Парламент показывает зубы

Случилось то, чего опасались многие: 15 января Жогорку Кенеш отклонил поправки в Уголовный кодекс КР, предложенные Омурбеком Текебаевым. Отмену срока давности по фактам коррупции поддержали меньше половины зарегистрированных на заседании парламентариев — 44 из 99.
С самого начала было ясно, что антикоррупционая кампания неизбежно столкнется с неприкрытым и, что еще хуже, тайным сопротивлением, и чем дольше продлится эта борьба, тем ожесточеннее будет противостояние. Так и случилось: обвинения в коррупции и аресты бывших должностных лиц вызвали у определенной части общества (главным образом у родственников и однопартийцев обвиняемых) недовольство, выражающееся в форме уличных митингов. Оппозиция обвиняет власть в том, что борьба против коррупции стала орудием расправы с неугодными политиками, эдакой «охотой на ведьм», способом очищения политического поля от сильных соперников. Однако широкой общественной поддержки они не находят.

Инициированный Текебаевым законопроект о внесении поправок в Уголовный кодекс, встретил, как и предполагали некоторые эксперты, сопротивление в парламенте. Он предусматривает отмену срока давности и привлечение к уголовной ответственности лиц, совершивших преступления, которые предусмотрены следующими статьями УК: 292 («Государственная измена»), 303 («Коррупция»), часть 4 статьи 304 («Злоупотребление должностным положением»).

Что бы ни говорили, эти поправки нужны как воздух. Ибо без применения закона, связанного с неотвратимостью наказания, проводить антикоррупционную кампанию, по сути, невозможно. Борьба без неотвратимости становится бессмысленной.

Согласно ныне действующему УК, преступник освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истек год, менее тяжкого преступления — 3 года, тяжкого — 7 лет, особо тяжкого — 10 лет. Главный «атамекеновец» связывает необходимость внесения поправок с деятельностью лиц, занимающих должности в высших эшелонах власти.

Текебаева поддерживают, в частности, Каныбек Иманалиев, Дастан Бекешев, Асия Сасыкбаева, Данияр Тербишалиев, Галина Скрипкина и другие. Парламентарий дважды выступил в ходе заседания с просьбой поставить поправки на голосование. Некоторые нардепы усомнились в их действенности в случае принятия. Они напомнили, что, согласно существующему положению, закон обратной силы не имеет. Но после разъяснений генпрокурора Аиды Саляновой казалось, что в дискуссии расставлены последние точки. Отвечая на вопрос Турсунбая Бакир уулу, Салянова заявила: «Если примите закон, в нем можно будет указать эти моменты. Данный вопрос должны проработать юристы. Но мы будем работать по тому закону, который вы примете». Тем самим генпрокурор дала понять сомневающимся, что против лома всегда найдется другой лом.





В какой-то момент можно было подумать, что голосование по законопроекту пройдет без сучка и задоринки. Но не тут-то было… «Неожиданно выяснилось, что накануне профильный комитет не поставил его на голосование, в связи с чем поправки были вынесены только на обсуждение», — заявил спикер Асылбек Жээнбеков. Это объяснение прозвучало лишь после долгих и продолжительных споров, что вызывало недоумение у многих парламентариев. К тому же торага объявил, что в зале присутствуют не более 40 законодателей. Обращаясь неизвестно к кому, Жээнбеков потребовал «обеспечить присутствие депутатов на заседании». В общем, стало ясно: провалить принятие поправок решили, опираясь на формальные процедурные противоречия.

В конце заседания, подводя итоги работы за 2013 год, спикер поздравил народных избранников с годом новым. Его прервали выкрики «атамекеновцев», которые требовали поставить документ на голосование. Остальные депутаты аплодировали...

Вчера в интервью ИА «24.kg» Омурбек Текебаев заявил, что намерен добиваться повторного голосования по законопроекту, так как, по его словам, выяснилось, что вместо отсутствующих депутатов голосовали их коллеги и делалось это осознанно, чтобы «скрыть свои и чужие грехи».

— В более чем 20 странах срок давности по коррупционным делам определен в 35 лет. В Кыргызстане он самый минимальный — 10 лет, — сообщил Текебаев. — Но я считаю, что этого недостаточно. В странах Центральной Азии правящие кланы сидят десятилетиями, и за это время просто невозможно привлечь к ответственности чиновников, злоупотребляющих служебным положением. А такие преступления прощать нельзя. Значит, надо убирать срок давности. Я намерен добиваться переголосования, поскольку многие коллеги солидарны со мной и намерены поддержать законопроект.

Усен КАСЫБЕКОВ.
https://www.mk.kg/index.php?option=com_content&view=article&id=5172:2014-01-21-06-57-33&catid=59:-&Itemid=29
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: