Чего хочет Садыр? О том, как братья Жапаровы разрушили жизнь шахтёрского посёлка…

Садыр Жапаров - экс-депутат парламента, судимый за попытку захвата власти и сбежавший в Минск, вот уже второй год играет роль защитника национальных интересов. Перед народом он выступает страдальцем за идею возвращения Кумтора Кыргызстану. И так он талантливо вошёл в роль, что даже сам поверил в искренность своих намерений.
Но это только видимая часть его деятельности, рассчитанная на людей несведущих и поверхностных.
Если копнуть глубже, то выяснится, что канадцы, которых экс-депутат неустанно критикует за несоблюдение интересов кыргызстанцев, просто ангелы и благодетели кыргызского народа в сравнении с братьями Жапаровыми - Садыром и Сабыром. Эти два джигита фактически разрушили жизнь целого посёлка, лишили его жителей единственного источника заработка и отобрали даже крохотную надежду на выживание. Каждый пункт, по которому Жапаров критикует канадцев, он перевыполнил на 200 процентов по отношению к жителям высокогорного посёлка Шахта Жыргалан.
О том, как братья Жапаровы, новоявленные "спасители нации", наруководили их шахтой, рассказывают сами местные жители.
В 60 км восточнее Каракола, на высоте 2400 м над уровнем моря расположился посёлок Шахта Жыргалан. Зимой сюда можно добраться только на вездеходе или на навороченном джипе. Сейчас же, ранней весной, дорога представляет собой непролазную жижу из снега и грязи. Но эти трудности компенсируются великолепным пейзажем вокруг - на крутых склонах высятся величественные ели. Такое впечатление, что попал в зимнюю сказку и вот-вот из-за ёлки выскочит серый волк или заяц… Но неожиданно горы расступаются, и справа появляется небольшой посёлок.
Достаточно беглого взгляда на ряд полуразрушенных некогда добротных домов, чтобы понять, какая трагедия здесь произошла после развала Союза. Такие места посещать тяжело - на фоне прекрасного и величественного прошлого - убогое и нищее настоящее. Что касается будущего, то оно под большим вопросом…
Посёлок городского типа Жыргалан образован был в 1932 году в связи с началом поисково-разведочных работ угольного месторождения. Сама шахта была основана в 1949 году, после того как Совет Министров СССР специальным постановлением обязал Киргизское геологическое управление подготовить два участка для закладки эксплуатационных шахт с годовой добычей в 200-300 тыс. тонн угля. По подсчётам советских геологов, запасы угля на месторождении составляли 22 млн тонн. Началась бурная стройка, и в полную силу шахта заработала в начале 60-х годов прошлого столетия.
За какую точно сумму купил шахту Садыр Жапаров, доподлинно не известно. Сначала он говорил, что за 12 млн сомов. Позже заявил - за 14 млн, что по тогдашнему курсу составляло около 350 тысяч долларов. Кстати, за такую сумму в Бишкеке в то время можно было купить элитную 3-комнатную квартиру. Шахтёры удивились: "Почему так дёшево?" На что Жапаров ответил: "Так оценило государство". Кроме того, Жапаров заявил, что оплатил долги шахты в размере 65 млн сомов. "Откуда такие деньги?" - подивились шахтёры. "Мы продали весь скот отца, в Бишкеке два дома, машины и кое-чем друзья помогли", - объяснил Жапаров. Шахтёры попросили предъявить документы об уплате долгов и о покупке шахты, на что Жапаров ответил: "Все документы имеются. Кому надо, тому покажу".
Кстати, документов этих так никто и не увидел.
Здесь необходимо напомнить, что в 2007 году 39-летний Садыр Жапаров, год как выпускник Славянского университета по специальности "юрист", являлся депутатом 3-го созыва Жогорку Кенеша. Через пару месяцев президент Бакиев своим указом распустит этот парламент, а Садыр Жапаров станет на два года советником президента Бакиева на общественных началах. Одним словом, понимаете, какое было время и каким человеком в свите Курманбека Бакиева был на тот момент Садыр Жапаров.
"Государство, наверное, знало, кому продать и как продать шахту", - пояснил ситуацию генеральный директор Базарбай Чикматов.
Нашествие китайцев
Официально шахта числилась за братом Садыра - Сабыром Жапаровым. Он клятвенно пообещал, что шахта будет работать и доведёт он её до проектной мощности - более 100 тысяч тонн угля в год.
Но вскоре выяснилось, что братья Жапаровы ничего не смыслят в горнорудном деле. Оба даже как-то признались местным жителям, что шахту видели только по телевизору. Думали, что пригонят экскаватор и будут черпать уголь из земли ковшами и продавать. Короче, сами они вести работу не смогли. И первое время шахтёры разрабатывали остатки старой выработки, которые оставались с советских времён. Когда всё разработанное уже вскрыли, необходимо было приступать к освоению новых горизонтов, а на это необходимы были большие деньги. И вскоре на шахте появились китайцы.
Из местных жителей после сокращений на Жапарова работали человек 120. Плюс 30 китайских рабочих.
- Кто такие были эти китайцы, не известно, - рассказывает шахтёр-пенсионер Кубатбек Сагынбаев. - Их привезли китайские инвесторы, которые начали вкладывать деньги в шахту, по приглашению Жапарова. Мы сразу поняли, что китайцы эти непрофессионалы и наняли их чуть ли не с биржи труда. Документов у них не было, на четверых один паспорт. Китайцы не соблюдали никакую технологию, от них это не требовал никто, да они и не знали, как положено работать в шахте. Китайцы проходят несколько метров под землёй, а за ними шахта начинает рушиться. Они местное население нанимают, чтобы наши грунт укрепляли, как положено. Цель у них была одна - побольше и побыстрее выкачать угля. А что будет с шахтой, разрушится она или нет, их не интересовало совершенно.
Постепенно китайские рабочие фактически вытеснили местных. Всю работу выполняли китайцы, наши высокопрофессиональные кадры были на подхвате у них - подай-принеси, закрепи балку. Позже выяснилось, что китайцы получали зарплату в 3-4 раза больше той, что получали кыргызские рабочие. Сами китайцы объясняли разницу так: "Мы расчёт полный даём Жапарову. А как он с вами рассчитывается, это к нему обращайтесь". Люди начали возмущаться. Тех, кто высказывал недовольство, кто делал замечания, Жапаров тут же увольнял.
Получалось, что китайцы своим платили нормально, а нашим Жапаров платил мало. С каждым годом жизнь в посёлке ухудшалась.
К примеру, в советское время на нужды посёлка и в качестве льгот для пенсионеров ежегодно выделялось 6 тонн угля бесплатно. После развала Союза эта традиция сохранилась, хотя выделялось всего 3 тонны. С приходом Жапаровых посёлок не получил ни одного мешка угля ни для школы, ни для пенсионеров.
Куда-то исчез весь автопарк шахты. А до прихода Жапаровых здесь было три новых Камаза, два экскаватора, трактор-бульдозер "С-130", трактор ДТ-75, "ЗИЛ-130", автомобиль "Мерседес" и автомобиль "Нива". Плюс Жапаровым перешло отличное новое двухэтажное здание детского сада на 250 мест, который, естественно, при них перестал функционировать.
"Мы, жители посёлка, были уверены, что садик ему не нужен, надеялись, что он его передаст нам. Но он закрыл детский сад, и никому с тех пор от него нет пользы",- сокрушается Кызынгуль Букуева.

Рядом с шахтой с союзных времён располагался небольшой завод по сортировке угля. Китайцы разобрали его до винтика и приготовили как металл на вывоз. На замену привезли какой-то хилый агрегат. Да и всё, что завезли китайцы, по мнению шахтёров, привыкших работать в советское время на советском оборудовании, было одноразовым, халтурным и быстро ломалось.

Такое наплевательское отношение к шахте со стороны Жапарова и привлечённого им китайского инвестора не могло пройти даром. На шахте случился пожар, сгорели какие-то моторы от дорогостоящего оборудования, и шахта остановилась. Произошло это в сентябре 2012 года.
1 октября 2012 года шахту посетил премьер-министр Жанторо Сатыбалдиев. Он разговаривал с Сабыром Жапаровым и спросил у него: "Шахта будет работать? Ты обеспечишь население работой?" Тот пообещал, что через месяц шахта заработает.
А 3 октября Садыр Жапаров организовал митинг в Бишкеке с требованием национализации Кумтора, где обвинил канадцев, что и платят они нашим гражданам меньше, и экологию портят.
Хотя в это же самое время вместе с братом держал на голодном пайке 1150 своих соотечественников, жителей Шахты Жыргалан. А привезённые им китайцы разрушали уникальное производство, которое работало бы и работало ещё десятки лет…
Что было на митинге, знают все: Ташиев махнул через забор… И вместе с Садыром Жапаровым и Талантом Мамытовым загремел за решётку. С тех пор братец Жапарова так больше ни в посёлке, ни на шахте не появлялся.
А для жителей посёлка настали ещё более тяжёлые времена. Шахта стоит, добыча угля не ведётся, соответственно нет и заработков. Семьи выживают только за счёт пенсионеров, которым хотя бы пенсию платят вовремя. Ещё учителя получают регулярно зарплату. Остальные жители посёлка вот уже полтора года как безработные.

- Мы не знаем, почему вместо того, чтобы развивать шахту, Садыр Жапаров начал в политические игры играть и Кумтор раскачивать, - говорит Букуева. - Самое любопытное, недавно я была в Бишкеке на конференции, и мне наши коллеги из южных областей сказали, что якобы Садыр Жапаров задолжал китайцам, которые в шахту вложили 7 млн долларов. Китайцы пообещали простить ему этот долг, если он через митинги и недовольство народа изгонит канадцев с Кумтора, а потом на их место приведёт китайцев. Мы понимаем, что это слухи…
Но, как говорится, в каждом слухе есть доля правды.
Кстати, гендиректор шахты Базарбай Чикматов последний раз общался с Сабыром Жапаровым по телефону в декабре 2013 года. Жапаров сказал гендиректору: "Держись, Базарбай! Воду качай". И всё, с тех пор даже телефонную трубку не берёт.


В те годы профессия шахтёра была самой уважаемой в Советском Союзе. Шахтёрам, ежедневно рискующим своими жизнями под землёй и выдававшим на-гора тонны угля и других полезных ископаемых, государство выплачивало высокие зарплаты, поощряло за перевыполнение плана премиями и путёвками в престижные санатории, обеспечивало дефицитными товарами.
"До развала Союза наш посёлок был прекрасным местом, - рассказывает здешний уроженец, потомственный шахтёр Бакыт Кененсариев. - Здесь на 2000 жителей было 6 магазинов, причём обеспечение было московское: цветные телевизоры, японские магнитофоны, чешские гарнитуры. Нам завозили фрукты из Ташкента, так как в нашем климате, кроме картошки, ничего больше не вызревает. А мы круглый год ели свежие фрукты и овощи - уже в мае у нас была и клубника, и огурцы. В год на посёлок выделяли 5 автомашин, в то время как на весь район только одну".
"Труд шахтёров уважали, ценили, мы были людьми почётной профессии. Если кто-то заболевал и ехал в Каракол на лечение, в больнице было объявление: "Шахтинцы обслуживаются вне очереди", - добавляет шахтёр-пенсионер Кубатбек Сагынбаев. - Наш уголь был самым высококачественным во всей Средней Азии. Мы обеспечивали углём все промышленные предприятия, ТЭЦ, школы и детские сады Иссык-Кульской области".
Сам посёлок отстраивался двухэтажными кирпичными домами с центральным отоплением, канализацией и горячей водой. Построили уютную школу, детский сад.
Местные шахтёры выработали максимальный объём - 102 тыс. тонн угля в 1991 году. Были большие планы и перспективы увеличивать объёмы, так как за 30 лет работы шахты добыто было всего 3,5 млн тонн. Залежи угля оставались огромными плюс производство уже было налажено, кроме того, внедрялись новые технологии. Одним словом, людям здесь бы жить, работать да жизни радоваться ещё долгие годы. Но грянула перестройка.






В хорошие времена на шахте работали до 600 человек. С развалом Союза перестала поступать техника, необходимые детали для ремонта оборудования из России. Постепенно понизился спрос на уголь, так как промышленные предприятия Иссык-Кульской области банкротились и закрывались одно за другим. С сокращением объёма добычи угля вдвое сократилось количество рабочих мест.
Начался отток русских. Прекрасные квартиры в новых домах отъезжающие продавали за копейки, а чаще просто так бросали.
Оставшиеся 230 семей шахтёров, около 1150 человек, помня прекрасные годы социализма, надеялись, что рано или поздно шахту начнут снова разрабатывать, поэтому большинство местных жителей уезжать не собиралось.
Кызынгуль Букуева, председатель аильного кенеша сокрушается: "Во время приватизации мы остались без земельных наделов, так как наш посёлок имел статус "городского типа". Кроме того, здесь, в высокогорье, нет пахотных земель, пригодных для посева сельхозкультур. Климат суровый, у нас может и в июне снег пойти. Зима длится 9 месяцев. Так что мы имеем только жильё в посёлке, оставшееся с советских времён, и пенсии. Причём во времена Союза мы надеялись, что у нас будет самая высокая пенсия. Многие наши пенсионеры по 40 лет под землёй трудились, рисковали жизнью и здоровьем, а сейчас получают такую же пенсию, как те, кто бумаги с места на место перекладывал".
В первые годы независимости шахта ещё продолжала работать. А в 1996 году, после переоценки материальных ценностей, зданий и сооружений Фондом госимущества шахту "Жыргалан" преобразовали в государственное акционерное общество "Шахта Жыргалан". Тогда же состоялся первый аукцион, на котором 5% акций были безвозмездно переданы трудовому коллективу шахты (неслыханная щедрость!), 24% проданы населению республики и 71% акций был передан Иссык-Кульскому фонду госимущества.
Кроме того, государство сделало капитальные вложения в шахту, чтобы поддержать производство. Согласно аудиту Счётной палаты, за период с 2002 по 2005 год правительство из республиканского бюджета направило в ОАО "Шахта Жыргалан" 22 млн 400 тысяч сомов.
На эти деньги шахтёры закупили три новых Камаза, электровоз, вагонетки и рельсы, кабель да прочее шахтное оборудование. Благодаря этой помощи шахта продолжала существовать и даже осваивать новые горизонты. Условие правительства было следующее: акционерное общество и Фонд госимущества, главой которого на тот момент был Турдумамбетов, должны были выпустить дополнительные акции на сумму 22 млн 400 тысяч сомов, так как госдоля в ОАО "Шахта Жыргалан" увеличилась. Но этого по непонятной причине сделано не было.
Чуть позже новая власть Бакиева вдруг озаботилась оценкой госпакета акций шахты и наняла независимого оценщика. Оценщик, некая частная фирма, в качестве исходных данных для проведения оценки использовал финансовую отчётность предприятия за период с 2004 по 2007 год и определил деятельность ОАО "Шахта Жыргалан" абсолютно неэффективной, оценив стоимость госпакета акций (71,14%) в 10 млн 683 тыс. сомов.
Любопытная деталь: все финансовые документы о деятельности данного предприятия в период с 1990 по 2005 год уничтожены нынешним генеральным директором Базарбаем Чикматовым в июне 2012 года.
А стоимость шахты оценили не случайно. В августе 2007 года на День шахтёра (последнее воскресенье августа) в посёлок явился Садыр Жапаров со своими родителями и родственниками и заявил жителям, что госпакет акций он выкупил по тендеру ещё в июле и теперь является владельцем всего движимого и недвижимого имущества шахты "Жыргалан". Жапарова в посёлке не знали, чтобы познакомиться с людьми, он устроил той, зарезал кобылу, аксакалов пригласил.
"Тогда нам ума не хватило, чтобы возмутиться или потребовать чего-то! Нас поставили перед фактом: вот новый акционер, он выкупил все 71% акций, принадлежащих государству, плюс здания и сооружения, которые были на балансе шахты. А мы, - вспоминают шахтёры, - только рты раскрыли… - Это сейчас понимаем, что ситуация была ненормальной. Мы здесь жили, работали, построили эту шахту, а нас даже в известность не поставили, что тендер проводится. Наше мнение никто не учитывал. Даже акционеры не знали о продаже".
"Разбомбите нас, раз мы никому не нужны!"



20 марта мы посетили поселковое собрание, на котором жители села рассказывали о своей жизни.
"Если бы Жапаров не выкупил шахту, мы бы до сих пор нормально работали. Китайцы никаких технологий не соблюдали и привели к катастрофе! Если шахта окончательно развалится, то и жизнь у нас остановится. Школа закроется. Останутся одни старики доживать свой век. А молодёжь вся уедет!" - говорит мастер Жыргалбек Мамбетов.

"Да и наших молодых специалистов нигде не ждут. Некоторые пытались устроиться в Орловке, там золоторудное месторождение начали осваивать, так нас не берут, говорят, мы трудоустраиваем только местных жителей. Возвращайтесь на свой Иссык-Куль. А мы уже полтора года без работы! Весь скот, что был, распродали. Скоро нечего будет продавать!" - возмущается Нурдин Давлетов, главный инженер, депутат аильного кенеша.
Пенсионер-шахтёр Касымбай Мукамбетов говорит: "Вот уже два года как мы пытаемся привлечь внимание власти и государства к нашей проблеме. Обращались во все инстанции от района до президента. Представители власти приезжают, но вопрос не решается".
Жителям посёлка, требующим, чтобы государство помогло продолжить добычу угля, объясняли, что пока Жапаров был под следствием, а потом шёл суд, никоим образом решить их вопрос нельзя. Это политика. Кроме того, продолжить добычу угля на китайском оборудовании невозможно, его охраняют и к нему не подпускают. Жителям предложили взять кредит в банке на производство, но там ставки от 27 до 30% годовых… Да и залога у жителей посёлка нет, кроме их домишек.
"Нас кинули дважды. Первый раз, когда продали в частные руки. Но Жапаровы не могли сами наладить производство и отдали нас китайцам. А Жапаров, наверное, истратил все оборотные средства на революционную борьбу. Теперь он просто забыл про нас, наплевал на нашу жизнь и даже трубку не берёт. Разбомбите нас, раз мы никому не нужны!"- обречённо говорит мастер-шахтёр Мамбетов
"А почему вы не требуете национализировать шахту? - спрашиваю у шахтёров. - Жапаров же требует национализировать Кумтор, так пусть для начала вам шахту подарит".
Шахтёры смотрят на меня как на сумасшедшую.
"Мы хотим нормально, стабильно работать, чтобы польза была и нам, и области. Наш уголь пользуется повышенным спросом. А захватывать собственную шахту мы не собираемся. Мы хотим, чтобы вопрос решился законно", - отвечают.
То, как берегут свою шахту жыргаланцы, красноречиво свидетельствует такой факт - вот уже полтора года 6 специалистов по очереди ходят пешком на шахту, чтобы откачивать воду. Смена длится 6 часов, потом они сменяют друг друга. И за это никто им зарплату не платит. Люди понимают, что полное затопление шахты приведёт к выходу из строя всего оборудования.

Есть ли выход из тупика?
С октября 2012 года экс-глава Фонда госимущества Турсун Турдумамбетов пребывает в СИЗО ГКНБ за "злоупотребления должностными полномочиями" при приватизации госимущества во времена свергнутого и сбежавшего президента Курманбека Бакиева.
Антикоррупционная служба ГКНБ выявила, что Фонд госимущества незаконно передал в частную собственность государственный пакет акций угольного предприятия "Шахта Жыргалан". Речь идёт о тех акциях, которые Фонд не выпустил дополнительно взамен капвложений государства. В результате, по мнению следствия, государству нанесён ущерб в 22,4 миллиона сомов. Дело пока до суда не дошло.
А в феврале уже этого года комиссия по вопросам лицензирования и недропользования Государственного агентства по геологии и минеральным ресурсам приостановила действие лицензии ОАО "Шахта Жыргалан", выданной братьям Жапаровым до 2015 года.

Таким образом, грядёт новое лицензирование, а возможно, и новый тендер. Однако китайцы, по словам жыргаланцев, требуют, чтобы им восстановили их многомиллионный ущерб. Да и Жапаров не спешит расставаться с недвижимым имуществом шахты. На что-то надеется?
- Активисты-горняки считают, что предприятие должно работать. Мы в самые плохие времена, в переходный период сохранили шахту. Хоть Жапаров и выкупил все объекты и сооружения, но недра в любом случае принадлежат народу. Пусть государство находит других инвесторов и с другой площадки или с другой стороны начнёт добычу угля. Мы все живём надеждой, что кто-то нам поможет и даст толчок к развитию и возобновлению добычи угля. Если шахта заработает, то начнётся жизнь, а если нет, то мы все обречены на вымирание, - говорит Рахатбек Жакыпов, глава айыл окмоту.
Вот такая тяжёлая ситуация у жителей высокогорного посёлка. Преступной властью Бакиевых они были отданы дилетантам с психологией барыг. Садыр Жапаров и его брат в этой ситуации поступили не как патриоты своей родной земли и своего народа (кстати, Жапаровы тоже уроженцы Иссык-Кульской области). К людям из посёлка Шахта Жыргалан они отнеслись как к мусору, как к бесплатному приложению к шахте, ни на минуту не подумав о том, что за каждым из них семьи и дети.

Как вы думаете, имеет ли моральное право такой человек требовать национализации Кумтора? Имеет ли он право останавливать бюджетообразующее предприятие? Имеет ли он право лишать, как он это уже сделал с шахтёрами, работы тысячи наших граждан, трудящихся на Кумторе? Я думаю, не имеет. Потому что доказал своими поступками, что он не патриот, а враг народа.

Лейла САРАЛАЕВА
https://www.delo.kg/index.php/2011-08-04-18-06-33/7019-chego-khochet-sady
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: