Свобода от условностей нашего времени

Свобода от условностей нашего времениАрина ПОСТНИКОВА стала известной после сериала «Восьмидесятые», где сыграла журналистку «Огонька». В картине «Выжить после» актриса исполнила очень непростую роль «приговорённой синдромом Крейтцфельдта – Якоба». А в «Миндальном привкусе любви» изобразила простую провинциалку, верную и заботливую жену. Молодая актриса стремится играть разные, непохожие друг на друга роли. Зрители знают её работы в фильмах «Полное превращение», «Беспокойный участок», «Любопытная Варвара», «Спасти Пушкина» и др.

– АРИНА, в сериале «Восьмидесятые» речь идёт о советском времени, где не было ни мобильных телефонов, ни Интернета. А сейчас вы сильно зависите от этих благ цивилизации?


– Сейчас я без телефона как без рук. Но было несколько раз, когда я забывала телефон дома. И это другое поразительное ощущение, когда тебя никто не дёргает по пустякам. У тебя запланированы встречи, и ты по ним «путешествуешь» и не можешь никуда опоздать, потому, что не можешь предупредить о своём опоздании. Я в тот момент почувствовала свободу от условностей нашего времени! И те ощущения очень пригодились мне в работе над ролью журналистки «Огонька».

Что касается Интернета, то я достаточно плотно с ним сотрудничаю. Меня радует доступность информации – всё, что хочешь узнать, можешь найти одним кликом. В подготовке к «Восьмидесятым» я легко находила хронику, фотографии, статьи о советском времени. Кстати, именно из Интернета узнала, как вообще работают журналисты…

– В 1980-е годы люди стояли в длинных очередях, чтобы купить тот же «Огонёк» или «Московские новости». А вы сейчас читаете какую-то прессу, покупаете газеты, журналы?

– То, что пишут в глянцевых журналах, мне абсолютно не интересно. Газеты штудирую, в основном интернет-издания, если необходимо узнать о новостях. Стараюсь меньше сидеть у телевизора. Мне больше нравится книги читать, смотреть хорошее старое кино.

– А новостями из Нижнего Тагила, где вы родились и учились в школе, интересуетесь? Как там сейчас люди живут?

– Нижний Тагил – абсолютно не провинциальный город, быстро идёт в ногу со временем. Многие думают, что только Москва и Московская область всегда в тренде, только здесь всё растёт, развивается, строится. А вот у меня как-то были съёмки в подмосковном Серпухове. Что я вам скажу: архитектура, магазины, дороги – всё старое, с советских времён. А наш глава Сергей Носов, который раньше был гендиректором Тагильского металлургического завода, хорошо знает город и не даёт никому застояться. У нас, правда, ужасная экология, но если немножко отъехать, там прекрасные сосновые леса, карьеры, реки.

– Не в тех ли красивых местах снимался фильм «Болевой порог», где ваша героиня сплавлялась на плотах по крутым горным рекам?

– Нет, мы снимали на Алтае, но я всем советую туда поехать – невероятно красиво! Горные реки, пороги, яркие рассветы и закаты. Куча впечатлений, до старости хватит, чтобы внукам рассказывать… Сплавлялась сама. Мне физически не тяжело, я обожаю спорт. Перед съёмками мы много времени проводили на воде. Нас учили правильно управлять рафтом – такой четырёхместной конструкцией, где два больших баллона и между ними лежат перекладины. Нас крепили за колени, и в таком стоячем положении мы учились грести. Времени было в обрез, работали на пределе своих сил, и очень мало спали.

В чём сложность спуска на рафте? Когда долго держишь весло, сильно напрягаются все мышцы, и особенно сложно неподготовленным физически людям. Река всегда была с порогами, даже небольшие, они представляют собой определённую проблему. Нам никогда не приходилось сплавляться по тихой воде. Только маленькие актёрские куски снимали на более-менее спокойной водной глади. Но потом всё равно приплывали к бурному порогу.

В ходе съёмок было несколько трюков, где плот переворачивался. Один выполняли мы, актёры. А другой трюк снимали на пороге категории 6 баллов –
очень крутой. И там даже наш коллега, актёр Рома Курцын, который входит в Гильдию каскадёров, не рискнул сплавляться. Вместо нас трюк делали дублёры, такие худые девушки-каякерши. Они лихо переворачивались, но один из очень опытных инструкторов всё же повредил ногу. Потому что спуск по горной реке – дело непредсказуемое, никогда не знаешь, какой камень внизу, какие течения, и непонятно, куда тебя вынесет…

– Арина, в комедии «Полное превращение», где вы сыграли главную женскую роль, герой при помощи некоего «превращателя» мог стать кем угодно. В чьей «шкуре» хотели бы побывать вы?

– В «шкуре» директора собачьего питомника. Обязательно бы сделала жизнь животных лучше, освободила их от голода, холода, травли, кровавой бойни. У меня мама – профессиональный собаковод. Мы в семье очень любим собак. Они у нас в доме постоянно. Сейчас у папы живут среднеазиатская овчарка, огромный кобель алабай, и ещё немецкая овчарка. А у мамы – маленький шпиц. Я выросла среди собак и кошек, у меня был любимый кот Бантик всю мою сознательную жизнь. И для меня была страшная трагедия, когда он умер. Ведь животные, что ни говори, – наши лучшие друзья.