Омурбек Бабанов: "Если что, прятаться за чужими спинами не стану""

"НАШИ РЕФОРМЫ СВЕРНУЛИ, КОЛЕСО РАЗВИТИЯ ПОВЕРНУЛИ ВСПЯТЬ"
- Вы кто сегодня больше - политик или бизнесмен?
- С того момента, как я в 2010 году создал партию "Республика", я, конечно же, больше политик. Бизнесом, как таковым, я уже давно не занимаюсь. Мои компании переданы в управление, они работают самостоятельно.
- В последнее время вы ведёте очень тихий и незаметный образ жизни. Почему? Вы человек по своему складу очень активный - на что тратите свою энергию, чем сейчас занимаетесь?
- Партийными делами занимаюсь. Кроме партии, занимаюсь ещё одним общественным проектом. Ему даже больше уделяю времени. Думаю, уже в скором времени общественность о нём узнает.
- Сюрприз готовите?
- Можно и так сказать.
- Ох, нехорошо в Кыргызстане сюрпризы от политиков пахнут…
- Не волнуйтесь (смеётся), сюрприз этот - приятный. Проект - очень даже мирный.
- И всё-таки, почему вас так давно не видно, не слышно?
- Я сдержал обещание, которое дал, уходя с премьерского поста. Открою тайну: незадолго до ухода мне поступали различные предложения - как уйти "красиво", с шумом и скандалом... Предлагали, например, раскачать тему Кумтора… Ты, дескать, ставишь вопрос национализации Кумтора… А парламент тебя за это снимает... И будешь национальным героем!
Для меня должность премьера или любая другая - это только инструмент для достижения главной моей цели: поднять нашу страну. И не более того. Когда год назад вопрос моего премьерства подняли в парламенте, показатели доверия общественности к нашему правительству составляли минимум 70 процентов - и опросы, кстати, проводили международные компании, а не местные. И мне кажется, у некоторых лидеров фракций была зависть по поводу того, что у нас что-то начало получаться. Мы становились популярными…
Эти лидеры меньше всего думали об экономических реформах, об экономическом продвижении. Они думали о том, что если сейчас не отправят бабановское правительство в отставку, то в дальнейшем в политике им будет места мало. И когда окончательно стало ясно, что в лице парламента у меня будет не поддержка, а сплошные препоны, у меня состоялся разговор с Алмазом Шаршеновичем. Я сказал президенту, что не буду держаться за кресло, не буду людей выводить, митинги устраивать… Сказал, что сам добровольно напишу заявление об отставке - пожалуйста, ставьте другого премьера, формируйте другое правительство - может, у них получится лучше.
Когда уходил, я обещал: в течение года не буду вмешиваться в политику. Не буду критиковать новое правительство - надо дать ему возможность поработать. И как видите, целый год - хотя что только обо мне ни говорили и ни писали - молчал. Вы первое издание, которому я даю интервью. Год прошёл… Теперь буду принимать более активное участие в политике.
- В какой форме?
- Если вы имеете в виду митинги и тому подобное, то пока не вижу повода выводить людей на улицы. У нас есть партия "Республика". Она представлена и в парламенте, и в Бишкекском горкенеше.
- Ваша партия, кстати, тоже в последнее время активность не проявляет. С чем это связано?
- Лето, как вы знаете, у нас было очень бурным. В нашей партии очень много было передвижений, изменений. Некоторые люди вышли из партии, стали двигаться самостоятельно. Это, конечно, потеря, но не трагедия. Даже супружеские пары, живущие вместе по 20-30 лет, расходятся... А партия - это живой организм. Тех, кто ушёл, я не осуждаю. Единственное, что очень больно, когда такие люди начинают заниматься самопиаром и при этом очерняют партию, которая их взрастила.
Но жизнь продолжается. После всех передряг "Республика" вернулась к стабильной работе. Будет с её стороны активность. Политический сезон только начался. Следите, смотрите…
- Ещё год назад ожидалось, что партия "Республика" станет главным критиком нового правительства. Что она особенно заинтересована держать сатыбалдиевское правительство в тонусе, придирчиво замечать все его ошибки, заставит правительство шевелиться…
- Я сейчас говорил про себя. Да, я весь год правительство не критиковал. А фракция - критиковала. И сейчас, как видите, на своей позиции она чётко стоит. Предложение о вступлении в коалицию поступило нашей фракции ещё два-три месяца назад. Но фракция не может вступить в коалицию просто так, чтобы стать её членом. Мы хотим, чтобы партии, которые эту коалицию создали, придерживались своих же предвыборных программ. Допустим, наша программа была - реформы, сельскохозяйственные кредиты, ипотека… У "Ата Мекена" - борьба с преступностью. И другие тоже много чего обещали. Но программы эти работают только во время предвыборной агитации. А после выборов уже работает другая программа - программа дележа портфелей. В этом сегодня трагедия партийного строительства в стране.
- И по этой причине "Республика" не спешит вступать в коалицию?
- Мы провели политсовет совместно с нашими депутатами. И решили: не хотим быть затычкой в коалиции, вступим в неё только на определённых условиях. А условия такие - пересмотреть состав правительства. Потому что это правительство не работает.
- То есть вы тоже намерены добиваться отставки правительства Сатыбалдиева? Как многие депутаты парламента, как люди, митингующие в разных регионах…
- Да, но совсем по другой причине. Меморандум по Кумтору - это, считаю, не повод отправлять правительство Сатыбалдиева в отставку. Основной повод - то, что оно НЕ РАБОТАЕТ. Работа правительства ведь не в том состоит, чтобы приходить на работу в 7 часов утра и уходить в 11 вечера. А в том, чтобы проводить реформы, чтобы происходили реальные изменения. Но ни одной реформы они не провели. И наших реформ не продолжили. А ведь у нас всё было расписано по месяцам, был план работы - только бери и исполняй! Не взяли и даже, по-моему, не заглянули в эти планы. Колесо развития экономики повернули вспять. И даже отменили те реформы, которые провело наше правительство.
Мы, например, отменили техосмотр. Они его вернули. И вот мой водитель рассказывает: поехал его друг недавно проходить техосмотр - у него знакомый в милиции работает. Собрал тот знакомый у водителей целую пачку документов, все проштамповал - машины даже не смотрел. Опять коррупционные схемы?


"У НАС НЕ ДЕМОКРАТИЯ, А ВСЕДОЗВОЛЕННОСТЬ И АНАРХИЯ"


- Как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию в стране - в первую очередь все эти митинги протеста?
- Митингов, как таковых, не надо бояться. Митинги и для власти полезны - у неё глаза открываются. Когда я был премьером, на юге республики, как помните, митинги шли постоянно. И многие высказывания митингующих, многие их требования я очень тщательно анализировал и делал для себя выводы. Митинги всегда держат власть в тонусе. Но они должны быть мирными, как в Европе. Мы приняли европейскую модель демократии, а наши митинги остались средневековыми.
В стране, считаю, нужно навести порядок. Демократия - это в первую очередь соблюдение закона. Людей, которые захватывают административные или любые другие здания, избивают милиционеров, захватывают заложников, нужно сажать в тюрьму. Силу надо применять. Иначе зачем мы милицию держим, зачем ей из своих налогов зарплату платим? Каждый должен понимать: перед законом все равны, ответственность неминуема. Сегодня же у нас больше не демократия, а анархия. Каждое село может собирать родственников, выходить, перекрывать дорогу и диктовать власти свои условия…
- Практически все СМИ (особенно интернет-издания) называют фамилии нескольких человек, якобы стоящих за всеми этими протестами. Вас, в частности, подозревают в тайном финансировании митингов. Так это или не так?
- Это - абсолютная чушь и бред собачий! Я никогда и ничего не делаю из-за кулис. Это не соответствует моим принципам. Если я буду кого-то финансировать, организовывать митинги, если, допустим, буду идти против власти в какой-то другой форме - я это буду делать открыто, публично. Я выйду, дам пресс-конференцию, скажу, что и как я буду делать. Не стану отсиживаться, как президент точно выразился во вчерашнем выступлении, в баре или казино. Не буду молодых ребят вперёд толкать. Я сам буду впереди них идти. Тому доказательство - 2006 год: помните, конечно, тот наш антибакиевский ноябрьский митинг?
Сегодня в Кыргызстане, даже если чего-то не делал, об этом уже говорят и пишут (смеётся). А уж если что-то сделаешь - об этом будет вся страна знать. Так какой смысл что-то делать за чьей-то спиной?
- А вообще для массовых протестов, как считаете, ситуация в стране действительно созрела? Или эти мероприятия всё-таки подпитываются извне?
- Тут нужно смотреть на требования митингующих. Одно из них - покончить с узурпацией власти СДПК… Другое - сформировать правительство народного доверия. Относительно правительства я свою позицию уже высказал - оно однозначно должно быть заменено на другое, дееспособное.
Что же касается "узурпации власти"… Узурпация возможна при изменении конституции или законов. Но сегодня у парламента есть все законные полномочия. Почему же депутаты ими не пользуются? Они могут правительство поменять, могут новое сформировать. Если какая-то ветвь власти не использует свои законные полномочия, их тогда использует другая ветвь власти. Вот и всё. Честно говоря, я в последнее время часто бываю за границей, за кыргызскими новостями почти не слежу. Но поскольку меня стали к этим митингам пристёгивать, решил вникнуть в ситуацию. И знаете, какой вывод сделал? Из всех ветвей власти только президент сегодня и работает.
- Вот мы и подошли к интересному моменту. Прежде, когда в Кыргызстане созревали, так сказать, гроздья народного гнева, враг был ясен и объект гнева чётко обозначен - президент и его семья. Но сегодня в Кыргызстане - парламентское правление. Так почему же претензии, на ваш взгляд, выплёскиваются в адрес президента? В чём дело?
- Сравнивать Атамбаева с прежними президентами - всё равно, что небо с землёй. Атамбаев, думаю, очень искренен не только в словах, но и на деле старается поднять Кыргызстан. В коррупционных схемах он лично не замешан - я, во всяком случае, не знаю ни одной, где бы упоминалось его имя. Члены семьи Атамбаева ни в каком бизнесе не присутствуют. Но из-за того, что правительство слабое, критика пошла и в его адрес.
- По привычке?
- Не по привычке, а потому, что многие экономические вопросы начал реально решать Атамбаев - из-за того, что ими не занимается правительство. Он занялся ими, чтобы в стране хоть что-то двигалось. О строительстве ГЭС договаривается, с оросительными каналами разбирается… Атамбаев, считаю, попал под огонь критики, поскольку стал вмешиваться в экономические вопросы. Бьют по тому, кого видно. Кого не видно - того и не бьют.
- Считаете, президент Атамбаев вообще не даёт повода для критики?
- Нет, я так не считаю, потому что нет человека, которого невозможно было бы не критиковать. Но трагических и больших ошибок нет. Вопрос, который нужно решать Алмазу Шаршеновичу, - это кадры. Правительство, как я говорил, менять надо. И в мэрии Бишкека - как бы мягче сказать - не всё в порядке... Вот, например, строится сейчас в южной части города автозаправка. Бишкекчане возмущаются, а мэр ссылается на то, что разрешение на строительство было выдано до него. Но у мэра есть все полномочия это разрешение отменить - в крайнем случае, в судебном порядке. Не представляю, у кого рука поднимется ради этой заправки рубить белые тополя вдоль "Белинки" - с таким удовольствием по этой дороге ездишь… И хочу сказать: если хоть одно дерево срубят, наша партия выйдет на митинг, будем защищать эти тополя.
Сегодняшняя система такова, что коалиция диктует президенту, какие кадры куда ставить. Вот лидер одной из фракций, входящей в коалицию, с соратниками сейчас громче всех кричат, чтобы правительство Жанторо Сатыбалдиева ушло в отставку. А почему сами они не несут ответственности за то, что голосовали за него? Если бы сегодня Алмаз Шаршенович решился, то, считаю, можно было бы и нормальную коалицию сформировать, и дееспособное профессиональное правительство, и в мэрию Бишкека профессионала поставить - да и во все структуры, которые сейчас не работают.






"ПОЯВИТСЯ У ЛЮДЕЙ НАДЕЖДА - НЕ БУДЕТ И МИТИНГОВ"


- Вернёмся к митингам. Не будете ведь отрицать, что Кумтор - всего лишь повод?
- Конечно, повод. Честно сказать, митинги эти проводятся, чтобы выторговать какую-то должность или прийти к власти. Никто из тех, кто выводит людей на митинги, не говорит о своей программе, о том, что надо сделать. Я, кстати, никогда не видел, чтобы человек, который всё время кого-то хает, критикует, - чтобы он был успешен. У него всё время какие-то появляются проблемы в жизни - или семейные, или в работе что-то не складывается. А люди, которые больше говорят о позитиве, о выходе из ситуации - у них всё получается. Они даже внешне выглядят лучше.
- Скажите, а почему в Кыргызстане все волны протестов имеют сезонный характер? Почему кыргызы непременно бузят или ранней весной, или осенью?
- Знаете, я об этом тоже много думал…. Ответа пока не нахожу.
- И сколько нынешняя буза будет продолжаться - месяц, два?
- Да откуда я знаю, сколько?! Пока все будут чувствовать, что власть слаба, будут царить анархия и вседозволенность.
- Чем, по-вашему, эта политическая нестабильность обернётся для республики и, в первую очередь, для её экономики?
- Ничем хорошим. Любые политические волнения отражаются на экономике. Те инвесторы, которые собирались вкладывать сюда деньги (даже те, кто уже подписали какие-то соглашения), однозначно будут теперь свои планы откладывать. Каждый такой инцидент, как в Караколе, наносит мощный удар по экономике. С виду вроде бы незаметный… Но на деле очень ощутимый.
- Вас не огорчает каждая такая буза? Мы, журналисты "Дело №…", например, уже просто физически начинаем ощущать, как страну разваливают - шаг за шагом…
- У меня - похожее чувство. Это очень больно. Но лежать на диване и сострадать - не мой принцип. Болезнь надо лечить.
- Как?
- Умный врач обследует не только то место, которое у пациента болит, но и ищет причину - почему болит. Кумтор - это да, только лишь повод. А причина - в другом. Лекарством может стать реальный экономический рост, реальные реформы. Люди должны увидеть, что есть надежда - завтра, послезавтра многое изменится. В лучшую, разумеется, сторону.
- И что для этого нужно?
- Первое - сформировать новое правительство. Пусть парламент выбирает премьера, а тот формирует свою команду. Именно СВОЮ, чтобы парламент своих министров, как сейчас, туда не пропихивал. И надо дать возможность этому премьеру поработать минимум год без встрясок. С чёткой программой действий, разумеется. Когда будет сформировано правительство, которому народ доверяет, надеется, что оно может провести реформы, вытянуть экономику - вот тогда пойдёт спад протестных настроений. Это раз.
Второе - судебная реформа. Она, к сожалению, пошла у нас совсем не в том направлении. Законодательно суды независимы, но в реальности это совсем не так. Знаете, что я бы предложил? Ввести в наш Верховный суд лет на пять английских судей. Человек пять. Платить им зарплату высокую. И если они отменяют решения первой и второй инстанций, то те кыргызские судьи, которые эти решения выносили, должны быть незамедлительно уволены. Тем самым мы очистим судейские ряды.
- Шутить изволите? Почему именно английских судей?
- Потому, что они реально неподкупны. И потому, что именно английская судебная система разрешает хозяйственные споры образцово. Уже и в России ею начинают пользоваться. Этим судьям и надо для начала передать гражданские экономические дела. Это будет хорошим стимулом к развитию экономики. Народ ведь на митинги выходит оттого, что бедный. Потом, если судебные решения будут постепенно становиться всё более справедливыми, поводов для протестов будет всё меньше и меньше.
И, наконец, один из самых болезненных вопросов, которые надо решить раз и навсегда, это вопрос Кумтора. Хотим мы того или нет, но решать его надо как можно быстрее. Трагедия наша в том, что вопрос Кумтора смешали с политикой. А это - чисто экономический вопрос. И решать его надо чисто экономически, путём переговоров. Самый спорный вопрос - сколько процентов в этом руднике должна иметь каждая сторона, кыргызская и канадская. У нас, конечно же, желания большие, но надо взвешивать и возможности. Но, в первую очередь, повторю, надо убрать из Кумтора политику.
- Какова ваша позиция по Кумтору? Как считаете, условия, на которых кыргызское правительство договорилось с "Центеррой" - 50 на 50 - разумны? Или всё-таки несправедливы?
- Эти условия, считаю, для нас неприемлемы. Они недостаточно проработаны. Нужно проработать, чтобы наш пакет был гораздо больше. Объясню, почему.
Мои друзья - зарубежные бизнесмены, - когда я их призываю: "Вкладывайте, вкладывайте деньги в Кыргызстан", - говорят: "Омурбек, как вкладывать, когда у вас вопрос с Кумтором постоянно поднимается?". Приходится им объяснять: вопрос этот ИЗНАЧАЛЬНО был решён неправильно. Поэтому и поднимается он при каждом новом президенте и правительстве.
Когда в 1993 году была создана компания "Кумтор", Кыргызстану в ней принадлежали 67 процентов. В 2000 году мы должны были полностью взять управление рудником в свои руки - до этого мы только делили прибыль, компанией полностью управляли канадцы со своими 33 процентами. Тогда-то канадцы и предложили создать публичную компанию, в которую будет входить и Кумтор и ещё несколько золоторудных рудников, таких как Кумтор, по всему миру, и вложить в неё долю акций Кыргызстана. Мы бы имели в этой компании 32 процента, но они стоили бы дороже, чем эти 67 процентов в одном Кумторе. Потому что мы с этими 32 процентами были бы совладельцами нескольких Кумторов.
Выгодно? Конечно. Но, получается, нас обманули. Появилась эта публичная компания - "Центерра". Но наш Кумтор как давал, так и даёт 80 процентов её доходов - от остальных рудников толку мало. Нам говорят, что мы продали 17 процентов за 86 миллионов долларов. Но канадцы, думаю, заработали на Кумторе гораздо больше. И теперь, когда мы выходим из "Центерры", этими оставшимися 50 процентами нам предлагают довольствоваться. Поэтому, думаю, мы должны вернуться к исходной точке - 67 на 33 - и от неё начинать вести переговоры.
Могу сказать, что кое-что для восстановления справедливости мне на посту премьера сделать удалось. Предыдущий премьер Данияр Усенов отдал тогда компании "Кумтор" 20 тысяч гектаров земли "для дополнительного изучения". Я это постановление прежнего правительства отменил.
- На миг представим: Кумтор национализирован. Новые революционеры, захватив рудник, взяли управление им в свои руки. Как, по-вашему, они будут рудником управлять?
- Сейчас многие говорят: кыргызы не смогут управлять Кумтором. Да, если будем управлять по-кыргызски, то управлять не сможем. Но я хочу сказать: у кыргызов есть менеджеры, которые за рубежом управляют компаниями с фондами в 3-4 миллиарда долларов. Если их привлечь, платить им нормальную зарплату и нормальные бонусы, какие канадцы сейчас получают, то, думаю, кыргызы будут даже лучше управлять, чем эти канадцы.
- Но ведь инвесторы после национализации Кумтора вправе будут забрать оттуда всё оборудование. Что дальше?
- Во-первых, я против национализации. Этот вопрос мы должны закрыть и слово это забыть. Если мы что-либо национализируем, то по закону (а у нас есть закон о национализации) обязаны компенсировать инвесторам все их вложения. Да, в мире национализация практикуется. В Аргентине, например, не так давно национализировали все нефтяные предприятия испанской компании. Но это, считаю, самый крайний шаг, который ведёт к тому, что доверие к стране пропадает. Нам надо однозначно возвращаться к варианту 67 на 33. Думаю, канадцы пойдут на этот шаг.
- Вы упомянули знакомых зарубежных друзей-бизнесменов. Почему они не спешат вкладываться в Кыргызстан, который на самом деле не так беден, как его малюют? Только из-за Кумтора?
- Не только. Чтобы в страну пришли инвестиции, нужна прежде всего гарантия защиты собственности. Кто у нас может её дать, кому в Кыргызстане можно поверить, что собственность будет неприкосновенна? Если даже в парламенте постоянно говорят, что нужно у кого-то что-то забрать, национализировать... А ведь, наоборот, парламент должен быть главным гарантом неприкосновенности собственности.
Я недавно побывал в Германии, в Мюнхене. Там до сих пор живёт графское семейство, чьи предки управляли баварскими землями 500 лет. Когда к власти пришли нацисты, они всё забрали в пользу государства. Но потом, когда Гитлера разбили, немцы всё этому семейству вернули. И сегодня это семейство, владеющее огромным количеством картин, музеев, недвижимостью, всё это предоставляет государству в аренду, и государство ему платит. Никто на эту собственность, которой сотни лет, даже не думает покушаться.
Только в страну, где так относятся к частной собственности, придут инвесторы. Мы уже с вами говорили о судебной реформе. Так вот, если бы судебная система была абсолютно независима - и от парламента, и от исполнительной власти, и от народа, который своими митингами диктует судьям, какое решение принять, - то это тоже было бы хорошей гарантией для инвесторов.
- А почему кыргызские бизнесмены - кроме, пожалуй, Салымбекова - не вкладываются в свою страну, а большинство вывозит свои капиталы за границу?
- По той же причине. Потому, что у нас - все эти весенние и осенние обострения, о которых мы говорили. И потому, что в парламенте постоянно рвутся всё пересмотреть, разобраться - кто что купил и как купил. Рвутся даже рассматривать отношения между хозяйствующими субъектами - Текебаев, например, постоянно выносит такие вопросы на рассмотрение парламента. По какому праву, спрашивается? И кто в такой ситуации будет вкладываться? Парламент должен раз и навсегда понять: частная собственность - НЕПРИКОСНОВЕННА. Чья бы она ни была - зарубежного инвестора или аильного чабана. Только тогда в страну придут инвестиции.
- А почему кыргызские бизнесмены не славятся меценатством? Среди них есть богатые и очень богатые люди, но почти никто из них не стремится оставить след в истории своей страны. Построить, например, хорошую школу, Дворец молодёжи, стадион - то есть инвестировать в молодёжь, в будущее страны. Почему?
- В плане школ не соглашусь. Скажем, у меня есть школа, которую я построил, она работает. Есть у меня друзья, которые тоже школьные проекты развивают, просто публично об этом пока не говорят. Поймите, нашей рыночной экономике всего лишь 20 лет. И скоро, мне кажется, эпоха меценатства наступит. Будут в страну вкладывать, без этого невозможно. Деньги с собой на тот свет не заберёшь. Будут у нас фонды, такие как Нобелевский. Это время наступило бы быстрее, если бы в стране была стабильность. Если бы у каждого человека была ответственность перед законом. Но в то, что время такое придёт, - верю. Как верю и в то, что свою государственность мы укрепим и будем жить в процветающей стране. Вопрос только в сроках, в том, когда это будет…

интервью вёл
Вадим НОЧЁВКИН
https://www.delo.kg/index.php/health-7/6324-omurbek-babanov-esli-chto-pryatatsya-za-chuzhimi-spinami-ne-stanu
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: