Закон против воров

Закон против воровКремль вдруг объявил войну лидерам организованных преступных группировок (ОПГ). Вору в законе теперь необязательно организовывать убийство или наркотрафик: до 15 лет лишения свободы можно получить, если суд докажет его «высшее положение в преступной иерархии». Но с чего власть так завелась? Ведь воровская каста давно не оказывает серьёзного влияния на бизнес или решения губернаторов. А в Государственной думе с XX века не заметно активных участников ОПГ. Однако резоны у власти есть. И они далеки от идеи сделать улицы безопаснее.

Ночной дозор


Хотя на центральных телеканалах предпочли об этом не вспоминать, но Кремль тиснул идею у своего заклятого врага – Михаила Саакашвили. В 2005 г. грузинский президент добился принятия уникального для мировой практики закона «Об организованной преступности и рэкете», более известного как «закон против воров». Вор в законе мог получить 9 лет только за признание своего статуса. Представьте ситуацию: заходит заключённый в камеру и с порога: «Вечер в хату». А ему в ответ: «Жизнь ворам!» Вот за такие речи каждому можно смело добавлять по пятилетке, потому что они являются частью опознавательных знаков для профессиональных уголовников.

Инициативу критиковали за нарушение презумпции невиновности, но она дала результаты: ещё во время первого чтения закона в парламенте из Грузии уехали почти все авторитетные воры. А это сотни персонажей, поскольку две трети законников на постсоветском пространстве – этнические грузины. Если маленькая Грузия при Саакашвили планировала развивать заимствованные на Западе институты, то воры в законе стали бы настоящим шлагбаумом на этом пути: какая демократия, если в каждом городке по пять таких «решал». В России всё ровно наоборот: Запад нам, как известно, не пример, а про воров в законе во многих субъектах даже не слышали.

Тем не менее в одной только Москве в первом полугодии 2018 г. «установлено 1015 лидеров и активных участников организованных групп». Статистика МВД, как известно, мало о чём говорит. Цифры и тональность отчётов прыгают в зависимости от генеральских желаний: то им нужно показать объём решённых задач, то потенциальных. Поэтому воров в законе в 2008 г. насчитали более 1 тыс. человек, а в 2009-м – 150. Сколько их на самом деле, вряд ли скажут и сами воры.

Да это и не важно. Воры в законе неожиданно стали лакмусовой бумажкой, на которой стали проступать язвы силовиков. В 2018 г. шумно судили высокопоставленных офицеров Следственного комитета за взятку в миллион долларов, которую вор в законе Захарий Калашов (Шакро Молодой) заплатил за освобождение своего подельника. Из материалов дела следует, будто Шакро лично принёс деньги в сумке в рабочий кабинет СК. А в 2011 г. из-за нелегальных казино в Подмосковье пострадала репутация Генпрокуратуры, непоследние сотрудники которой прикрывали криминальный бизнес. И там тоже были циничные подробности: прокуроры с разными проходимцами ходили и в ресторан, и в баню, и в церковь. А казино ещё с «легальных» времён считалось «воровской темой».

Власть отреагировала в своей привычной манере. Если о первых лицах в России появляется разоблачительное журналистское расследование, то никому ведь не придёт в голову отправить эти «лица» в отставку. Наоборот, всеми силами закона их защищают от рецидива – изымают из открытого доступа сведения об их собственности и доходах, а журналистов признают «иностранными агентами». С коррупцией силовиков похожая картина: в ворах увидели аллерген, от которого по всему телу системы идут прыщи. Ну не может товарищ генерал с жалованьем в полмиллиона устоять перед сумкой с деньгами, которую принёс трижды судимый авторитет. В такой ситуации проще запретить авторитета, чем перевоспитать генерала. А пустить всё на самотёк нельзя: иначе народ ещё больше озвереет, а в системе усилится разложение. И она может не защитить в решающий момент.

И не нужно забывать, что на делах против «авторитетов» делаются быстрые карьеры. А значит, внутри системы ждут вступления закона в силу. Помимо величины звёзд на погонах он поможет изменить и баланс в партнёрстве дневного и ночного дозоров. Например, если раньше опер просто помогал лихим людям воровать иномарки, то теперь он сможет перейти на ведущие роли.



Выхода нет

Баланс начал меняться ещё до принятия закона. В начале апреля из колонии особого режима №6 «Чёрный дельфин» в Соль-Илецке освободился один из самых авторитетных воров в законе Тариэл Ониани (Таро). 10 лет назад у группировки Ониани возник конфликт с легендарным Асланом Усояном (Дедом Хасаном), к которому примкнули Вячеслав Иваньков (Япончик) и большинство влиятельных воров. И хотя Таро сидел в это время в «Матросской тишине», а по тюрьме шли воровские прогоны, объявлявшие его падшей женщиной, Япончика и Хасана достали киллеры, а их конкурент жив и свободен. По крайней мере был свободен несколько часов.





Ониани арестовали в день освобождения, а Соль-Илецкий суд поместил его под стражу на 40 дней. Вполне возможно, за это время Госдума проштампует российский вариант «закона против воров», и 61‑летний авторитет сядет до конца жизни. Хотя могли просто дать улететь в Турцию, как он собирался.

Со стороны может показаться, что такими акциями российские силовики профилактируют появление в России новых уголовников из Закавказья. Тем более в 2012 г. грузинский парламент провёл масштабную амнистию, в течение пары месяцев освободившую три четверти всех заключённых.

Правда, уже в марте 2017 г. между Грузией и Евросоюзом вступило в силу соглашение о «безвизовых поездках граждан». «Безвиз» открыл шлюзы. Из 300 тысяч грузинских граждан, воспользовавшихся услугой, 66 тысяч человек не вернулись обратно через положенные три месяца. В Европе со времён «закона против воров» пустили корни сотни авторитетных грузин, а нынешние грузинские беженцы в Германии втрое чаще попадаются на кражах и торговле наркотиками, чем марокканцы или сирийцы. Хотя там тоже не одуванчики.

Возникает вопрос: если российская Фемида всерьёз озабочена уровнем преступности, где она была в 2012 г., когда в Россию потоком хлынули амнистированные грузинские ворюги? И чего всполошилась сейчас, когда они «перенаправились» в Европу, где и жизнь богаче, и куш жирнее?



Сто лет одиночества

Впрочем, ответы на загадку могут оказаться не столько системными, сколько глубоко частными. За пределами Петербурга мало кто обратил внимание на новый срок для лидера «тамбовской» группировки Владимира Барсукова (Кумарина). 63-летнему дону добавили 24 года лишения свободы к уже имеющимся у него двум приговорам в сумме на 37 лет. Но этого силовикам показалось мало, и в апреле 2019-го появилась «молния»: по версии следствия, именно Барсуков заказал в 1998 г. убийство депутата Госдумы Галины Старовойтовой. Хотя оно ему нужно как ежу футболка.

Более того, убийство Старовойтовой по большому счёту считается раскрытым. Ещё в 2005 г. горсуд Петербурга жёстко наказал за это преступление организатора и исполнителя – сотрудника охранного предприятия «Благоверный князь Александр Невский» Юрия Колчина и тамбовского братка Виталия Акиншина. В 2012 г. посадили и заказчика – экс-депутата Госдумы Михаила Глущенко, в своё время известного среди «тамбовских» как Миша Хохол. Глущенко ещё семь лет назад хотел выйти на сделку со следствием, предлагая показания на Владимира Барсукова как своего подельника. Почему-то разыграть эту карту решили только сейчас.

Настойчивый интерес силовиков к фигуре Барсукова, возможно, объясняется близким знакомством с ним многих федеральных политиков, что родом из Петербурга. В 1990-е «тамбовский папа» решал в Питере огромный круг вопросов – от снабжения города нефтепродуктами до операции для какого-нибудь пожилого актёра. К нему шли за помощью и заведующие детсадами, и нынешние випы, которые теперь этого знакомства очень стесняются. Примеряя на Барсукова ещё и убийство Старовойтовой, силовики могут преследовать широкий спектр целей – и выслужиться перед этими випами, и компромат на них получить.

А для власти борьба с лидерами ОПГ может быть мотивирована и обычной демагогией: мол, мы за всё хорошее, против всего плохого. С таким же пафосом она объявляла войну педофилам. Но с авторитетами всё не так просто: если не будет воров, то кто в итоге будет стоять перед суровым лицом закона? На гангстеров можно списать любую ахинею: верили же многие, что питерские бандиты купили победу «Зенита» над мюнхенской «Баварией» в полуфинале Кубка УЕФА со счётом 4:0. Не окажутся ли махинации чиновников заметнее без фона из классических уголовников?

Про вора в законе Деда Хасана писали, что он контролировал поставки наркотиков, оружия, нелегальный игорный бизнес и похищения людей. А как можно контролировать похищения людей? Все киднепперы звонят ему и спрашивают разрешения? И что такое «нелегальный игорный бизнес»? Напёрсточники у метро, которые платят сержанту Иванову?

Любой садовод знает: с пугалом на огороде практичнее, чем без него. А если пугало ещё и очень страшное, на борьбу с ним можно выбить хороший бюджет. Но даже если Кремлю необходимо поддерживать боеспособность своих силовиков, с лидерами ОПГ важно не перегнуть палку. Иначе в перспективе для силовиков может не найтись адекватного количества дичи. А такая ситуация разлагает не хуже сумок с деньгами.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: