И за ценой не постоим

Парламентарии решили судьбу золотого рудника
Что делать с «Кумтором»? Ответ на этот вопрос депутаты парламента искали в течение двух дней. После жарких споров и эмоциональных выступлений Жогорку Кенеш всё же принял постановление, в котором поручил правительству начать переговоры с «Центеррой» по аннулированию соглашения по проекту «Кумтор».
Неожиданные заявления
Таким образом, нардепы одобрили отчёт Государственной комиссии по проверке и изучению соблюдения ЗАО «Кумтор оперейтинг компани» норм и требований по рациональному использованию природных ресурсов, охране окружающей среды, безопасности производственных процессов и социальной защите населения. Постановление ЖК предусматривает денонсацию соглашения 2009 года в том случае, если после переговоров с канадскими инвесторами «Центерра» не примет выдвинутые условия, в частности, возврат к соглашению 2003 года до внесённых в него изменений.
Вообще же парламентское обсуждение было бурным. И порой звучали диаметрально противоположные мнения, неожиданные признания и оригинальные предложения. Так например, Ирина Карамушкина предложила наградить министра экономики Темира Сариева орденом «Ак-Шумкар» за работу Госкомиссии, которую тот возглавлял. Напомним, что по её итогам было выдвинуто предложение о денонсации соглашения с канадской компанией. По причине того, как говорится в заключении, что оно нарушает законы Кыргызстана. Кроме того, «Центерра» должна возместить экологический ущерб на сумму 6,9 млрд. сомов. Сам Темир Сариев настроен оптимистически, говоря о готовности страны отстаивать свои интересы в международном суде.
– Некоторые СМИ сгущают краски и пишут о том, что если «Центерра» обратится в международный арбитраж в случае одностороннего разрыва договора по «Кумтору», то Кыргызстан непременно проиграет тяжбу и понесёт многомиллионные убытки. Ничего страшного не произойдёт, я вас уверяю. Мы просто отстаиваем национальные интересы, и не надо здесь журналистам выступать адвокатами и искажать факты, – сказал он на заседании Жогорку Кенеша.
Хотя ранее тот же Темир Сариев неоднократно признавал, что Кыргызстан не готов к разбирательствам в международном суде, и опыта у государства в плане ведения процессов на таком уровне, как и средств, нет.
В то же время министр экономики сам признаёт, что, помимо Кыргызстана, акционерами «Центерры» являются около 10 крупных международных компаний с оборотом от 100 млрд. до 1 трлн. долларов. Они считаются добросовестными и проверенными участниками международных фондовых рынков. И Кыргызстан может увеличить свою долю акций в «Центерре» только путём их выкупа у других акционеров. Если же в результате действий одного из акционеров остальные понесут финансовые потери, они смогут обратиться в международный арбитраж.
Кстати, в этом смысле удивительную логику проявил и первый вице-премьер министр Джоомарт Оторбаев, заявив в своём выступлении, что «если парламент Кыргызстана поддержит отчёт Госкомиссии по «Кумтору», то акции поднимутся в цене». Логика действительно своеобразная. То есть, по мнению высокого чиновника, курирующего инвестиционную сферу страны, зарубежная компания должна обрадоваться необходимости кардинального пересмотра соглашения в сторону ухудшения условий для портфельных инвестиций? Однако он же признал в своём выступлении и то, что с начала года, как только стал подниматься вопрос «Кумтора» (о денонсации соглашения 2009 года), ценные бумаги упали в цене в три раза. В результате страна потеряла порядка
1 млрд. долларов. И кому такое положение выгодно?
Ранее в своих интервью Джоомарт Каипович неоднократно подчёркивал: «Мы должны понять, что крупный бизнес любит тишину. Любые политические игры, разворачиваемые вокруг него, разрушают инвестиционный климат в республике. Это негативное и недопустимое явление в нашей жизни. Но, к сожалению, отдельные политики этого не понимают и продолжают использовать данный фактор в политической борьбе».
Однако в этот раз, поддерживая эмоциональный накал депутатов, первый вице-премьер заявил: «Нам нужно идти в суд и разбираться с «Центеррой». Если вы одобрите отчёт Госкомиссии, то мы объявим тендер и наймём хорошую юридическую компанию для работы на нас». Как же в этом случае оценить более ранние выступления чиновника, когда он заявил диаметрально противоположное: «Соглашение утвердил парламент и Конституционный суд Кыргызстана. Его подписал глава государства. Таким образом, документ застрахован со всех сторон от каких-либо действий по пересмотру. Поэтому вероятность последнего практически равна нулю».
Пропавшее соглашение
Неприятным открытием для нардепов стало признание министра юстиции Алмамбета Шыкмаматова об отсутствии в госархиве оригиналов соглашений по «Кумтору». Член фракции «Ата-Мекен» Ташполот Балтабаев спросил, кто именно подписал соглашение по «Кумтору» от 2003 года, в частности, от Министерства юстиции. Поскольку оно, по его мнению, было заключено с нарушениями, без одобрения парламента, но никто почему-то до сих пор не понёс ответственность за это. Алмамбет Шыкмаматов пояснил, что оригинал этого договора не сохранился, поскольку все бумаги 2003-2004 годов утилизированы. «Подлинников нет, а копии недействительны», – отметил он.
Тогда нардеп задал резонный вопрос: «А о чём мы тогда спорим здесь, если нет документов? Можно просто аннулировать и всё. Я уверен, что в архиве «Центерры» есть эти бумаги. Почему их нет у Кыргызстана?»
По мнению Жылдызкан Жолдошевой, отсутствие оригинала документа становится серьёзной проблемой, ведь при денонсировании соглашения 2009 года по «Кумтору» придётся возвращаться к соглашению 2003-го. Кроме того, она заострила внимание и на другом немаловажном моменте – возврат не выгоден стране ещё и потому, что в 2003 году доля Кыргызстана составляла 15%.
Какие беды приписать ещё
Вред экологии – этот конёк стал едва ли не самым объезженным в теме «Кумтора». И было бы странным, если бы на нём не проскакали участники этого заседания. Эксперт Госкомиссии по «Кумтору», сотрудник Национальной академии наук Кыргызстана Исакбек Торгоев заявил, что работы на «Кумторе» уничтожили ледник Давыдова, который мог принести Кыргызстану
5 млрд. долларов. Но в тоже время он отметил, что в республике отсутствует узаконенная методика оценки ущерба, наносимого ледникам, поэтому нет возможности предъявить ЗАО «Кумтор оперейтинг компани» иск на возмещение суммы ущерба. Наверное, и в этом виноват сам инвестор?
Кстати, для оценки уровня нанесённого экологического ущерба Госкомиссия приглашала экспертов из лабораторий Германии и Словении. На оплату их услуг было потрачено 20 тысяч евро, но иностранные специалисты, исследовавшие работу «Кумтора», не выявили грубых экологических нарушений со стороны разработчиков прииска. Однако это не помешало Гос-комиссии оценить экологический ущерб в шесть с лишним млрд. сомов.
Правда, всё-таки нашлись депутаты, которые в ходе обсуждения попытались возра-зить и заявили, что решение денонсировать соглашение продиктовано не экологическими, а политическими мотивами. Так, эсдэк Исмаил Исаков напомнил спикеру Асылбеку Жээнбекову, что «Кумтор» – исключительно политический вопрос.
– Сколько лет уже идут споры вокруг него. Наш первый легендарный парламент распущен именно из-за «Кумтора».
...Похоже, пора учреждать премию тем чиновникам, кто сможет придумать новые аргументы, позволяющие истребовать больше денег с золотодобывающей компании. А по итогам этого парламентского заседания, пожалуй, гран-при можно было бы присудить Эркину Алымбекову. Он приписал «Кумтору» ещё один «должок» на 30 млн. долларов, обвинив инвестора в срыве трёх туристических сезонов после попадания цианида в реку Барскоон в 1998 году. Эх, надо было ещё и проценты за все минувшие годы насчитать – чего уж мелочиться?
А, впрочем, в парламентском постановлении всё же оговаривается возможность компромиссного решения. И судя по всему, именно на этот вариант надеются наши чиновники. По крайней мере премьер-министр страны отметил, что уже состоялось несколько раундов переговоров с «Центеррой».
– Мы договорились с главой компании Яном Аткинсоном о том, что после того, как парламент заслушает отчёт Госкомиссии, мы озвучим свои условия. Если канадская сторона их примет, то соглашение будет пересмотрено, в противном случае договор 2009 года будет денонсирован в одностороннем порядке, – отметил премьер-министр.
Можно ли считать такой подход компромиссным – остаётся вопросом. Также как остаётся вопрос, а просчитали ли чиновники возможные убытки, если международный арбитраж станет на сторону добропорядочных акционеров компании?
Марина Власина
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: