Над всей Испанией безоблачное небо – 2

Над всей Испанией безоблачное небо – 2В преддверии референдума в Каталонии, который центральная власть в Мадриде объявила незаконным, в Испании накаляются страсти. На фоне действий репрессивного характера становится известно и о перемещении испанских войск в Каталонию. Так что же, испанцы доиграются до повторения своей гражданской войны или своей «АТО», как Украина?

Испанские власти, вместо того чтобы поступить умно и хитро, как британцы, давшие спустить пар шотландцам и «умело посчитавшие» голоса на референдуме, ведут себя тупо.

Они пытаются запретить волеизъявление народа Каталонии и занимаются репрессиями. Причём не очень понятно, чего в Мадриде боятся – по опросам, сторонников отделения ещё недавно было меньше половины. Дело в том, что в регионе много «понаехавших», которых туда в рамках борьбы с сепаратизмом завёз ещё генерал Франко. Именно он в своё время жёстко подавил движение Каталонии к независимости. Поэтому его трепетно «любят» там и сейчас. Но такими темпами сторонников независимости станет только больше – давление порождает сопротивление. Это доказано жителями Донбасса.

Причины сепаратизма

Каталония и правда чем-то похожа на Донбасс. Там очень высокая плотность населения, много развитой и разнообразной промышленности, есть добыча полезных ископаемых. Регион обеспечивает 20% ВВП страны, 25% экспортных доходов и треть высокотехнологичного экспорта. Большие доходы и от туризма – Барселона является Меккой туристов, а курорты на Коста-Дорада и Коста-Брава очень популярны в мире. Да и недвижимость там покупают охотно, в том числе и россияне.

И точно так же как Донбасс, Каталонию обсчитывает правительство в Мадриде, давая куда меньше субсидий, чем получает от региона налогами. Представительство региона в парламенте тоже не соответствует его реальному весу, и повлиять на решения Мадрида Барселона не в состоянии. Только вот регион является автономией – с этой точки зрения у него куда больше прав на самоопределение.

Ничего удивительного, что на волне экономического кризиса идея «хватит кормить Мадрид» стала куда популярнее, чем раньше. Тем более что каталонцы –
это ещё и другой язык и в значительной мере отличная от испанской культура. Но по большому счёту никаких непримиримых противоречий нет – вполне реально договориться, например, о федеральном устройстве страны или об иной доле отчислений в бюджет или субвенциях. Но Мадрид не хочет – опасается,
что и другие регионы потребуют того же.

Например, Страна Басков. Конечно, он в своём праве, и законы Испании на его стороне. А вот как быть с Уставом ООН и правом на самоопределение? Похоже, что разрешено Косову – Крыму, Донбассу или Каталонии запрещено? По мнению Запада, у них самоопределение неправильное.

Ситуация накаляется

Мадрид начал репрессии, объявив референдум незаконным, арестовав 12 руководителей региона. Грозит даже арестовать президента Женералитата (правительства автономии) Пучдемона. Также Мадрид переподчинил полицию и прокуратуру столичным властям. И если прокуратура подчинилась охотно, то полиция подошла к вопросу формально. И не известно, на чью сторону её сотрудники станут в итоге. Опасаясь, что столкновения примут ещё более широкий характер, столица перебросила в регион дополнительные силы полиции из других регионов. А также Гражданскую гвардию – нечто вроде сочетания полиции, ОМОНа, внутренних войск, таможенников, пограничников и контртеррористических соединений. Вблизи от Барселоны уже замечены небольшие силы армии – примерно ротные комплекты техники мотопехоты, с БМП и БТР.

Вряд ли кто-то серьёзно опасается стрельбы, но это дело такое – на Украине тоже сначала стрельбой и не пахло. А когда на улицы выходит до 1,5 млн человек – всё может случиться. Если в результате подавления выступлений будут жертвы – ситуация может стать непредсказуемой. И неизвестно, на чью сторону станут некоторые части армии. Кстати, разглядывая карту дислокации частей испанской армии, можно обнаружить, что в самых опасных с точки зрения сепаратизма регионах, Каталонии и Басконии, практически нет воинских частей. Ближайшая к Каталонии бригада 1‑я «Арагон» находится в Сарагосе, и только один полк из её состава из двух батальонов мотопехоты находится в Каталонии.

Очевидно, именно эти машины наблюдали у Барселоны. Учитывая, что люди, служащие в этой части, в основном местные, то их верность центральной власти под вопросом. Именно поэтому в таких регионах частей испанцы почти не держат. Так в своё время поступал и Киев, задолго до майдана повыводив с востока страны большую часть армии на Западную Украину. Так что оружия каталонцам особо взять и негде, если вдруг до этого дойдёт. Правда, в регионе есть предприятия военной промышленности.

Пока, конечно, ни о какой «АТО» в Каталонии и речи быть не может. Но мы живём во время перемен – никто не может дать никаких твёрдых гарантий. Каталонское руководство уже заявляет, что может заявить об отделении в одностороннем порядке. А в других регионах уже появились доморощенные «фалангисты» (сторонники Франко), которые сжигают флаги Каталонии и требуют расправы над сепаратистами. Так что и в Испании свои «патриоты» полуфашистского толка имеются, которых на дух не переносят в Каталонии.

Страдание от безденежья

Испанские ВС насчитывают почти 122 тыс. военнослужащих. Правда, в их состав входят ещё немногочисленные отряды местного аналога МЧС и полк королевской гвардии. Комплектуются они с 2000 г. на добровольной основе. И хотя на русскоязычных сайтах об Испании часто можно встретить сказки том, как престижна в стране военная служба и как все туда стремятся, это не так.

Испанские ВС в значительной мере комплектуются испаноязычными иностранцами из стран Латинской Америки, с которыми есть соответствующие соглашения. Их число в некоторых частях доходит до четверти. Но и при таком использовании наёмников в армии царит дикий некомплект – вместо 120 тыс. имеется порядка 70–75 тыс. военных. То есть укомплектованность не выше 60%, а некоторые части укомплектованы максимум наполовину. К тому же «латиносы» –
тоже не решение, большая их часть настолько неграмотна, что их до техники допускать нельзя. Причём раньше ситуация с комплектованием была ещё хуже – нынешняя безработица, среди молодых превышающая 50%, гонит людей в армию.

Славные традиции прошлого и нулевой опыт

В Сухопутных войсках по штату должно быть 77 тыс. человек. Они состоят из двух дивизионных командований: по сути, в одной дивизии собраны тяжёлые бригады, в другой – лёгкие. И четырёх командований сил на заморских территориях – на Балеарских, Канарских островах и в эксклавах в Африке – Сеуте и Мелилье. Также есть командование спецопераций, артиллерии, вертолётное, инженерное, связи и другие специализированные.

Структура испанских бригад достаточно странная – внутри них есть по 2–3 «полка», состоящих из 1–2 батальонов. Причём в тяжёлых бригадах есть и горная пехота, и лёгкая – лепили как придётся. Это потому, что когда резали армию и её дивизии, то пытались сохранить исторические названия. Сходные рудименты прошлого есть и у англичан, где полками именуют батальоны, и у поляков, и у американцев.

Кстати, наименования частей у испанцев очень цветистые, названия в честь провинций страны, бывших колоний, а также королей, королев и полководцев
прошлого. Это от тех времён, когда слава испанской пехоты и кавалерии бежала далеко впереди неё и Испания владела несметными богатствами.

«Женихи смерти»

В испанской армии следует выделить так называемый Испанский легион – элитное формирование, наследник Испанского Иностранного легиона, сделанного по
образцу французского. Но уже давно в нём не могут служить иностранцы – только испанцы и испаноговорящие, как и в других частях. А когда-то именно Легион, в значительной мере укомплектованный бывшими белыми офицерами, помог генералу Франко одержать победу в войне в Марокко, да и в гражданской войне.

В Легионе вместо полков – «терции», вместо батальонов – «бандеры». Техника в основном лёгкая. Интересно то, что одна из «бандер», дислоцированная в Мелилье, и поныне называется «Команданте Франко» – но уже неофициально. Легионеры называют себя «женихами смерти». У них и девиз когда-то был
«Да здравствует смерть!». Их боеспособность, как и парашютистов, оценивается куда выше остальных частей. Их обычно задействуют для операций за рубежом, в рамках миссий ООН, ЕС и НАТО. Они, вероятно, выполнят любой поступивший приказ. Но в целом уже несколько поколений испанских военных не воевали нигде и ни с кем.

У флота тоже есть бригада морпехов, считающихся наряду с легионерами, парашютистами и спецназовцами наиболее подготовленными солдатами Испании. Но какую они позицию займут, если конфликт примет открытые формы, – сказать сложно. Пока, конечно, обо всём этом говорить можно только гипотетически. Но кто, к примеру, в 2012 году предполагал, что случится на Украине в 2014-м?

Ярослав ВЯТКИН,
военный обозреватель «АН»