Взятка как двигатель учебного процесса

Борьба с коррупцией в Кыргызстане - дело хоть и безнадежное, зато модное. Глава государства неустанно заявляет о наличии разных «коррупционных схем» в том или ином ведомстве, только воз, как говорится, и ныне там. Для борьбы с мздоимцами при ГКНБ была создана антикоррупционная служба, на них же «охотятся» Госслужба по борьбе с экономическими преступлениями, специальные подразделения МВД, Генпрокуратуры и других правоохранительных ведомств. Только вся эта борьба в итоге оборачивается пшиком, ибо зачатки самой коррупции надобно искать в вузах, где «штампуют» будущих взяточников. Одним из таких заведений является Академия МВД, о закулисной стороне работы которой поведал бывший начальник факультета заочного обучения Афтандил КАДЫРКУЛОВ.

Первый приказ министра внутренних дел Абдулды Суранчиева в новом году был вынесен в отношении подполковника Кадыркулова. Согласно документу, Афтандил Камчибекович освобожден от занимаемой должности и в дальнейшем может быть привлечен к работе лишь с понижением по служебной лестнице. Приказ вышел через час после того, как Кадыркулов выступил перед журналистами с заявлением о коррупционных схемах в милицейской альма-матер. Главе МВД и руководству учебного заведения пришлись не по душе публичные признания подполковника в том, что его обращения к администрации вуза остаются без рассмотрения, а сам он подвергается прессингу.
— Руководителем кафедры заочного обучения Академии МВД меня назначили в мае 2012 года, — рассказывает Афтандил Камчибекович. — До этого я работал в различных городских и районных ОВД — в Тюпе, Аксу, Джалал-Абаде и других регионах. А придя в академию, доказал сотрудникам факультета, что можно работать и обеспечить стопроцентную посещаемость учащихся без поборов. Мне удалось перекрыть приличные денежные потоки: курсанты — как очники, так и заочники — сдавали деньги за экзамены. Однако руководитель академии Джакипов вдруг стал заявлять, что я не справляюсь со своими обязанностями. Тогда я подготовил анализ ситуации в вузе за два года до моего назначения и за год своей работы и представил его Женишу Илебаевичу. Показатели были такие: прежде к дисциплинарной ответственности привлекли всего 10 человек — сотрудников и курсантов, а после моего назначения — 171; за неуплату по контракту до меня был отчислен 21 курсант, с моим приходом — 111. Кроме того, 35 учащихся заочного отделения добровольно написали заявления об уходе из вуза: все они проживали в России (в Москве, в Астрахани, на Сахалине), а здесь просто оставили свои зачетки, куда периодически проставлялись оценки — конечно, не бесплатно. Лжекурсанты передавали деньги — 500–600 долларов, — которые делились между начальником факультета, его заместителем и некоторыми преподавателями…

Кроме того, я выявил еще один интересный момент: под видом сотрудников ОВД в академии обучались технические работники вуза — повара, уборщицы, сантехники, завскладом. Чего они хотели? Получить диплом юриста. Контракт на заочное обучение в академии обходится недорого — всего 10,5 тысяч сомов в год, по сравнению с другими вузами это практически даром. Но специфика милицейского вуза предусматривает обучение оперативно-розыскной деятельности, созданию агентурной сети и т.п. Спрашивается, зачем людям, которые не собираются связывать свою жизнь с оперативной работой, нужны такие знания? Причем сам Джакипов понятия не имеет, кто есть кто в его учебном заведении. Я, например, докладываю ему, что такая-то техничка не является вольнонаемным сотрудником ОВД, а он удивляется: «Почему это, если она работает в академии?». Приходится объяснять, что уборщица относится к техническому персоналу, а вольнонаемный сотрудник стоит на одном уровне с милиционером и имеет допуск к секретным материалам.

Обращу ваше внимание и на кадровые проблемы. Скажем, есть в академии полковник Усуп Ташкараев, который руководит одной из кафедр. В свое время его сняли с должности начальника Ошского УВД. Он не имеет ни опыта педагогической работы, ни ученой степени, ему уже 58 лет, хотя, согласно постановлению правительства, полковник может служить лишь до 55-ти. Я знаю, что на занимаемую им должность претендовали более достойные кандидаты, но назначили именно Ташкараева, который непонятно чем заслужил признание Джакипова. И это не единственный случай, когда звания, награды и продвижение по службе получают люди, которые проявили себя в деле «вылизывания» руководства Академии МВД. Да что там говорить, если у самого главы вуза нет педагогического опыта и ученой степени...
«Прочие» расходы

— За год от студентов-заочников в Академию МВД поступает более десяти миллионов сомов оплаты за контрактное обучение. Ни один сом из них не тратится на сам факультет. Кроме того, студенты раскошеливаются на ремонт кабинетов, обустройство общежития, где они проживают в период сдачи сессий, и т.д. Я до сих пор не могу понять, куда пропадают все эти деньги… Давайте рассмотрим смету расходов академии на 2012–2013 учебный год. К примеру, на командировочные расходы сотрудников кафедры заочного обучения, которой я руководил, было заложено более 350 тысяч сомов. Спрашивается, куда могут откомандировать моих сотрудников? Не было у них никаких командировок... На содержание зданий и сооружений выделено около 1,5 млн сомов, дополнительно на коммунальные услуги — более 760 тысяч. Зачем все это, если заочное отделение находится в главном корпусе Академии МВД? Еще один непонятный момент: на транспортные расходы предусмотрено более миллиона сомов, хотя никто из сотрудников кафедры по делам вуза не разъезжает, да и служебной машины нет. По статье «прочие расходы» списано почти 1,5 млн сомов, но таких расходов просто не существует.
От начала до конца

— Взятки в академии — это вообще отдельная тема. Коррупция начинается уже при наборе абитуриентов, с момента подачи документов до экзаменов. Ежегодно вузу выделяют порядка 200 бюджетных мест. Суммы взяток для того, чтобы поступить «на бюджет», варьируются от одной до трех тысяч долларов, то есть в целом коррупционный оборот превышает полмиллиона. Если детализировать эту схему, вырисовывается следующая картина: оформление личного дела абитуриента в ОВД (независимо от района и области) стоит 1000–5000 сомов; прохождение врачебной комиссии по месту подготовки документов — от 1500 сомов до 300 долларов; прохождение ВВК непосредственно в академии — 2000–5000 сомов (в схему вовлечены начальники медслужб МВД и вуза).

Например, существуют определенные стандарты роста для поступления в Академию МВД: для парней — не ниже 170 см, для девушек — не ниже 168. Если сантиметров «не хватает», абитуриенту делают фиктивное удостоверение кандидата в мастера спорта (стоимость такого документа доходит до 200 долларов). Владельцу КМС начальник вуза дает разрешение на поступление. Настоящий это спортсмен или нет, определить несложно — надо только вывести его на спортивную площадку. Но никто этого не делает. Думаю, догадываетесь, почему... Ну и непосредственно за поступление нужно отдать от 1000 до 3000 долларов. Возможен еще посредник, тоже имеющий свою долю. Далее происходит распределение групп по специализациям и назначение командиров взводов и старшин из числа самих курсантов. Назначаются в основном ребята, закончившие столичный военный лицей (КГНВЛ МО КР) или отслужившие в армии: ставки за назначение доходят до 300 долларов.

Потом начинается учебный процесс: «такса» за сдачу зачета — 50–500 сомов, за экзамен — 100–1000 сомов (либо пакеты со спиртным, продуктами и прочим). Взятка за так называемую «отработку», то есть за формальный зачет непосещенных занятий — от 20 до 100 сомов. Написание курсовой работы преподавателем — от 3000 сомов до 100 долларов, написание дипломной работы — 6000 сомов. Сдача каждого предмета на госэкзамене — от 1000 сомов и выше. Поборы в связи с выпуском молодых офицеров — 2000–5000 сомов (диплом, значок, фуршет). Парадная форма одежды — 100 долларов. Кроме того, каждый курсант сдает на ремонт казармы 3000 сомов, причем независимо от того, проживает он там или нет. Есть также взятка в виде откупа за опоздание или дисциплинарное нарушение: курсанты платят командирам взвода или начальнику курса до тысячи сомов. За внеочередное (незаконное) увольнение выкладывают 200–500 сомов. Каждый курсант ежедневно отдает пять сомов дежурному офицеру за так называемую «спокойную ночь»: это своего рода пожелание дежурному приятного ужина, чтобы он не тревожил казарму проверками. На ремонт классов и приобретение инструментов для уборки территории курсанты сдают от 500 до 1000 сомов.

Естественно, платят не только учащиеся, но и сотрудники вуза. За возможность после окончания учебы остаться в академии в качестве преподавателя или инспектора командиров взводов нужно выложить 300–500 долларов. Если на работу хочет устроиться кто-то посторонний, то он выложит от 300 до 5000 долларов (в зависимости от должности). Например, должность руководителя отдела, кафедры «стоит» 3000–5000 долларов, должность замначальника академии — от 10 до 15 тысяч, начальника — от 100 тысяч и выше.
Компот из муравьев





— В сентябре прошлого года учащиеся второго курса отказались от приема пищи в столовой вуза, мотивировав это тем, что обед готовят из некачественных продуктов. Курсанты жаловались, что каждый раз после такого обеда их мучает изжога, у многих начинается диарея. В ответ на подобные обвинения начальник финансово-хозяйственной отдела (ФХО) и сотрудники столовой заявили, что учащиеся, мол, просто хотят пораньше уходить с занятий, поэтому отказываются есть. Отмечу, что еда для курсантов и сотрудников академии готовится отдельно и из разных продуктов. После этого случая в вузе прошло собрание, была создана комиссия для изучения работы столовой и буфета. Участники собрания единогласно выбрали меня председателем комиссии.

19 сентября во второй половине дня несколько членов комиссии вместе со мной отправились на проверку в академическую столовую. На первый взгляд все было нормально: пол чистый, плиты блестят… Понятно, что работников столовой предупредили о нашем приходе. Но мы заметили, что в кухне над одним из чанов летают мотыльки. Подхожу к посуде и вижу, что она полна сухофруктов, из которых варят компот, а они кишат молью, личинками, муравьями. Идем к начальнику столовой, но он выдает: «Афтандил, чего ты переживаешь? Мы проведем термическую обработку, все сварится и будет нормально». Я был просто в шоке. Вызвал начальника медслужбы, и тот мне заявляет: «Байке, так ведь эти продукты можно помыть». Я в еще большем шоке: да как так?! Составил протокол и рапортом доложил начальнику академии о происходящем, предложил сформировать комиссию специалистов для проверки работы столовой.

Через несколько дней состоялось общее собрание сотрудников вуза, на которое я не попал, потому что был в наряде. Позже мне стало известно, что Жениш Джакипов высмеивал меня перед личным составом: мол, Кадыркулов настолько глуп, что не знает об особенности сухофруктов подвергаться гниению и «заводить» насекомых. А я, будучи в наряде, еще раз посетил столовую, чтобы проследить за закладкой продуктов. Повара в тот день пытались избегать меня, не хотели показывать, из каких продуктов будут готовить. По моему настоянию вытащили замороженную рыбу, которая даже в таком виде жутко воняла. Я попросил отделить голову и показать жабры — это было муторное зрелище: все в слизи, в гнили... Снова составил протокол и потребовал заменить рыбу куриным мясом. Потом я подготовил еще один рапорт для начальника академии, предложил, чтобы курсанты и сотрудники учебного заведения питались, что называется, из одного котла. Но опять со стороны Джакипова не последовало никакой реакции.

Еще был случай — проверяли мы продовольственный склад. Заходим и видим, что там живут кошка с котенком. Осмотрели хранившееся в холодильнике мясо: по качеству оно абсолютно не соответствовало цене в 289 сомов за килограмм, которая была указана в накладной. Перед нами лежала передняя часть говяжьей туши, внутренняя сторона которой была залита кровью, то есть это была мертвечина, а не правильно забитое животное. Пока я ходил к начальнику, повара быстро разрубили мясо на мелкие куски и закинули в котел… Я спрашиваю у начальника столовой Мамытова, почему они готовят из некачественных продуктов, а он мне объясняет: дескать, такие продукты привозят поставщики, и мы обязаны это принимать. Тогда я запросил тендерные документы.
Откат, еще откат...

— В июле 2013 года начальник ФХО Академии МВД Касымов уведомил нескольких поставщиков о том, что они выиграли тендер на закупку продуктов питания. Давайте посмотрим, какие цены там указаны (притом что закупки оптовые): например, сливочное масло — 280 сомов за килограмм. Согласитесь, цена далеко не оптовая. И повара все равно умудрялись вместо масла скармливать курсантам маргарин. Дальше по списку идут: редька — 17 сомов, морковь — 18, лук — 18, куриные окорочка — 176 сомов (тогда как на Ошском рынке их оптовая стоимость — 80 сомов за килограмм). И таких цен, которых даже на базаре не найти, очень много… Я обо всем доложил начальнику вуза. Видя, что Джакипов не наказывает, а защищает работников столовой, я подал заявление о творящемся безобразии в Генеральную прокуратуру. Тогда начальник стал оказывать на меня давление: первое время подсылал сотрудников, которые уговаривали прекратить проверки, предлагали взятку «от благодарных сотрудников столовой». Потом Джакипов стал выживать меня с работы: пытался организовать подставу со взяткой, хотел застать меня на службе в нетрезвом состоянии (хотя я вообще не употребляю алкоголь). Обо всем этом я тоже написал в Генпрокуратуру. Кроме того, я поставил Жениша Илебаевича в известность, что буду вынужден выступить в прессе и рассказать о том, что творится в нашем вузе. Тогда Джакипов быстро подготовил распоряжение: все выступления в прессе согласовывать с пресс-службой и группой по работе со СМИ. Я ослушался и предал огласке факты выявленных нарушений, а уже через час вышел приказ о снятии меня с должности. Разумеется, я обжалую этот приказ в суде.
Кто стоит за Кадыркуловым?

Начальник управления по борьбе с коррупцией Генеральной прокуратуры Куван Мамакеев подтвердил факт обращения подполковника Кадыркулова в надзорное ведомство.

— От него поступило несколько заявлений, — сообщил Куван Асанович. — Об оказании давления со стороны начальника Академии МВД и о поставках некачественных продуктов, из которых готовят пищу для курсантов. Во время проверки одного из заявлений мы действительно обнаружили в столовой учебного заведения маргарин, который добавляли в еду вместо сливочного масла. Правда, необходимо отметить, что к нашему визиту работники столовой вернули поставщику большую часть маргарина и заменили его натуральным сливочным маслом. Что касается заявления о давлении на самого подполковника, то по нему еще идет проверка, о результатах которой мы сообщим дополнительно.

Реакция главы Академии МВД на открытое выступление Кадыркулова не заставила себя долго ждать. Уже на следующий день пресс-служба учебного заведения распространила сообщение, в котором говорилось, что руководство вуза «подало в суд на бывшего начальника факультета заочного обучения Афтандила Кадыркулова». «Данное решение было принято после выхода в СМИ публикаций Кадыркулова о некачественных продуктах питания в курсантской столовой академии, — говорится в сообщении. — Председателем комиссии для проверки санитарных норм в столовой был назначен подполковник Кадыркулов. Результаты проверок комиссии оглашались на офицерском совещании. Кадыркуловым было сделано заявление о низком качестве некоторых продуктов питания. Начальство академии взяло на заметку данное заявление, далее начальник Жениш Джакипов лично направил письмо начальнику ГСБЭП о назначении комиссии для проверки санитарных норм и качества поставляемой продукции в курсантской столовой. Комиссия ГСБЭП не выявила никаких нарушений и отказала в возбуждении уголовного дела. Образцы продуктов из курсантской столовой были направлены в лабораторию Госсан-эпиднадзора и в Национальный институт стандартизации и метрологии. Результаты показали, что поставляемая продукция соответствует требованиям вышеуказанных организаций».

Начальник Академии МВД генерал Джакипов также прокомментировал журналистам обвинения, выдвинутые его подчиненным.

— То, что он обливает академию грязью, очень негативно сказывается на системе МВД в целом, — цитирует генерала информационное агентство «АКИpress». — Искаженная информация о том, что якобы здесь творится, негативно воспринимается не только сотрудниками академии, но и общественностью. За Кадыркуловым стоят лица, которых я ранее проверял и вскрыл серьезные нарушения в их работе, будучи председателем комиссии по проверке деятельности МВД. Данные вопросы должны решаться в рамках правового поля, в суде. Мы собрали все факты, опубликованные в газетах, и подали в суд. Мы заставим Кадыркулова признать вину и взять на себя ответственность за моральный ущерб, нанесенный академии.

Мне одному так кажется, или подполковник Кадыркулов был гораздо убедительнее?

Подготовил Улугбек БАБАКУЛОВ.
https://www.mk.kg/index.php?option=com_content&view=article&id=5155:2014-01-15-17-54-19&catid=34&Itemid=34
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: