Золотая загадка

Золотая загадкаРоссия озадачила мир золотой загадкой. Крупнейшие мировые финансовые фонды сильно заволновались, обратив внимание, что в 2019 г. наша страна бешеными темпами наращивает стратегический запас жёлтого металла. Одновременно добыча драгоценных металлов в РФ бьёт исторические рекорды, в прошлом году она впервые превзошла советский рекорд 31-летней давности. Эксперты считают золотой бум мрачным предзнаменованием: он случается, когда надо ждать изрядных потрясений в мировой экономике.

Драгоценный коттедж


Золото в резервы страны закупает Гохран – один из многочисленных рукавов Центробанка. Это одна из самых таинственных структур, которая ни перед кем не отчитывается и никогда не объясняет свои мотивы. Зато известны цифры, по которым можно сделать немало интересных выводов.

Как оказалось, в 2018 г. гора золотых слитков, составляющих стратегический резерв РФ, выросла до 2, 112 тыс. тонн. Тогда за год Центробанк докупил 275 т золота, нарастив резервы на 15%. Это было уже необычно много, но в 2019 г. золотой маховик продолжил раскручиваться. Только за первый квартал ЦБ прикупил ещё 56 с лишним тонн, запасы вымахали до 2, 168 т жёлтого металла. Если сложить все накопленные ведомством Э. Набиуллиной слитки в кучу, она будет не слишком внушительной, размером примерно с двухэтажный коттедж. Потому что при бешеном весе жёлтого металла тонна золота – кубик со стороной всего 37 сантиметров. Зато в деньгах наш золотой запас на данный момент тянет более чем на 90 млрд долларов. Почти 10% от всего драгметалла, накопленного ведущими мировыми державами. Пока у нас пятое место в мире, но скоро доберёмся до четвёртого, спихнув вниз Францию, дальше пойдём штурмовать третье место, которое пока у Италии. Между прочим, у Китая, Индии, Швейцарии и Японии меньше золота, чем у России.

Интересны темпы роста наших золотых сбережений. 11 лет назад в сытом 2008 г. в госкубышках было всего 450 т золота, почти впятеро меньше нынешнего. До этого практически все нулевые золотой запас и его размер вообще не сильно волновали государство, шесть лет подряд он почти не рос, крутился в районе 400 тонн. Причина в том, что почти 15 лет политика Центробанка сводилась к тому, чтобы по возможности продавать за рубеж почти все добываемые в стране алмазы и золото, взамен копить доллары. В итоге российский золотой запас на мировом фоне выглядел жалко, особенно с учётом нашей огромной добычи. Петух клюнул российский ЦБ только после грандиозного мирового кризиса 2008 г., лишь тогда накопления начали постепенно расти. В результате пять лет назад, в 2014-м, золотая заначка РФ наконец превысила 1 тыс. т, при этом отметку в две тысячи мы прошли только осенью 2018-го.

Понятно, чтобы копить золото такими темпами, многими сотнями тонн в год, нужно самостоятельно и мощно его добывать. Тут на мировом фоне мы смотримся очень неплохо, наша добыча – вторая в мире после Китая. Строчками ниже РФ идут Австралия, США и Канада, но что такое канадские 180 т или североамериканские 240 т по сравнению с 314 т, которые Россия добыла в прошлом году. Правда, это цифры с попутным и вторичным золотом, чистой добычи на месторождениях было только 264 тонны.

Что касается серебра и алмазов, с ними тоже не подкачали. В 2018 г. горная промышленность дала на-гора 1, 118 тыс. т белого металла и 43, 2 млн карат самых ценных в мире камней. И то и другое – исторические рекорды. Между прочим, лучшее советское достижение по золоту – 304 т, эту отметку прошли в 1988 году. Но в эти несметные тонны входили потоки с богатых месторождений Узбекистана и Казахстана. К слову, эти две соседние страны сейчас тоже резко нарастили добычу, в 2018-м подняли по 88–100 т жёлтого металла.









Восточный разрез

Российская золотая промышленность особенно радует последние два года, тут по добыче рекорд за рекордом. В цифрах всё прекрасно, объёмы растут и сияют. Правда, под завораживающей снаружи золотой плёнкой, как водится, скрыто немало проблем.

Не всё попадает на свет, но трудно не заметить, например, такие события, как прошлогодний бунт рабочих на золоторудном месторождении Аметистовое. Этот камчатский рудник в дикой, абсолютно безлюдной местности, в тысяче с лишним километров от Петропавловска-Камчатского, принадлежит группе компаний известного предпринимателя Вексельберга. В октябре 2018 г. на Аметистовом взбунтовались 78 рабочих, потому что, как оказалось, компания человека с личным стоянием 11, 4 млрд долл. за последние несколько лет понизила их зарплаты в четыре раза. Условия работы на рудниках очень тяжёлые, тогда как конечный продукт крайне ценный. Так что разнообразных конфликтных историй в золотой промышленности хватает.

Дело даже не в этом. Если взглянуть с большой высоты, у колосса золотой промышленности обнаружится одно слабое место. Это продажа золотого концентрата в Китай. Этот концентрат – дело нешуточное, т.к. на него приходится до половины общего производства. Всё началось в 2010 г., с тех пор концентрат шёл в КНР в огромных объёмах. Например, в 2015 г. в КНР отправили 50 тыс. т, в 2017 г. – 63 тыс. т, в прошлом году – уже 96 тыс. тонн. Тут с точки зрения экономики ситуация примерно такая же печальная, что с отправкой за рубеж дешёвого российского необработанного леса, который за кордоном, на чужих мощностях, превращается в материалы, порой золотые по стоимости. Надо сказать, российский концентрат – одна из причин того, что восточный сосед на первом месте в мире по производству золота.

Что было не так с этой темой? Проблема, как водится, в переработке. Крупнейшие золотые месторождения у нас в Сибири и на Дальнем Востоке. Причём с огромным отрывом от остальных регионов. В прошлом году Красноярский край дал 60, 75 т золота, Магадан – 36, 7 т, Саха – 28, 6 т, Хабаровский край, Иркутская и Амурская области по 23–27 тонн. В то же время мощности по переработке в этих регионах почти нулевые.

Строительство собственных комбинатов – затея весьма дорогая, поэтому золоторудные компании десятилетиями шли по пути наименьшего сопротивления, отправляя дальневосточное в буквальном смысле золотое сырьё в Китай. По данным «АН», на каждой унции золота, полученного из российской руды, КНР зарабатывала порядка 150 долл., то есть больше 10% от конечной цены металла. Разумеется, тему отчаянно заминали, кто знал, помалкивал об этом позорном азиатском сырьевом потоке.

Только сейчас мы начали выкарабкиваться из «концентрационной» ямы. Лишь в начале 2019 г. у нашей весьма небедной золотой индустрии наконец нашлись 28 млрд руб. на строительство второго Амурского ГМК. Этот построенный с нуля комбинат в Хабаровском крае осилит переработку 300 тыс. т концентрата в год, полностью переключит на себя китайский поток и станет крупнейшим предприятием такого рода в России. Одна беда – ждать ещё долго, комплекс огромный и сложный, поэтому строительство стартует ближе к осени 2019-го, закончится лишь в 2023 году. До тех пор немалая часть российской золотой добычи будет пополнять чужие запасы.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: