Суверенитет начинается с земли

Как КР строит внешние отношения?
Пока рядовые граждане обеспокоены вопросами ежедневного выживания, республика входит в полосу сложных международных отношений. Не столь давно масс-медиа обсуждали итоги визита Роберта Блейка – помощника госсекретаря США по Южной и Центральной Азии, а также ответ нашего президента всесильной заморской стране в отношении истекающих сроков пребывания в Кыргызстане американской военной базы. Есть и другие сложные внешнеполитические вопросы.
Без военной составляющей
Один из них – сохский конфликт с Узбекистаном, после которого Кыргызстан перекрыл пограничные пункты. Соседи сделали то же самое. Однако на приграничных территориях нет стабильности. Мирное население двух стран ведёт себя совсем не мирно друг с другом, и это верный признак нарастающего напряжения. Узбекский президент Ислам Каримов сделал заявление перед вооружёнными силами своей страны, что от Кыргызстана исходит опасность и, что они должны дать своевременный и достойный отпор агрессии со стороны горного соседа.
С вопросами о сложности внешнеполитической ситуации и о защите государственной безопасности «АиФ» обратился к председателю Комитета по международным делам Жогорку Кенеша Каныбеку ИМАНАЛИЕВУ.
– Кыргызстан живёт в едином международном пространстве. Каково, на ваш взгляд, наше положение в нём?
– В своё время, когда мы пошли на то, чтобы на нашей территории была размещена американская военная база, это было правильным решением. Это являлось не только желанием Америки, это было необходимо в качестве поддержки международных коалиционных сил под названием «Непоколебимая свобода». Кыргызстан тем самым внёс ощутимый вклад в борьбу с международным терроризмом, который представляет большую угрозу и для нашей республики тоже, вспомните хотя бы баткенские события. Так что в тех условиях мы приняли взаимовыгодное решение. Как вы знаете, после этого была открыта и авиабаза ОДКБ в Канте.
Но вернёмся в дни нынешние. США объявили о выводе войск из Афганистана в 2014 году, а, значит, военная составляющая там больше не нужна. Поэтому логично решение нашего президента Атамбаева о том, что после 2014 года в Центре транзитных перево-зок «Манас» тоже не должно быть военной составляющей. Наши партнёры по ОДКБ оказывают содействие международным силам в Афганистане, в том числе по выводу и техники. Яркий пример – использование в этих целях аэропортов в Ульяновске (Российская Федерация) и в «Айни» (Республика Таджикистан). Несомненно, вывод в следующем году американской базы повлечёт изменение расклада сил. Но мы должны вести целенаправленную политику, отвечающую нашим национальным интересам – работать с теми странами, с которыми Кыргызстан имеет исторические дружеские связи. В политике не должно быть «или-или», у нас должно быть «и-и». И Россия, и Китай, и Америка. Надо помнить, что ситуация в Центральноазиатском регионе сложная, здесь далеко не всё спокойно. Никто не может предположить, как она будет развиваться после 2014 года. Это вопросы глобального характера. И с сохранением внешней стабильности одна наша страна не справится. Поэтому здесь очень важны совместные действия мировых держав и международных организаций. Нам необходимо укреплять своё членство в ОДКБ. Главы государств-членов ОДКБ приняли решение о развитии военной составляющей до 2020 года и о том, как они будут совместно реагировать на чрезвычайные ситуации в странах. Большую работу в этом плане проводит Россия. Её помощь идёт не только по линии Минобороны, но и по линии погранвойск и антинаркотических подразделений. Нужно также укреплять собственную обороноспособность. Мы также должны договориться, чтобы после вывода военной составляющей с ЦТП «Манас» техника была передана нашим пограничникам.
– Расскажите подробнее о региональной ситуации, в которой мы находимся. Каковы риски для нас, и как мы можем на них реагировать?
– У нас на южных рубежах – Афганистан. Проблема Афганистана это проблема не одной страны, а всего региона. Оттуда берёт истоки весь наркотранзит, религиозный экстремизм, международный терроризм. И предсказать позитивные сдвиги и то, что там намечается стабилизация, в ближайшей перспективе никто не может.
Где боевая готовность?
– Нам нужны сильные военные кадры? Наёмники, которые воюют в рядах экстремистских бандформирований, очень хорошо подготовлены.
– В таких случаях побеждает не тот, кто хорошо во-оружён, а тот, кто силён духом. Банформирования не будут воевать со всей страной, у них партизанская тактика. А мы должны готовить спецслужбы и … местное население. Военные у нас обучаются в Турции и в России. Этого недостаточно. Те кадровые военнослужащие, которые имели опыт советской армии, давно ушли на заслуженный отдых. Поэтому целесообразно было бы образовать военную академию на базе военного училища. Этот вопрос мы постоянно поднимаем и намерены довести его до конца.
– А как, по вашему, надо укреплять госграницы?
– Недавно мы рассматривали проблемы и вопросы по сохскому инциденту. Ранее по предложению парламента погранвойска были выделены в отдельную структуру. Они должны быть приравнены к особой категории войск, как когда-то пограничники в Советском Союзе. По Конституции эти подразделения должны подчиняться президенту страны и быть подотчётны парламенту и правительству. Президент назначает командующего погранвойсками, как и высшее руководство всех военизированных органов, которые обеспечивают безопасность и суверенитет, поскольку именно глава государства – гарант Конституции. Основное командование пограничников должно находиться на южных рубежах. Почти в каждом ущелье, где возможны вылазки бандформирований, должны быть погранотряды. Я с этим вопросом сталкивался, когда был председателем рабочей комиссии по изучению причин приграничного конфликта в 2005 году. Тогда мы были не готовы к подобным вещам. Спецподразделение базировалось в Бишкеке, пока до него дозвонились, пока нашли вертолёт, чтобы перебросить военных (в это время какой-то министр находился на охоте), потом оказалось, что нет авиакеросина. Так прошло
12 часов. Хорошо, наши пограничники прижали нарушителей к ущелью, держались, пока не прилетел спецназ. Вот тогда ЖК и принял решение, что погранвойска должны находиться на юге, и спецназ нужен не только СНБ или МВД, но и пограничникам. Он должен быть элитным, хорошо оснащённым, подготовленным. Военнослужащие должны знать что у них есть страховка, хорошие компенсации, материальные выгоды, высокие пенсии и пособия. И лучше бы иметь в каждой из трёх южных областей такие подразделения по 30 человек. Ведь сам пограничник воевать не может. Если перед ним – хорошо подготовленный противник, страж рубежей может только зафиксировать нарушение границы, подать сигнал, задерживать и ликвидировать врага должны специально подготовленные подразделения.
«Отдам жену и лошадей…»
– Можно ли с помощью спецназа защитить границы?
– Лучший пограничник – это местный житель, так что не только спецподразделения должны их защищать. В соавторстве с депутатом Жусупали Исаевым мы подготовили закон о государственной поддержке приграничных населённых пунктов. Закон принят, по нему разработана программа, теперь нужно подкрепить это финансами, чтобы создать у людей стимул оставаться в приграничных зонах. Если будет инфраструктура, социальные льготы для местного населения, это остановит отток населения из приграничья. К этим территориям у нас должно быть особое отношение. Местные власти должны развивать пастбищную инфраструктуру, сельскохозяйственные угодья, заниматься обработкой земель. Но они также должны быть обеспечены связью и в случае чего сигнализировать об опасности. Наш парламент вплотную работает над этим, и при этом меня обуревают сложные чувства.
– Какие же?
– Любая страна должна защищать собственный суверенитет, целостность и безопасность. На эту тему есть древняя кыргызская притча. Жил один человек. Приходит к нему друг из соседнего ханства и говорит: «Дай мне табун лошадей». Человек отвечает: «Я дам тебе лошадей». На следующий день тот снова приходит: «Отдай мне одну из твоих жён». И жену отдаёт человек. В третий раз приходит друг и говорит: «Дай мне немного твоей земли». И человек отвечает: «Тогда я объявляю тебе войну». Мораль проста. С каждого клочка земли начинает строиться наш суверенитет. Нет земли – нет страны.
– Так, значит, вы – категорический противник идеи Узбекистана вернуться к состоянию территориального разделения 1924-27 годов?
– Да, противник. В 1955 году межправительственная паритетная комиссия полностью уточнила кыргызско-узбекскую границу, результаты были утверждены постановлениями Советов министров и Кыргызской, и Узбекской ССР. Но тут встаёт и другой вопрос. Есть такие территории, которые соседние республики при Советском Союзе брали в аренду и до сих пор не вернули. Все сроки давно вышли. Наше правительство должно запросить из архивов бывшего Союза документы по тем землям, найти международный правовой механизм, чтобы вернуть их. Это не спорные территории, это земли, взятые в аренду.
Гульмира ИБРАИМОВА, Юрий Александров
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: