Предатели под журналистской крышей

Предатели под журналистской крышейУ работы репортёра и разведчика немало общего. И тот и другой работают с людьми, добывают информацию. Поэтому шпионы всех стран так любят пользоваться журналистской «крышей».

О знаменитых разведчиках-журналистах, таких как Рихард Зорге или Ким Филби, написаны книги и сняты фильмы. А вот о предателях-перебежчиках сообщается лишь в скупых строках приговоров. Ветеран российских спецслужб подполковник в отставке Анатолий Петрович ОРЛОВ рассказал обозревателю «АН» о двух изменниках, работавших под журналистским прикрытием, – Михаиле Буткове и Юрии Швеце.



Самая лучшая профессия


Уже с порога Анатолий Петрович огорошил неожиданным вопросом:

– Знаете, какая самая лучшая в мире профессия?

Обозреватель «АН» растерянно пожал плечами:

– Наверное, таких немало. Каждая работа по-своему хороша – выбирай на вкус, как предлагал поэт.

Но Орлова не устроил этот уклончивый ответ, и он продолжал наседать на гостя:

– А помните, что говорил по этому поводу бывший президент Франции генерал Шарль де Голль?

Журналисту пришлось сознаться в маленьком невежестве и только развести руками. Тогда хозяин дома достал из стола листок с текстом на французском и перевёл: «Как утверждал Шарль де Голль, лучшая профессия для карьеры – это журналистика. Она позволяет завести многочисленные знакомства в самых различных сферах, быстро приобрести нужный жизненный опыт и знания».

Подполковник с хитрецой посмотрел на расплывшегося в горделивой улыбке обозревателя «АН» и добавил:

– Правда, генерал Шарль де Голль всегда уточнял: «Журналистика позволяет только тогда достичь вершин в карьере, если её вовремя бросить».

– А я вот так и не смог, – усмехнулся обозреватель «АН».

– Для разведчика журналистская «крыша» – самая лучшая, – продолжал свой рассказ Анатолий Петрович. – Не зря же половина директоров Службы внешней разведки России (СВР) – Примаков и Лебедев раньше работали под этим прикрытием. На ум сразу приходит и фамилия генерала Юрия Кобаладзе. Он семь лет проработал в Лондоне как корреспондент Гостелерадио.

По словам Орлова, и в других странах бывшие журналисты делали неплохую карьеру в разведке. Например, нынешний директор ЦРУ Джина Хаспел ещё в 1978 году получила степень бакалавра по специальности «лингвистика и журналистика». Правда, в юности она не написала ни одной заметки даже в университетскую многотиражку. Зато потом использовала это прикрытие, когда около 15 лет шпионила против СССР.

«Хаспел также овладела особыми профессиональными навыками, которые необходимы, чтобы разведчик выжил в таких «запретных районах», как Россия. Это самые драгоценные секреты ЦРУ, и Хаспел принадлежит к горстке посвящённых. Она доктор наук по ФСБ, СВР и ГРУ», – говорит бывший московский резидент ЦРУ Дэн Хоффман, работавший в тесной связке с Хаспел.

Орлов стал объяснять все преимущества деятельности под журналистской «крышей». Это очень удобно, так как вы легально получаете доступ в интересующую спецслужбы страну, можете спокойно встречаться с разными людьми в политических и экономических кругах или посещать те или иные районы, куда обычные иностранцы редко ездят, не боясь вызвать подозрений у контрразведки.

Как правило, профессия журналиста вызывает уважение, это хороший общественный статус, который располагает к вам нужных людей. Как и священнику, работнику прессы нередко открываются души людей.

– Но этично ли это использовать в шпионских целях? – спросил обозреватель «АН».

– Неэтично и преступно предавать Родину, – ответил подполковник Орлов и рассказал о двух разведчиках-перебежчиках, работавших под журналистским прикрытием.



Идейный аферист

Мише Буткову на роду было написано стать разведчиком и продолжить славную шпионскую династию. Ведь родился он в 1958 году в семье полковника Главного разведывательного управления (ГРУ). Ещё в школе показал незаурядные способности к иностранным языкам. И вообще был далеко не дурак. С отличием окончил Военный институт иностранных языков, потом также с красным дипломом – Институт разведки имени Андропова.

С помощью связей отца в 1989 году получил престижное назначение в богатую капиталистическую страну – Норвегию. В Осло он работает по линии политической разведки под «крышей» собкора газеты «Рабочая трибуна».

Всё у него вроде бы складывалось неплохо, но вот семейная лодка дала течь. Ещё до командировки в Норвегию жена решила уйти от него вместе с двумя дочерьми. Но Михаил уговорил её отложить развод, чтобы не мешать карьере. В Осло они жили уже как чужие люди. Но молодому мужику нужна была женщина. И он её быстро нашёл.

Любовницей Михаила Буткова стала сотрудница Интуриста в Норвегии красавица Мария.Увы, она была замужем за советским дипломатом. Правда, по возвращении в Москву Маша развелась с мужем и мечтала выйти замуж за корреспондента-разведчика. Она забрасывала его любовными письмами. Рассказывала ему по телефону, какая несладкая жизнь сейчас в Москве. Пустые полки в магазинах, километровые очереди за водкой, сигареты по талонам… Постепенно зрело решение – вместе бежать на Запад.

В мае 1991 года Мария сумела выехать в Стокгольм и оттуда позвонила Михаилу. Более того, сумела убедить его ради личного счастья совершить предательство.

Бутков вначале попытался замести следы. Он сообщил резиденту, что едет по делам в Данию, а сам отправился в Стокгольм к любовнице. Там вместе с Марией пришёл в посольство Великобритании, где рассказал, кто он такой, и попросил политического убежища для них двоих.

Буткова с любовницей переправили в Англию. Там ему пришлось выдать сотрудникам британской контрразведки MI5 всё, что было ему известно о деятельности советской агентуры в Скандинавских странах.

Затем британцы решили использовать журналиста-предателя по прямому назначению. Бутков опубликовал в английской прессе открытое письмо с объяснением причин своего побега.

В нём Бутков оправдывал своё предательство политическими мотивами. Он якобы считал своим долгом «противостоять стремлению реакционных сил в лице КПСС и его орудия КГБ помешать процессу демократических преобразований в стране». Он выставил себя идейным борцом с коммунизмом.

Но вот после публикации этого письма из Норвегии были высланы 8 сотрудников советских представительств. Пострадали и другие его бывшие товарищи и коллеги в других странах. Ведь «идейный борец» сдал всех, кого знал.

В Англии Бутков заключил брак со своей любовницей Марией. Он изменил свою фамилию на Ньюмен и стал получать приличную пенсию от британской разведки. На деньги, полученные за предательство, супружеская пара приобрела дом в предместье Лондона. Всё шло по накатанной схеме, как и позднее со Скрипалём.

Но даже на пенсию от британской разведки в Англии на широкую ногу не проживёшь. Мария постоянно требовала от Михаила денег. Тут у них на горизонте появилась некая аферистка из России, которая предложила совместный выгодный бизнес. Надо было оформлять фальшивые приглашения для соотечественников, пожелавших пройти обучение в коммерческой школе в Калифорнии. Доверчивые россияне не скупились оплачивать предстоящую поездку в США.

Вскоре эта афера была раскрыта. В 1996 году состоялся суд над мошенниками. Бутков-Ньюмен получил три года английской тюрьмы, а его жена – полтора. И даже выйдя на свободу, бывший разведчик-перебежчик не угомонился. Он продолжает аферы с бывшими соотечественниками.



Однокашник Путина

Юрий Швец первое высшее образование получил в Университете дружбы народов им. Патриса Лумумбы. Затем последовали приглашение на работу в КГБ и учёба в разведшколе, где, как утверждает сам перебежчик, он был в одном потоке с Владимиром Путиным. После учёбы была командировка в вашингтонскую резидентуру под «крышу» корреспондента ТАСС. Но там у него пошло что-то не так. Уже в 1987 году, всего лишь через два года работы за границей, его отзывают в Москву.

Досрочный отзыв и перевод в менее престижное управление оказал на Швеца сильное воздействие. О перспективе дальнейшей карьеры в разведке можно было забыть. И Швец подаёт рапорт на увольнение. Бывший разведчик-журналист решил стать писателем. Задумал написать книгу о своей работе в Америке. Наверное, лавры писателя-перебежчика Суворова-Резуна не давали спокойно спать. Но бывшие коллеги предупредили Швеца об ответственности за разглашение гостайны. Тогда он решил издать свою книгу за рубежом.

Швец оформил загранпаспорт на коммерческой основе. Потом выехал в Прибалтику, получил там американскую визу и вылетел в США.

Первая попытка пристроить рукопись в издательство через литературного агента не удалась. Текст пришлось значительно переделать, превратив художественный вариант книги в документальный. Под названием «Вашингтонская резидентура. Моя жизнь шпиона КГБ в Америке» она вышла в декабре 1994 года.

Швец рассчитывал издать свою книгу и в России. Надежды на это не оправдались. Издательства не проявили к его опусу интереса. Зато с резкой критикой в его адрес выступил тогдашний руководитель пресс-службы СВР генерал Кобаладзе. Он прямо назвал Швеца мерзавцем. Подоплёка такого резкого выпада кроется в том, что Швец помог ФБР разоблачить самого ценного агента нашей разведки – Эймса.

С писательством у предателя не заладилось. Швец устроился работать на фирму, которая занималась оценкой коммерческих рисков для американских компаний, планирующих начать свой бизнес в России. Периодически он даёт интервью журналистам по поводу того или иного скандального случая, связанного с нашей разведкой, попутно обливая её грязью.

Особенно достаётся бывшему однокашнику. Швец не забывает всякий раз напоминать, что он лично знал президента России, поскольку учился вместе с ним на разведчика. В интервью украинской телекомпании он заявил, что знает всякие подробности той поры и обязательно раскроет их в своём новом опусе.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: