Предзакатный отблеск империи

Предзакатный отблеск империиВ буйные годы Гражданской войны кто только не печатал деньги – белые, красные, петлюровцы, просто местные начальники для местного употребления. Ходили «керенки», «совзнаки», «колокольчики», какие-то «юзовские» или «армавирские» купюры… Чем приходилось – народ тем и расплачивался. Но одна «валюта» пользовалась особым уважением – старые «николаевские» рубли. Их люди хранили вплоть до 1920-х.

Но зачем? В роковом 1917 году ушла в прошлое Российская империя. Уже была оплёвана и уничтожена семья Романовых. А дореволюционные деньги народ ещё долго уважал. Даже бумажные – что уж говорить о звонкой монете, серебряных рублях и полтинниках, золотых империалах и полуимпериалах! И не только потому, что серебро и золото – всегда серебро и золото. Вольно или невольно деньги старой России напоминали о временах процветания державы и зажиточности среднего обывателя. Всё познается в сравнении. Конечно, когда человеку не повезёт жить в пресловутые «эпохи перемен», ему любой период стабильности кажется раем. Но и сейчас, через сто лет после революции, мы с особым интересом вглядываемся в эпоху Николая II. Про плохое той поры сказано много, но вспомним и хорошее! Перед Первой мировой войной Россия входила в пятёрку самых развитых стран мира. Да, отставала от США, Германии, Англии и Франции. Но, во-первых, у каждой страны своя специфика. Во-вторых, это уже в любом случае была «игра в лиге чемпионов». Причём догоняли мы чемпионов хорошими темпами. Годы правления последнего русского императора – 1894–1917. За это время русская промышленность увеличила производительность в четыре раза. Протяжённость железных дорог ежегодно увеличивалась в среднем на 1574 км – темпы, которые в советские годы так и не были достигнуты.

Выплавка чугуна выросла почти вчетверо, меди – впятеро, добыча угля – более чем вчетверо, производство хлопчатобумажных тканей – вдвое. Российский речной флот был крупнейшим в мире; нефтяная промышленность считалась самой совершенной; русские товары во всём мире славились качеством. Крестьянская страна стремительно становилась индустриальной. При этом и сельское хозяйство находилось на подъёме – в 1913 году Россия стала главным экспортёром сельхозпродукции в мире (доля в мировом экспорте – две пятых).

Заметим, что и жизненный уровень к тому же 1913 г. тоже был вполне приличен. Конечно, тут надо уточнять, о каких категориях работников речь, о каких регионах, оценивать тогдашние цены и потребительскую корзину. Но, например, в Киеве (в те времена российском, и это само собой подразумевалось) как раз перед Первой мировой были проведены характерные исследования. Оценивался бюджет среднего молодого холостого рабочего. Его траты (еда, одежда, съём жилья, помощь родителям в деревне и т.д.) «на круг» составляли порядка 36 рублей. Зарабатывал же он 45–50 рублей – вот и делайте выводы.
Заработки «рабочей аристократии» – порядка 80–100 рублей. При этом ей масса бонусов. Например, Никита Хрущёв (советский лидер!) вспоминал, – как при царе был слесарем на шахте (квалифицированным и непьющим). Как женился – тут же дали молодым двухкомнатную квартиру… Показательная цифра: вклады в государственных сберегательных кассах с 300 млн рублей в 1894 г. выросли до 2 млрд в 1913-м. Ещё один объективный критерий – население империи увеличилось на 40 млн человек. Бюджет в стране был бездефицитным, золотой запас перед Первой мировой считался крупнейшим в мире. К 1914 г. действовала уже, по сути, полная свобода слова; революционную волну удалось сбить, а сами революционеры больше воду не мутили – кто в тюрьме, кто в ссылке, кто в эмиграции, а кто просто плюнул на политику и занялся более полезным делом. Ещё не забыть бы, что николаевский период – это время Серебряного века, удивительного взлёта культуры.

И так далее… Да, разумеется, глупо говорить, что правление Николая было безмятежным. Проигранная Русско-японская война, революция 1905–1907 гг., множество нерешённых проблем и нараставших противоречий – потом, в 1917‑м, взорвалось немало мин, которые в другой ситуации могли и не взорваться. Но заметим – из неудач и ошибок делались выводы. При Николае смогли состояться два великих реформатора – Сергей Витте и Пётр Столыпин. Их идеи помогли определить вектор развития страны.

Но в 1914-м Россия вступила в злосчастную Первую мировую войну – и попала в историческую западню. Не только она – но что нам другие государства?
Императору же Николаю II пришлось мученической смертью искупать грехи – свои и всех современников-россиян. И остался он в истории с репутацией «слабого». Но ведь это, как говорится, «лицом к лицу лица не увидать». А в ХХI веке и на фигуру последнего русского царя, и на сделанное в годы его правления пора смотреть объективнее. В этом номере «АН» представляют проект Императорского монетного двора – серебряную памятную медаль, посвящённую 100-летию отречения Николая II от престола.

Михаил АСМОЛОВСКИЙ