Экранный феномен

Мысли о загранице, которые всколыхнули кино
Почти месяц с экранов кыргызстанских кинотеатров не сходит фильм «Салам, Нью-Йорк». И каждый день он собирает полные залы. В чём причина столь яркого успеха этой ленты? Да в том, что она находит мощный отклик в сердцах наших сограждан.
Один в чужом мире
Фильм повествует о злоключениях кыргызского парня, отправившегося покорять город американской мечты и оказавшегося на дне заокеанского мегаполиса. И это понятно многим. Каждый пятый кыргызстанец сегодня скитается в поисках лучшей доли по странам и весям. И у каждого в стране тянь-шанских гор остался кто-то близкий, кто ждёт и верит, кто с замиранием сердца ловит каждую весточку «оттуда». Они-то и пришли посмотреть, каково на самом деле быть одному в чуждом мире.
Есть и другая категория зрителей. Каждый второй из тех, кто молод и смел, мечтает когда-нибудь вырваться на широкие мировые просторы. И именно среди молодёжи активно обсуждается этот фильм, вспоминаются десятки друзей и знакомых, которые сегодня находятся «там» и изредка присылают сообщения.
Кстати, многие из тех молодых, кого я знаю, в последние годы засыпают и просыпаются с мыслями: «Куда поступить, что делать, где получить именно такое образование, которое нужно». Они взвешивают все «за» и «против», изучают разные университеты во всех концах земли, особенно – дорогие вузы в крупных странах, многолюдных городах. В разговорах постоянно упоминаются Россия, Америка, Германия, Италия, Франция, Япония.
Что там говорить, все вузы мира наперебой твердят, что, поступив в их дорогой и пафосный университет, молодой человек получит хорошие знания и сходу найдёт великолепную работу. Ещё он обретёт красивую жизнь, такую, как её показывают по телевизору и в кино. Что в стенах учебных заведений найдётся множество друзей со всех концов света. Конечно, о такой жизни можно только мечтать. Но, как гласит народная поговорка, «Там хорошо, где нас нет». Если верить рассказам тех моих знакомых, которые учатся за границей, отсутствие связей с роднёй и друзьями – лишь самая маленькая проблема. Вот что поведал парнишка, которого судьба занесла в Америку.
Когда не сходится пазл
18-летний Адилет Адылов почти второй год живёт за океаном. Поехал туда, окончив бишкекскую школу, однако американские вузы не оценили его кыргызстанский аттестат о среднем образовании. Пришлось потратить год, чтобы закончить заморскую школу с хитрым названием James Madison High School и получить заветную корочку. Первое препятствие к американской мечте было преодолено. Он поступил в какой-то колледж. Но проучился недолго. Приходилось с учёбой совмещать работу по 17 часов в сутки. А требования там суровые, и пропусков занятий ничем не оправдаешь, в общем вскоре парня отчислили. Теперь он должен был или вернуться на Родину, или смириться с унизительным статусом нелегала. Он выбрал второе. Собирается заново попытать счастья и поступить в очередной колледж: «Их – туча, выбрать бы только нормальный…».
– А как тебе сейчас живётся за границей? – задал ему вопрос корреспондент «АиФ»
– Рассказать тебе всю правду, или мёдом помазать? – переспросил собеседник.
– Говори как есть…
– А правда в том, что тут не просто тяжело, а ТЯ-ЖЕ-ЛО. Ты приехал, и у тебя никого нет. Сразу надо рыскать в поисках работы, она нужна как можно быстрее. Люди здесь не доверяют приезжим. Полагаешься только на себя. Пока нормальных ребят не найдёшь – пазл не сойдётся. Но вот только если напишешь, как мне тут трудно, смени фамилию, а то родные прочтут, они меня во все тяжкие пустят за моё правдивое повествование.
– Ладно, фамилию тебе так и быть изменим.
– А если что, давай я тебе расскажу, как мне тут хорошо, и как всё замечательно. Но только это будет наглой ложью. Плохо мне тут. Нью-Йорк тысячами переваривает таких, как я, а что останется, выплёвывает возвратом в Биш (на молодёжном сленге так называется Бишкек, – прим. авт.) Если хочешь проверить, – прилетай, «Большое яблоко» тебе покажет, как оно тебя любит... Если кто не готов бороться с судьбой, этот город его сожрёт. Напиши об этом. Пусть те, кто стремится сюда, хотя бы знают, на что идут.
– Не вижу ничего удивительного в том, что жить в чужой стране тяжко. Почему ты решил учиться именно в Америке?
– Это связано с сугубо личными семейными делами. А так бы из Биша вообще ни ногой.
– Скучаешь по Бишкеку?
– Не то слово.
– Есть ли в планах возвращение, хотя бы на каникулы?
– Есть, но вот документов нет. Я сейчас на нелегальном положении, и моё возвращение в Биш навсегда закроет мне доступ в Америку. Так что мне придётся пока тут пожить. Отсутствие документов – головная боль каждого из нас.
– Каких документов?
– Чтобы вернуться, нужен Грин кард, вид на жительство или гражданство. Ещё варианты – фиктивный брак или политическое убежище. В моём случае выход – брак, потому что мне в продлении визы отказали, а политическое убежище – сама понимаешь для кого...
– А совсем вернуться – не вариант?
– Мои родители заняли много денег, чтобы отправить меня учиться именно в Америку, а теперь вернуться без ничего – гордость не позволит. При-еду, когда получу образование.
Странный парадокс
…Другой мой респондент Иса Моноев тоже живёт в Нью-Йорке, учится и работает. Я поинтересовалась у него, каково это – тяжело, легко, весело или скучно?
– Ох Аяко, ты грузишь мой мозг с утра. Мне тяжело, и очень. Я ведь и работаю, и учусь. Работать приходится по 9-10 часов, ещё 5 забирает учеба. Это очень жёсткий режим. Когда-нибудь, когда приеду в Бишкек, расскажу тебе свою жизнь во всех подробностях. Очень жду этого, ты не поверишь...
Отчего же, поверю. И поверю даже в то, что есть удачные истории зарубежного образования. Например, Мелис Абдыкадыров учится в Средне-восточном техническом университете, который находится в турецкой столице Анкаре. Ему-то как раз повезло – родители живут тут же, не надо беспокоиться о хлебе насущном, но учёба… ох, учёба…
– Сложно мне тут, – признался Мелис. – Были бы это США или Англия... думаю, было бы легче. Ведь здесь – турецкий язык. Тем, кто закончил в Кыргызстане турецкий лицей, проще, они знают янычарское наречие. А мне приходится постигать науки на абсолютно непонятном языке. И ещё тут реально поставлена учеба. Хочешь быть успешным – учись много. Программы – жёсткие, требования жёсткие, экзамены сложные. Списывать нельзя, покупать отметки – тем более. Нужно время, чтобы набить руку, сдавая тесты. Да и просто научиться «держать книгу в руках». Но главный дискомфорт – это иностранный язык. В группе в основном турки, но есть и иностранцы. На моём факультете – кыргызы, туркмен, девушка из Сербии, кореянка. Студенты приезжают по обмену.
– Как ты поступил туда?
– По «Турклер бурслары». Это такая программа для тюркоязычных стран. Но в основном сюда поступают через SAT-программу. Это интернетовская тест-программа для различных областей знаний. Она – для любого вуза в Европе и США. Набираешь очки по разным предметам, чем больше очков, тем больше выбор специальностей. Инженерия, например, требует много очков. Если честно, очень скучаю по Бишкеку, по нашим горам. Хочу снова оказаться тут, посидеть на Дзержинке, потусоваться со своими ребятами, съездить в Каракол на лыжную базу…
Послесловие…
И в завершение думается вот о чём: часто говорят, что Кыргызстан – страна без будущего и отсюда «надо валить». Многие ребята считают, что они – лучше своей страны и достойны большего, нежели прозябать тут. Но почему-то, когда им всё-таки удаётся вырваться из объятий Родины и уехать, чтобы учиться или работать, они становятся страстными патриотами. Вот такой парадокс.
Айканыш ОМУРЗАКОВА
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: