Депутаты Акунели

Новым защитником оказался старый
Нардепы подарили стране нового омбудсмена. Так, наверное, должна была начаться любая статья, посвящённая итогам выборов, которые намедни прошли в здании отечественного Жогорку Кенеша. Увы, но вместо долгожданных перемен республика получила прежнего акыйкатчы – крайне неоднозначного и по справедливому замечанию многих – комичного.
Ты – мне, я – тебе
Особый шарм борьбе за кресло главного правозащитника в государстве придала та опосредованная дискуссия между претендентами на кресло Акуна, которая развернулась на страницах отечественных СМИ. Напомним, что в числе тех, кто посчитал себя достойными сменить действующего омбудсмена, оказались как уже известные кыргызстанцам лица, так и те, чья популярность была не столь очевидна. Тут и такие деятели как Токтогул Какчекеев, Марат Кайыпов, Азиза Абдирасулова, Иса Токоев, Акылбек Сариев, Турсунбай Бакир
уулу и их менее известные конкуренты типа Нурдина Сулайманова или Замирбека Омурканова.
Некоторые из перечисленных граждан вели себя достойно и ничем особенным не запомнились. Другие, напротив, не стеснялись в выражениях. Последнее, конечно, в первую очередь следует отнести в уже набившей оскомину вражде Турсунбека Акуна и его предшественника на правозащитном посту – Турусунбая Бакир уулу. К чести действующего акыйкатчы, он вёл себя намного деликатней, и даже когда журналисты в поиске скандальной новости пытались спровоцировать его на нелестные ремарки в адрес своих конкурентов, старался отделаться шуткой или банальностью.
Периодически, впрочем, сдавали нервы и у него. Задолго до выборов, к которым их участники, надо полагать, начали готовиться загодя, Турсунбек Акун припомнил своему главному оппоненту некоторые щекотливые фрагменты его биографии.
– Отца Турсунбая Бакир уулу в советское время посадили на длительный срок, – заявил журналистам одного из интернет-изданий омбудсмен. – Если мне не изменяет память, то за хищение. – Я не хочу наговаривать на Турсунбая, мы с ним недавно помирились, но он сам не всегда ведёт себя честно. Вот, например, приватизировал государственную квартиру в центре города, которая стоит 100 тысяч долларов. А я теперь вынужден жить в частном доме, на окраине, хотя по должности мне полагается квартира.
Какой нескрываемой болью и тоской пропитаны последние слова! Это к вящему удовольствию публики, которая запаслась попкорном и ждала развития конфликта. Чуть позже Турсунбай Бакир уулу сам дал повод обрушить на себя ушат критики, когда возмутился видом государственного флага. По мнению депутата, на международных конференциях люди, видя тундук и лучи, полагают, будто Кыргызстан – буддистская страна!
– Надо сделать что-то мусульманское, – заявил он, оте-чественным СМИ, комментируя своё высказывание о замене государственной символики. Такого подарка судьбы Акун, вероятно, и ждал. Не прошло и суток, как на некоторых лентах появилась ответная ремарка на инициативу его извечного критика.
– Мы приняли Конституцию, в которой чёрным по белому написано – «светское государство», – вещал Акун. – Мы не исламская страна, зачем нам нужен полумесяц на флаге? Более того, ему стоит подучить историю Кыргызстана. Потому что, если бы он знал, почему выбрана такая символика, он не стал бы делать подобные заявления. Не надо навязывать народу свою точку зрения, депутаты должны решать проблемы людей. Не поддерживаю его разглагольствования на несущественные темы.
Впрочем, пробил час и радетеля за мусульманские ценности. Поводом для этого стало выступление председателя так называемого народно-патриотического революционного движения оппозиционных сил КР Назарбека Нышанова. Последний на пресс-конференции в Бишкеке заявил, что имеет компрометирующие материалы на многих чиновников и депутатов, в том числе и на указанного выше парламентария. Нышанов предоставил журналистам две видеозаписи. На одной из них — выступление некоего человека, который обвиняет Турсунбая Бакир уулу в домогательстве к его супруге, вследствие чего он с ней развелся. На другой — некий человек, представившийся домкомом, говорит, что в центре Оша парламентарий якобы купил 8 квартир в одном подъезде, в которых предоставляются интим-услуги.
Казалось бы, причём здесь Акун? Ан-нет! Чуткое око знатока буддистской символики сразу определило, кто стоит за подобными обвинениями – действующий омбудсмен.
– Турсунбек Акун развязал мне руки, теперь я подам на него в суд, – поведал парламентарий одному из информ-агентств, не утруждая себя объяснениями. – Это его старые сказки со времён Бакиева.
– Я хорошо знаю Нышанова, но это не повод подозревать меня в каком-либо сговоре, – отреагировал на это Турсунбек Акун. – Он – независимый человек, имеющий право на свою точку зрения. Я его никогда ни о чём не просил.
Под страхом смерти
Впрочем, засветились в СМИ, хотя и в меньшей степени, и другие участники этой забавной гонки. Один из интернет-ресурсов, проводивший голосование, выяснил, что большинство посетителей этого сайта предпочли бы видеть новым омбудсменом Акылбека Сариева. Да-да, речь идёт о том самом Акылбеке Аблабековиче, который в смутное постреволюционное время возглавлял Центризбирком. Нажил немало критики, особенно со стороны тех политиков, чьи партии не смогли набрать должного количества голосов и пройти в Жогокру Кенеш. Граждане, следящие за политической жизнью нашего государства, наверняка, помнят те митинги на площади, когда лидеры партии «Бутун Кыргызстан», едва ли не угрожая взятием ЦИКа, требовали пересчёта голосов. Тогда Сариев проявил себя достаточно последовательным политиком, не побоявшимся выйти к участникам того безобразного митинга и сказать им: «Нет!».
По этой или по иной причине Турсунбек Акун, комментируя возможную победу Акылбека Аблабековича, заявил, что тот оказывается недостаточно красноречив для того, чтобы стать омбудсменом. Кроме того, акыйкатчы заявил, что неподготовленному человеку вообще не следует занимать столь нервную должность, если он хочет жить.
– Главному правозащитнику страны следует обладать непревзойдённым здоровьем,– уверен он.– Случайный человек через шесть месяцев получит инфаркт и умрёт на этой работе.
В ответ Акылбек Сариев не стал опускаться до уровня отдельных депутатов и просто предположил, что, вероятно, у Акуна такая стратегия предвыборной борьбы.
Не мзди!
Гораздо интересней оказались слова другого кандидата – Исы Токоева, который, не особо стесняясь, рассказал, что депутаты встречаются с кандидатами, претендующими на пост омбудсмена. Более того, есть опасения, что законодателей пытались подкупить или воспользоваться родственными (дружескими) связями. Аналогичную точку зрения высказал и Акылбек Сариев, оговорившийся лишь в том плане, что не верит в подкуп парламентариев, хотя и не исключает факта двусмысленных переговоров.
Турсунбек Акун на этот счёт оказался более прозорливым и вместо того, чтобы обвинять своих избирателей в возможной коррупции и землячестве, категорично заявил, что депутаты к вопросу о выборах омбудсмена подходят ответственно, серьёзно, а переговоры если и идут, то при тайном голосовании всё равно не сыграют особой роли. Столь заискивающая позиция, как мы видим, не осталась без внимания парламентариев.
Не испортил ему настроения даже некий Азим Акматов, представившийся сотрудником аппарата омбудсмена и рассказавший о том, что действующий акыйкатчы спустил деньги ПРООН на день рождения своего отца. Более того, есть сведения, что Турсунбек Акун не брезгует даже рукоприкладством, избивая своих подчинённых стульями. Непонятно, правда, как они после этого остаются работать с таким деспотом. Вероятно, только из-за большой любви?
Но, почему?
Итак, новым омбудсменом оказался старый. Что в принципе было ожидаемо, и некоторые законодатели это спокойно предсказывали. Гораздо интересней понять, что двигало ими, когда они в очередной раз поставили руководить главным правозащитным постом человека, чья адекватность и профессионализм вызывают серьёзные сомнения. Чтобы найти ответ на этот вопрос, следует вспомнить, какой был выбор у нашего самого объективного в мире парламента.
Акылбек Сариев. Оказался фигурой, идеально подходящей для данной должности, и именно эта данность его её и лишила. Известный свой принципиальностью, порой даже переходящей в упрямство, Акылбек Аблабекович не устраивал бы всех абсолютно, как власть, так и оппозицию. Иса Токоев. Из бывших. Точнее даже из очень бывших. Много лет как ушёл из политики, по крайней мере, явной. Фигура непонятная и для многих, вероятно, угрожающая. Азиза Абдирасулова. Матёрая правозащитница. Бескомпромиссная воительница с милицейским произволом и нарушением свобод. Обретение ею поста омбудсмена превратило бы эту сферу в постоянную головную боль. Турсунбай Бакир уулу запятнал себя в глазах новой власти тем, что уже был омбудсменом при Бакиеве. Кроме того, постоянная эксплуатация им мусульманской темы, как вариант, отпугнула от него значительную часть депутатского электората, предпочитающего не впутывать религиозные нити в ткань своей политической жизни.
Таким образом, случилось событие, отчасти напоминающее первые дни после революции, когда была нужна фигура, устраивающая абсолютно всех и не пугающая совершенно никого. Здесь, пусть и в меньшем масштабе, произошло то же самое. Беда лишь в том, что тот, кто нравится всем, – не значит ничего.
Виктор Волгин Рисунок Михаила Томилова
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: