Продавцы секретов

Российские чиновники хотят снова получить возможность вести бизнес, не отказываясь от своих должностей. А значит, информация, которой они владеют в силу своего служебного положения, может послужить их личному обогащению.
На ушко доверенному лицу
Депутаты Госдумы решили поправить действующий закон «О противодействии коррупции», обязывающий госслужащих отдавать свои ценные бумаги и акции компаний в доверительное управление. Но теперь чиновникам могут разрешить не расставаться с акциями, если владение ими не приводит к конфликту интересов. Однако многие депутаты от думской оппозиции считают, что эта затея - шаг назад в борьбе с коррупцией, которая и так идёт ни шатко ни валко.
«Дело в том, что госслужащие имеют доступ к различной внутренней информации, так называемому «инсайду». Как можно проконтролировать, в каких целях они его используют? Никак! - уверен Дмитрий Горовцов, депутат Госдумы от «Справедливой России». - Что уж говорить о жёнах, детях, родственниках, друзьях чиновника? Как гарантировать, что госслужащий не сообщает служебную, инсайдерскую информацию близким людям или тем, кто управляет его акциями?»
Как можно заработать на этом? Скажем, один из акционеров банка знает о том, что его компания проводит незаконные операции и вскоре лишится лицензии. Возможно, он даже получил информацию о готовящемся отзыве лицензии от кого-то из чиновников. Акционер быстро продаёт свою долю. Кстати, недавно арестованный по подозрению в выводе и хищении активов «Моего банка» его экс-владелец и бывший сенатор Глеб Фетисов продал этот банк 29 ноября 2013 г., а 31 января 2014 г. у него отозвали лицензию.
Хорошо заработать можно и на сведениях о готовящихся публичных заявлениях властей или владельцев компаний, которые обрушат или, наоборот, заставят подскочить котировки акций или курсы валют. Если вовремя скинуть или купить ценные бумаги, можно сделать целое состояние.
Так, ряд экспертов предполагает, что обрушение рынка калийных удобрений компанией «Уралкалий» в конце прошлого года было связано с использованием служебной информации. Зная о завершении работы с «Беларуськалием», некоторые акционеры избавились от своих долей. После обнародования этой новости акции упали на 20%, а бизнесмены «выгадали» порядка 400 млн долл.
Ещё один известный случай: представитель топ-менеджмента концерна «Калина» скупал его акции по 1,4 тыс. руб. за штуку накануне сделки с компанией Unilever, а уже через месяц ценные бумаги стали стоить больше 4 тыс. руб. за штуку.
Деловая пресса сообщала и о том, что один из руководителей «Газпрома» приобрёл пакет акций компании за 4,8 млн руб. «По счастливому» для него совпадению в это время стоимость ценных бумаг как раз опустилась, но уже через пару дней резко пошла вверх на фоне появившихся на рынке новостей о планах по развитию компании.
Закон есть, дел нет
В России в 2011 г. вступил в силу закон «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком...» Но специалистов высокого уровня, которые могли бы расследовать эти запутанные дела, у нас явно недостаточно. В Следственном комитете России «АиФ» сообщили, что ни одного уголовного дела, связанного с неправомерным применением инсайдерской информации, в нашей стране до сих пор возбуждено не было.
«Ранее данное преступление считалось нормой, что, похоже, спасло от тюрьмы многих реформаторов, устроивших дефолт 1998 г., - говорит Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации. - Некоторые из них и сейчас гордо подчёркивают отсутствие обвинений в инсайдерстве, тактично умалчивая, что тогда такие действия не считались преступлением благодаря их же усилиям. Похоже, корыстное использование служебной информации по-прежнему считается естественной привилегией власти - вроде коммерческого аналога феодального права «первой брачной ночи». Скорее всего, это явление широко распространено в структурах госуправления. Но «сор из избы» выносят чаще в бизнесе. Так, в июне 2013 г. начальник отдела продаж «ФосАгро» получил 1 год и 9 месяцев исправительных работ за то, что нанёс компании ущерб в 2 млн долл. передачей конкурентам конфиденциальной информации». (В данном случае дело было возбуждено по статье о разглашении сведений, составляющих коммерческую тайну. - Ред.)
Мнимый слепой?
В своё время в использовании служебной информации западные СМИ подозревали даже первого вице-премьера Правительства РФ Игоря Шувалова. Весной 2013 г. британская Financial Times и американский The Wall Street Journal сообщили, что в 2004 г. Шувалов и его семья заработали от 80 до 100 млн долл. на сделках с акциями «Газпрома». Тогда, по данным этих изданий, зарегистрированный в офшорах холдинг, принадлежавший жене Шувалова, приобрёл акции газового монополиста на 17,7 млн долл. В это же время российское правительство готовилось снять ограничения на торговлю ценными бумагами «Газпрома» - эта реформа в результате привела к их резкому росту.
После этих скандальных публикаций г-н Шувалов заявил, что отдаёт свои активы заграничным «слепым трастам». Такие трасты не позволяют собственникам вмешиваться в процесс управления. А в начале этого года в интервью российскому журналу The New Times Шувалов признал, что перевёл свои зарубежные активы в Россию: «Создано специальное российское юридическое лицо, которое принадлежит нам с женой пополам. Мы не управляем этим юрлицом. Специально создана система управления, по которой мы не можем вмешиваться в управление, это аналог «слепого траста».
Но кто поручится за то, что руководитель этого юрлица не советуется с владельцем о том, как распорядиться его деньгами - какие акции купить, какие продать?
В США давно уже научились доводить дела об инсайдерской информации до судебного приговора. В 2013 г. в Штатах даже поставили своеобразный рекорд: инвестиционная компания SAC Capital Advisors была наказана небывалым штрафом в 1,8 млрд долл. за систематическое использование инсайда при работе на бирже. За деятельностью Уолл-стрит (где ведётся биржевая торговля) и участниками рынка ценных бумаг пристально следят ФБР и Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC). Ежегодно в США доводится до суда порядка 60 дел, связанных с использованием инсайда. Большинство приговоров - обвинительные.
«Например, в Штатах получил 2 года тюрьмы (и штраф в 5 млн долл. - Ред.) Раджат Кумар Гупта, член совета директоров Сбербанка и попечительского совета школы «Сколково», - рассказывает Михаил Делягин. - Что характерно, публичной реакции российских либералов на это скандальное осуждение мы так и не увидели».
https://www.aif.ru/money/corruption/1121898
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: