Фиктивный капитал

Фиктивный капиталКак бы то ни было, но отрицать очевидное сложно. Сегодня по цене виртуальные деньги бьют все рекорды и стоят дороже самой обес­печенной золотом валюты. На начало текущей недели их стоимость достигла исторического максимума — пять тысяч долларов за цифровую единицу. О том, какое влияние они имеют на экономику страны, рассказал председатель комитета Торгово-промышленной палаты Кыргызстана по вопросам промышленной политики, экспорта, инфраструктуры и государственно-частного партнёрства Кубатбек Рахимов.

— Кубатбек Калыевич, сегодня очень много говорится о цифровых, или, как их ещё называют, криптовалютах. Мнения на этот счёт разные. Что вы думаете по поводу такого ажиотажа вокруг них?

— Вопрос на самом деле сложный. Появившиеся не так давно криптовалюты, во-первых, развиваются за рамками национальных правовых систем, во-вторых, выпуск цифровых денег никем не регулируется. Естественно, это пугает. Скажу, что первыми крупными потребителями тех же Bitcoin были криминальные структуры. Есть такое понятие, как «дарк­нет» (DarkNet). Это, скажем так, закрытая часть интернета, которая никем не контролируется, и с её помощью можно купить, например, оружие, наркотики и тому подобное или провести нелегальные сделки по отмыванию денег. Когда Bitcoin запустили, то его себестоимость была 10 центов, а сейчас он стоит около пяти тысяч долларов за «монету»! Поэтому многие аналитики используют такой термин, как «хайп», или, проще говоря, ажиотаж, когда происходит резкий взрывной интерес к какой-то теме. В данном случае, это криптовалюта. Люди начинают вкладывать в неё реальные деньги. Тот же, кто этот «хайп» запустил, как правило, получает сливки и исчезает. Это очень напоминает финансовую пирамиду. Последние скандалы, которые были связаны с эмиссией ряда таких криптовалют, носили вот такой устойчивый «запах». Но старые криптовалюты пока себя уверенно чувствуют, несмотря на различные манипуляции с ними.

— Тем не менее некоторые государства, в частности Япония, признали криптовалюту как платёжное средство…

— Конечно, признавать цифровые валюты можно, но как бы то ни было, их всё равно измеряют в чём-то натуральном: долларах, золоте и т. д. Согласитесь — это смешно. Выходит, что криптовалюта по-любому зависит от чего-то материального. Исходя из вышесказанного, можно сделать важный вывод: да, есть риски, ведь когда-то это всё имело отношение к «даркнету», и можно назвать это играми разума, но сейчас потихоньку это становится элементами реальной экономики. И здесь надо очень внимательно смотреть за тем, где цифровая валюта могла бы быть реально полезной, а где её надо опасаться. Эмиссия таких денег осуществляется не национальными финансовыми регуляторами — Национальными банками, а теми, кто имеет… вычислительные мощности. То есть, у кого есть компьютеры с мощными видеокартами, необходимое программное обеспечение, а также наличие дешёвой электроэнергии. Изначально виртуальная валюта называлась «электронными наличными» и выполняла роль условного расчётного средства, которое всегда можно было бы поменять на настоящие деньги. Иными словами, от материального фундамента они всё равно оторваться не могут.

— Некоторые финансисты прогнозируют такую возможность.

— Только в том случае, если вся мировая экономика перейдёт внутри себя на цифровые основы. Тут важно не запутаться. Есть понятие «блокчейн», или распределённый реестр хранения части информации, на мой взгляд, он более важен, чем криптовалюта. Потому как она, эта валюта, по сути, просто зашифрованные электронные кошельки с возможностью генерации монет в чью-то пользу.

— Так чем же привлекателен «блокчейн» для таких стран, как Кыргызстан?

— Прежде всего, это возможность хранения информации без наличия официально наделённой для этого полномочиями структуры. Приведу пример с самой обычной доверенностью. Чтобы её выписать и заверить, необходимо идти к нотариусу. В случае же с «блокчейном» можно обойтись и без такого визита. Одна запись унифицируется тысячью другими пользователями, которые, по сути, подтверждают существование этой доверенности. Вот эта тысяча человек будет являться гарантами, что документ существует. Если же что-то в нём нужно будет изменить, то надо пройти идентификацию и верификацию у этой тысячи пользователей, которые являются хранителями данных о доверенности. Это касается любой другой информации. То есть практически всё, что мы делаем, может быть разделено на мелкие кусочки информации, и их держателями могут быть совершенно случайные люди. Но такая же система используется в отношении них. Словом, «блокчейн», на мой взгляд, — это революция. Она позволит нам во многом уходить от избыточных и устаревших функций государства, а также изменить архитектуру общества и экономики.

— И всё же, должен же быть какой-то контроль над выпуском виртуальной валюты... Не может же любой, у кого есть суперкомпьютер, начать выпускать свои деньги?

— Теоретически это возможно. Главное определить, что же впереди: лошадь или телега. Так вот я считаю, что лошадь, то есть «блокчейны». Это построение цифровой экономики как таковой, а криптовалюты — это лишь элемент. Я полагаю, что будущее есть у неких гибридных условных единиц, которые будут носить признаки цифровых валют и одновременно будут связаны с эмиссиями каким-то государственным органом. Кстати, по этому пути пытаются идти в Российской Федерации.

— Существует ли какая-то угроза для сегодняшней мировой экономики?

— Если помните, в начале 2000-х годов существовал так называемый «пузырь дот­комов», когда все верили в технологические интернет-компании, их акции стоили безумно дорого, многие вкладывали туда деньги. А потом этот «пузырь» просто лопнул, и многие инвесторы тогда потеряли свои средства. Но это оказалось плохо для тех, кто опоздал, а кто оказался в числе первых — те вроде как не проиграли, а отрасли получили мощное развитие. Так и здесь. Если смотреть с точки зрения эффективного капитала, да, есть большие риски всё потерять, а с точки зрения технологического прорыва — может быть и неплохо. Приведу пример. Результатом «пузыря доткомов» стали современные технические решения — высокоскоростной интернет, мощнейшие процессоры и так далее. Или вот классический пример — мобильный телефон, или, как мы его называем, смартфон. Ведь, по сути, эти аппараты весом 100-150 граммов полностью заменяют целый компьютер, фотоаппарат, часы, диктофон и так далее! Однако этого бы не было, если бы в своё время не появился этот «пузырь дотком» (dotcom). Поэтому, что касается криптовалют, здесь нужно чётко понимать одну вещь. Да, кто-то пострадает, но кто-то и выиграет. Так устроен капитализм, где не бывает всех довольных. Поэтому я не исключаю надувания «пузырей», и это уже происходит, появляются аналоги «МММ», которые начали мимикрировать под криптовалюты. Например, знаменитая финансовая пирамида «Кайрос». Многие люди попались на этом. Причём среди них есть и кыргызстанцы. Возможно, что пройдёт этот кризис, и всплеск таких цифровых пирамид сойдёт на нет.

Но для меня как экономиста важнее всего связь времён и идей. Что такое криптовалюта? Это работа мощных цифровых ферм с очень высоким потреблением электроэнергии. Любая монета, «выкованная» в той или иной системе криптовалют, есть энергия. Гениальный инженер советской эпохи, философ и мыслитель, прошедший сталинские лагеря и так называемые «шарашки», Генеральный конструктор СССР Побиск Георгиевич Кузнецов ввёл в своё время понятие «энергорубль». Он в рамках подхода к так называемой физической экономике использовал в качестве валюты собственно киловатт-час энергии. Он считал, что человечество может всё измерять энергозатратами на создание того или иного продукта, и кВт/ч вполне может выступать средством измерения, расчёта, обмена и даже накопления. Не напоминает ли это криптовалюты? Есть что-то похожее — там тоже надо «майнить» (добывать) и «форжить» (чеканить) монеты и тратить энергию в прямом смысле слова. Время покажет — может и прав был Побиск Георгиевич.

Людмила БЕСЕДИНА


Справка

Bitcoin — полностью виртуальная цифровая валюта, придуманная в 2008 году японцем Сатоси Накамото (см. врез). Он написал программу-клиент для работы с Bitcoin, опубликовал на сайте Bitcoin.org описание основных принципов функционирования системы и в 2010-м исчез. Теперь проект поддерживается добровольцами, которые обновляют клиент Bitcoin.

Между тем

14 июня 2017 года в сети Интернет появилась информация о том, что Кыргызская Республика первой из стран ЕАЭС готовится выпустить национальную криптовалюту. Ответственным за эту операцию был назначен «Торговый дом Кыргызстан». Указывалось, что в реализации проекта будет участвовать российская компания, которая выступит главным трейдером при проведении ICO - первичное размещение криптовалюты. Однако позже пресс-служба главы правительства официально опровергла данную информацию.

Это интересно

Дни рождения денег

Бартер зародился примерно за 9 000 лет до нашей эры. Эта операция впервые была применена в Египте. Земледельцы приходили на рынки с целью обмена имеющихся у них товаров на нужные: коровы, овцы, зерновые культуры, масла и т. д.

Появление первой монеты и рождение первой валюты было отмечено в древнем королевстве Лидии (ныне часть Турции) примерно в 600 году до нашей эры. На первой в мире монете был изображён рычащий лев с одной стороны и простая маркировка — с другой. Форма монеты не была постоянной, а отливалась она из электрума — смеси золота и серебра в соотношении 3:1.

Банкноты появились в 1290 году. Путешественники привезли в Европу из Китая такое понятие, как банкноты, где бумажные деньги были в ходу уже с XI века. Но Европе для принятия этого нового формата денег потребовалось ещё около 300 лет. Первой европейской страной, в которой появились бумажные банкноты, считается Швеция.

В 1950 году мир впервые узнал о расчётах с помощью кредитных карточек. Сущест­вует легенда, что бизнесмен Фрэнк Макнамара оказался в ресторане Major s Cabin Grill без наличных денег и был вынужден позвонить своей жене, чтобы она приехала к нему с деньгами для оплаты ужина. Он поклялся, что это будет последний раз, когда он полез в карман, чтобы заплатить за ужин, и изобрёл Diners Club Card, первую в мире кредитную карту.
Ровно 50 лет назад в мире появились первые банкоматы. По слухам, Джон Шепард-Баррон придумал первый в мире банкомат, принимая ванну. Он развил свою идею в партнёрстве с Barclays Bank, и первая модель была установлена на севере Лондона в 1967 году.
Годом рождения биткоина и цифровых валют считается 2008-й.