Ноты протеста

Как чуть не поссорились Раймонд Паулс и Игорь Крутой

Композитор Раймонд Паулс заявил, что покидает конкурс «Новая волна». У него какой-то конфликт с Игорем Крутым?
Чтобы задать этот вопрос напрямую Игорю Крутому, его пришлось буквально вылавливать в Москве. В последнее время композитор курсирует между Россией и США, где записывает музыку к церемонии открытия Универсиады в Казани с симфоническим оркестром.
- Игорь Яковлевич, цитирую Паулса: «Творческого процесса на «Новой волне» нет, с финансовой точки зрения я ничего не выигрываю. Почему-то все уверены, что я за это получаю тысячи. Но когда-нибудь я расскажу, сколько там получал»...
- В жадности меня никто ещё уличить не мог. А если Раймонду хочется обсудить эту тему, пусть назовёт сумму гонорара, а люди сами решат, много это или мало. Я на тему денег распространяться не хочу.
- А по поводу «творческого процесса»?
- Творчество – это штука, которую руками не пощупаешь. Наверное, отчасти Паулс прав, утверждая, что конкурс стоит на месте, мало новых имён…
В угоду политике
- Вы это тоже чувствуете?
- Упрёк в том, что в «Новой волне» участвуют одни и те же звёзды, я получаю каждый год. Но это ТО, что есть у нас на эстраде. Появилась группа «Градусы», тут же она оказалась на «Новой волне»... Может, нам с Раймондом поменяться местами: я буду критиковать, а он делать? Мы ведь с ним изначально договорились, что вместе делаем конкурс. Что ему мешало что-то менять там? Договорились, что не будет никакой политики. Поэтому всю финансовую сторону, чтобы не зависеть от Министерства культуры Латвии или России, я взял на себя. Но мы не договаривались, что один будет делать, а другой хаять. Латвия - небольшая страна, и там перед каждыми выборами происходят какие-то движения, в угоду которым Паулс, возможно, и дал это интервью, где, кстати, «Новая волна» занимала малую часть. Вопрос в другом...
- В чём?
- Обанкротился банк, в котором Паулс держал личные 1,5 млн евро. За неделю до банкротства он спросил руководство банка: «Это слухи о банкротстве? Может, мне лучше забрать деньги?» Ему ответили: «Не волнуйтесь. Слухи». В этом интервью есть в том числе и обида за утерянные деньги.
И я тоже попал под раздачу, мне об этом сказал сам Паулс, когда нас три недели назад соединила Лайма Вайкуле по телефону. «Игорь, извини, я не думал, что обижу тебя», - сказал он. Конечно, нет дыма без огня, но в том его интервью много накручено, извращено и вырвано
из контекста. В его интервью были обидные для меня вещи, но это вовсе не значит, что Раймонд перестал быть моим старшим товарищем, в чём-то учителем и уважаемым мною человеком.
Хотя для критики предостаточно моментов. Но тут разговор должен идти об уровне эстрады вообще. Раймонд в этом интервью заявил, что латышские певцы с появлением «Новой волны» стали копировать российских. Но разве это моя вина? Он хотел сделать на фестивале день латышской песни. Но при всём моём уважении это не будет иметь рейтинга. А мы всё-таки работаем для аудитории телеканала «Россия 1».
- Я слышал, были какие-то сложности - вы даже хотели перенести конкурс в другое место...
- Сложности были в прошлом году. В этом никаких сложностей нет. Мэрия, город, сама Латвия мечтают, чтобы «Новая волна» осталась в Юрмале. Об этом сразу после интервью Раймонда официально заявил мэр города. Конкурс будет. Если захочет в нём принимать участие Раймонд, для меня это будет огромная радость. Не сможет - значит, будем без него. Хотя я ему всегда говорил: «Раймонд, вместе пришли, давайте вместе и уйдём».
- В этом интервью Паулс упомянул вашу дочь: мол, помогаете ей в раскрутке.
- Я не считаю, что я её раскручиваю. Да, я могу ей посоветовать тот или иной материал. Да, если мне нравится какая-то песня, я могу профинансировать её клип. На это я имею право. Это мои деньги, и я могу их тратить, как хочу. А что касается Юрмалы, то дочь участвовала там в составе «Дискотеки Аварии». Ребята сами её пригласили в песню, которая стала хитом.
- Давно хотел спросить: по-чему конкурсанты на «Волне» поют вживую, а звёзды – под «фанеру»?
- С этого года, я всех с этим поздравляю, все до единого номера будут спеты вживую. Это довольно революционно. Так что мы растём и движемся вперёд.
- Половина артистов отпала сама собой?
- Как ни странно, вся молодёжь поёт вживую. А вот к старшему поколению есть вопросы. Не хочу никого обижать, но часть артистов, которых не будет на фестивале, - это те, которые отказались петь вживую.
- У вас случаются периоды, когда вы то дружите с Аллой Пугачёвой, то ссоритесь с музой «Новой волны»...
- Ну, не может муза фестиваля в Юрмале делать свой конкурс в другом месте, взяв тот же сюжетный ход, тех же артистов, с теми же песнями, в тех же костюмах да ещё и стать продюсером этого мероприятия. Отличие лишь в том, что у нас в финале звучит песня «До свиданья, Юрмала», а у неё - «До свиданья, Ялта». Если ты являешься музой «Новой волны», делать похожий конкурс на стороне, я считаю, нечестно. Во всём остальном… она, конечно, большая певица.
- Паулс и Пугачёва – это всё-таки потери для «Новой волны»?
- Поющая Пугачёва - да. Наверное, даже если бы она просто сидела в зале, это придавало мероприятию свой шарм. Да, это потеря. Паулс - это тоже потеря, потому что он всё-таки авторитетное лицо, которому публика в зале и телеаудитория доверяли. Но жизнь идёт
дальше...
- Свой день рождения вы традиционно отпразднуете в Юрмале?
- В этом году моего дня рождения в Юрмале не будет. Потому что сроки проведения фестиваля (с 23 по 28 июля) не попадают на него.
- Почему вы так держитесь за Юрмалу?
- Я за неё не держусь. Мало того, если почувствую, что время «Новой волны» прошло, я её закрою. Поверь, мне есть чем заниматься. У меня недавно в Корее вышел альбом с Суми Джо (корейская оперная певица. - Ред.). Я заканчиваю работу над музыкой к церемонии открытия Универсиады в Казани, где я являюсь продюсером открытия и закрытия. Но, если закрою конкурс, появятся вопросы: «А где площадка для молодых артистов?» Да, существуют проекты на ТВ, но в итоге они не дают новых звёзд. А благодаря «Новой волне» появились Билан, Дубцова, Гагарина, Джокер, «Смэш», Дорн, Стоцкая и др.
- Почему в последние годы российские исполнители не становятся победителями «Новой волны»?
- Кстати, в этом интервью Раймонд заявил, что члены жюри - россияне завышают оценки российским артистам.
- Это не так?
- Не так. Маленькие «шалости» бывают, но они были у Лаймы и Раймонда, которые немножко завышали оценки латышским исполнителям. И мы на эти шалости смотрели улыбаясь, потому что мы всё-таки находимся на территории Латвии. И никогда эти оценки не могли кардинально повлиять на результаты конкурса. Поэтому это было допустимо. Но я не видел ни разу, чтобы члены нашего жюри завышали оценки российским конкурсантам. Если, допустим, приехал сильный американец, то Лёня Агутин высшую оценку поставил ему, а не русскому артисту. Что касается прошлогодней участницы от России Нилу, то Раймонд сам поставил ей высшую оценку. А в своём интервью он сказал: «Я вообще не понимаю, как она получила высокие баллы». Я не вижу предвзятости у жюри «Новой волны». Другое дело, что там появилось новшество: мы решили не объявлять оценки третьего тура сразу, потому что пропадала интрига. И теперь озвучиваем их на закрытии, когда и эмоции сильны. А кто-то воспринял отказ от привычной схемы так, будто жюри что-то «химичит». Это неправда. Мне Лёня Агу-тин как-то сказал: «Я не люблю сидеть в жюри. Игорь, если бы меня кто-то попросил завысить кому-нибудь оценку, я бы больше не участвовал. У меня принципиальная позиция». И такой же Фадеев, и Валерия, и все остальные.
- А вам не кажется, что хорошо проверенные звёзды, выступающие на «Новой волне», уже вряд ли могут чем-то зацепить публику? Леонтьев, Лещенко, даже Агутин, который работает в стиле латино, - все давно перестали удивлять.
- Моё участие в «Новой волне» не предполагает менять артистов или заставлять их работать в новом амплуа. У каждого свой путь. Мы делаем неожиданные дуэты, поём чужие хиты. У нас были концерты в стилях танго, босанова, латино, где у артистов была возможность показать себя в непривычном амплуа. У нас если и появляется что-то неожиданное, то тут же эту тему в музыкальных эфирах нещадно эксплуатируют. Делают из этой темы основной проект. Например, появились у нас творческие вечера (в этом году, кстати, будет вечер Агутина) - после этого на Первом канале сделали проект «Достояние республики». И есть ощущение, что всё надоело, все играют в одну и ту же игру. Постоянно быть модным, неожиданным просто невозможно.
Музыка не кончилась
- Может, просто ушло время больших артистов?
- Конечно. Было время Элтона Джона, Пола Маккартни, Мадонны, Брюса Спрингстина. Последние два года я сижу в качестве зрителя на премии «Грэмми». И в этом году поеду. Сижу там в доброй зависти. Когда выходит на сцену Пол Маккартни, а ему аккомпанирует Брюс Спрингстин – это нечто! Когда Стиви Уандер играет на губной гармошке, когда они по-доброму вспоминают Уитни Хьюстон, которая умерла прямо накануне церемонии.
Потом какие это звёзды! Какое звучание оркестра! Да, меня немного шокировало, что все они работают на телевидение, а не на зал.
Во время рекламных пауз, когда они меняют декорации, - ощущение на грани того, что им просто наплевать на зал. А там сидит 25 тысяч. Но в эфире мы видим великолепное шоу. Музыка не кончилась в исполнении старых звёзд. А что делает молодёжь? MTV заполонил рэп. Мало того, музыкальные каналы пе рестают быть рейтинговыми, если они крутят музыку. На музканалах теперь идут ток-шоу, сериалы, фильмы. Кризис коснулся не только нашей музыки – на Западе то же самое. За последние несколько лет выстрелили лишь Кэти Перри, Адель и Леди Гага.
- А Леди Гага - это разве певица, не фрик?
- Поверь мне, это всего лишь внешняя оболочка. За всем этим стоит серьёзный подход, серьёзное знание музыки. Это может быстро надоесть, но за всем этим есть глубина, а не разовый успех.
- А чем вы объясняете успех Стаса Михайлова?
- Очень много факторов. Успех просто так не приходит. Это объективная реальность. Музыка ушла из ресторанов. А помнишь, какие были времена?
- Когда из каждого уличного кафе в Сочи звучал какой-нибудь «Крещатик»?
- Конечно. Проходил новогодний «Голубой огонёк», а к лету в ресторанах уже звучали 20-30 новых хитов. Люди ходили в рестораны, в том числе чтобы послушать музыку и потанцевать. А сегодня они идут за этим на концерты Стаса Михайлова. В конце концов, на эстраде появилось много певцов с нетрадиционной сексуальной ориентацией, а тут выходит мужик, который для какой-то части женской аудитории - секс-символ. Когда показывают концерты Стаса Михайлова, видно, как эти женщины умирают от удовольствия. И он на всех своих концертах поёт вживую. Многим он нравится, а многие его терпеть не могут. Это нормально. Надолго ли это - другой вопрос. Это будет зависеть и от него, и от менеджмента, и от того, сможет ли публика, любящая его, посещать его концерты в третий, четвёртый раз. Маршруты ведь повторяются. Но на сегодня он самый востребованный артист.
Зависть к Элтону Джону
- Вам песни Михайлова интересны? Есть творческая зависть?
- У меня творческой зависти к Стасу Михайлову нет. Ну и что? Я не показатель. У меня есть творческая зависть к Элтону Джону. Был момент, когда я слушал каждое его новое творение и думал: «А ведь я тоже такое вроде бы мог написать. И ноты вроде простые. Но почему-то не написал».
- «Голос» на Первом канале, кстати, вам понравился? - Хороший проект. Но это «ресторанная» история, когда участники поют чужие хиты. Артист начинается тогда, когда он благодаря своему тембру, своей манере сделал так, что песня стала хитом именно в его исполнении. С этого момента и начинается биография певца.
- В недавнем интервью Дмитрий Быков заявил мне, что видит в обществе целую формацию совершенно новых людей. Вы в музыке их наблюдаете?
- Я не вижу. Но это не значит, что их нет. Я же не могу тебе гарантировать, что своим взором охватываю всю поляну. Может, я их не вижу в силу нахождения в определённой плоскости популярной музыки. А может, их нет вообще.
Современную музыку слушают мои дети. Что-то в ней меня цепляет. Но даже если не цепляет, я пытаюсь понять, почему их зацепило. Это то поколение, которое растёт и воспринимает музыку иначе, чем наше поколение. И слава богу!
- А где молодые талантливые композиторы, которые дышат вам в затылок?
- Я не брюзжу, но время больших авторов, таких как Бабаджанян, Фрадкин, Тухманов, Пахмутова, Паулс, Антонов, прошло. Но и время больших артистов тоже. На Западе похожая история. Если раньше там в год выстреливало 50-100 новых имён, то за последнее время – только Леди Гага. Кризис коснулся не только нашей популярной музыки. Наступило время быстро вспыхивающих на сиюминутном материале звёздочек, которые так и не дозревают до больших звёзд. Но, продюсируя детскую «Новую волну», я вижу ребят, которые через 5-6 лет выведут нашу эстраду на качественно новый уровень.
Владимир ПОЛУПАНОВ
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: