчики не имеют правоустанавливающих документов на земельные участки, они, проживая в самовольно построенных домах, не могут устроиться на работу, встать на воинский учет, получать медпомощь и, что, видимо, особенно беспокоит Омурбека Чиркешевича, «принимать активное участие в важных городских общественно-политических мероприятиях».

«Все покупали, и я купил…»

По данным столичной мэрии, до мартовских событий 2005 года в окрестностях Бишкека было всего две новостройки. Сейчас их количество приближается к 50. Что интересно, в той же справке к законопроекту указано, что в ходе инвентаризации, проведенной столичным муниципалитетом в 42 жилых массивах, выявлено более 6382 земельных участков, из которых свыше 3500 подлежат возможному узаконению. Однако, как нам представляется, число желающих легализовать свои участки будет просто неимоверным.
Чтобы удостовериться в этом, достаточно посетить любую новостройку и поговорить с ее жителями. Мы выбрали одну из «околодордоевских» — «Ак-Жар». Этот жилмассив образовался в результате стихийного самозахвата земель после первого госпереворота. Еще в 2011 году официально говорилось о том, что здешние домостроения сейсмологически неустойчивы, так как возведены с нарушением всех норм и правил, некоторые из них и вовсе построены на охранных зонах магистрального газопровода и ЛЭП ЧуПВЭС (Чуйское предприятие высоковольтных сетей).

Один из местных квартальных, 32-летний Улан Джумабаев, несмотря на бытующее в обществе мнение о том, что в новостройках проживают люди сплошь малообразованные, в свое время окончил Ошский государственный университет и пять лет отработал учителем географии в одной из школ Лейлекского района Ошской области.

— Документов на земельные участки в «Ак-Жаре» нет ни у кого, — говорит Улан. — Прошлой весной здесь было 3216 домовладений, в этом — уже 3500. Сколько всего людей проживает в новостройке, сказать не могу. Но в моем квартале 402 дома, в среднем по четыре человека в каждом. У меня «в подчинении» 10 улиц, а всего их здесь 42.
— Чем в основном занимаются люди, на что живут?

— 80% работают на «Дордое» — реализаторами, тачечниками, торгуют лепешками и самсами. Кто-то кирпичи делает…

(На «подходе» к жилмассиву мы действительно видели мужчин и женщин, под палящим солнцем делающих кирпичи из глины и соломы: один стоит 3 сома, в день каждый работник может изготовить от 800 до 1000 кирпичей).

— А у вас есть документы на участок? — спрашиваем у Улана.

— Тоже нет.

— Каким же образом он у вас оказался?

— Когда я работал в школе, моя зарплата составляла 1060 сомов, на руки получал только 950, супруга не работала. Денег, как вы понимаете, не хватало ни на что. Мы решили, что в Бишкеке будет легче, потому что в столице больше возможностей заработать. Поэтому и переехали. И действительно оказалось легче. Я устроился реализатором на «Дордое» за 4500 сомов, жена в швейном цехе работала. Мы сняли жилье в районе кожзавода. В течение трех лет платили за съем — весной 1200 сомов, зимой — 1500. Когда в 2005 году случился государственный переворот, люди стали захватывать здесь участки.
— И вы тоже?

— Нет, я купил его за 15 тысяч сомов. Переворот был в марте, а участок я приобрел в июне. Все покупали, и я купил.

— Именно вы у кого купили?

— Это был иссыккулец лет 50-ти, из Балыкчи, звали его Саткан.

— Вы приобрели участок, не потребовав у продавца никаких документов на него?

— Про документы я спрашивал. Саткан сказал, что скоро нам их выдадут: дескать, в Маевке люди тоже участки захватили, им потом «красные книги» выдали, и у нас так же будет… Потом мы с женой два года копили деньги на то, чтобы построить саманный дом. Кирпичи я сам лепил. Ни воды, ни света здесь, естественно, не было. Но я не жалею, что мы переехали, и возвращаться в Лейлекский район не хочу. Здесь легче жить, в родном селе я нигде не мог заработать достаточно денег.





— Кто смотрел за детьми, пока вы сидели в контейнере, а супруга работала в швейном цехе?

— Первое время, мы с весны до осени отправляли их в Баткенскую область — к бабушке… У нас тут очень большие проблемы со школой, своей в «Ак-Жаре» нет. Трое из пятерых детей учатся в школе соседней новостройки. Проблема была в том, что нас не брали туда — из-за отсутствия прописки, из-за того, что классы переполнены (в каждом около 40 учеников). В эту школу кроме детей из «Ак-Жара» ходят ребятишки из новостроек «Келечек» и «Дордой-2». Мой старший сын окончил шестой класс, еще двое — четвертый и третий. В школу я их устраивал за деньги: за каждого директору, завучу давал взятку по две-три тысячи сомов. Потом завуч говорит: «Есть у вас там соседи? Зовите — тоже детей пристроим». А если просто так приходишь, руками разводят: нет мест. Такие вот дела... В жилмассиве «Ак-Бата» школа тоже переполнена, там дети вообще в три смены учатся.
— Как решаются социальные проблемы?

— У нас есть айыл баши (сельский староста) Бекжан Суйунов, который ходит то к акиму, то в правительство, просит, чтобы здесь построили школу и ФАП (фельдшерско-акушерский пункт). Мы даже лечиться не можем: из-за отсутствия прописки не принимают в больницу, а роженицы не могут попасть в роддом. Но самая большая проблема — это проблема с газопроводной линией. Мы посчитали, что непосредственно на газовой трубе стоят 30 домов, еще 316 — на «красной линии»… Народ, когда строил, ничего об этом не знал.

— И что теперь с этими домами делать, по-вашему?

— Не знаю. Когда у нас свет проводили (через Свердловский район выделялись деньги из бюджета, тогда еще Омуркулов был мэром), мы заодно и этот вопрос поднимали. Ходили в Свердловский и Аламединский акимиаты, а замначальника Управления капитального строительства мэрии показал нам справку от газовщиков, что данная газопроводная линия отработала свой срок: он истек в 1996 году. И вот мы думаем, раз она устаревшая, проблем не должно быть... Сейчас «Газпром» купил наш «Кыргызгаз», обещал вложить в модернизацию именно устаревшего оборудования 20 миллиардов рублей. Надеемся, что они как-то решат проблему, проложат новую газопроводную линию.

— А если вам скажут, что надо сносить дома, стоящие на трубе и рядом с ней?

— Ну, не будут же, наверное, просто так сносить — взамен должны где-то участки выделить. Если просто так сносить решат, я вам честно скажу — воевать будем. Так что если нам «красные книги» выдадут, я буду голосовать на следующих выборах за Текебаева и его партию, и других начну агитировать за «Ата-Мекен».

неСНОСНЫЙ характер самозастроек

Вопрос о сносе домов, возведенных в охраняемой зоне газопровода, поднимался неоднократно. В свое время предприятие «КырКазГаз» (совместное кыргызско-казахстанское ОсОО ) намеревалось через суд добиться «ликвидации» незаконных жилых и иных построек в зоне магистральных газопроводов. Газовщики жаловались, что опознавательные знаки газопровода преднамеренно уничтожаются самозастройщиками каждый раз после их восстановления. Такое положение сложилось, помимо «Ак-Жара», в новостройках «Ак-Бата», «Дордой-2», «Аалам» и «Алтын-Казык».
А буквально месяц назад в горкенеше на заседании фракции «Замандаш – Современник» поднимался вопрос о включении жилмассива «Ак-Жар» в состав столицы. И Алтынай Омурбекова, занимающая пост акима Свердловского района, сказала, что при этом будет проведена инвентаризация всех тамошних построек, а дома, возведенные на трубах газопровода, узаконивать никто не намерен. Возникает вопрос: если узаконены они не будут, смогут ли их снести? Точнее, надо ли это властям? По всей видимости, нет. Несмотря на показное возмущение «наглостью самозахватчиков и самозастройщиков», власть предержащим выгоднее сочинять одноразовые законы, вспоминая о людях исключительно в предвыборные периоды: это гораздо проще, чем вплотную заняться решением социально-экономических проблем населения приграничных районов, чтобы такие, как Улан Джумабаев, могли жить и зарабатывать на малой родине.

Вместо этого политики «вояжируют» по жилмассивам перед значимыми для себя «мероприятиями». Алмазбек Атамбаев, к примеру, находясь в должности премьер-министра и готовясь к выборам президента в конце октября 2011 года, в августе «завернул» в тот же «Ак-Жар». Алмазбек Шаршенович тогда сокрушался о плачевном положении жителей новостроек, заявил, что мэрия должна уделять «особое внимание инфраструктуре жилмассивов», говорил про ипотеку, низкопроцентные кредиты, о том, что со временем «окраины города должны стать краше, чем центральная часть столицы» (на наш взгляд, наблюдается другая тенденция: столица все больше становится похожей на огромный жилмассив, и слово «краше» здесь вообще неуместно). Тогда же Атамбаев пообещал, что к октябрю 2011-го в новостройке появится чистая питьевая вода. Прошли президентские выборы, Алмазбек Шаршенович, безусловно, получил в том числе и «новостроечные» голоса. Но водой внутренние мигранты обеспечили себя сами.

— Куда мы только не обращались с просьбой помочь, — говорит Улан Джумабаев. — В итоге сами собрали порядка 800 тысяч сомов, заказали трубы, выкопали траншеи, провели водопровод...

Теперь на горизонте появился новый «благодетель», который вроде бы заботится о судьбах самозахватчиков и самозатройщиков, а на самом деле — о себе. Он же у нас вечный депутат, ему опять в парламент надо. Мы не устаем восторгаться его умом и сообразительностью, а главное — умением успешно использовать чужой опыт: в Америке сквоттеры в свое время стали силой, с которой считались все политики, от сенаторов до президента. Власть имущие добивались их расположения и голосов в обмен на то же самое — признание права собственности на захваченную землю. Правда, в США легализация сквоттеров имела в конечном счете положительный эффект для развития сельхозпроизводства.

У нас же дело дальше обещаний и одноразовых законов не пойдет: элементарно нет денег (потому что нет государственного мышления). Новый мэр уже пожаловался на недостаточное финансирование новостроек: дескать, на выделяемые 200 млн сомов в год нереально что-то сделать в 47 жилмассивах. Не хватит и 400 миллионов, и 800, поскольку бороться нужно с причинами, а не со следствиями самозахватов.
Улугбек БАБАКУЛОВ, Елена АГЕЕВА
https://www.mk.kg/articles/2014/05/27/skvotting-pokyirgyizstanski.html
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: