А не скинуться ли вам, господа?

А не скинуться ли вам, господа?За годы независимости в респуб­лике не было построено ни одного театра, выставочного зала, библиотеки, да и вообще, вложение средств в сохранение культурного наследия или же экологические проекты как-то не в чести у местных олигархов. Всё чаще на эти цели государству приходится просить деньги у иностранных доноров. Так что вполне может создаться впечатление, что благосостояние страны больше в интересах иностранцев, чем толстосумов, гордо называющих себя патриотами.

Временно забыты

На грани закрытия оказался этногородок «Манас айылы», который возводили с таким размахом к празднованию 1000-летия эпоса «Манас».
Кстати, это один из немногих объектов, построенных уже после обретения Кыргызстаном независимости. Второй — комплекс «Рух Ордо» — был возведён на Иссык-Куле в 2002 году. В 2008 году он был выкуплен частной компанией и назван в честь Чингиза Айтматова.

«Манас айылы» с хозяином не очень повезло. Первоначально объект принадлежал мэрии Бишкека, но позже его полностью передали на баланс свободной экономической зоны «Бишкек».

По словам директора Департамента туризма при Минкультуры КР Азамата Жаманкулова, сейчас «Манас айылы» находится на балансе СЭЗ «Бишкек», но работа ведётся по передаче объекта на баланс Минкультуры. Последний раз ремонт производили в 2010 году. В настоящее время Департамент туризма при Минкультуры КР ведёт в экстренном порядке переговоры с зарубежными инвесторами по восстановлению комплекса.

Также ведутся переговоры с московскими и европейскими инвесторами, которые готовы инвестировать в восстановление культурного комплекса.
— Мы вышли на те компании, которые организовали этногородки по всему миру. Идут переговоры с компанией «Этномир» в Москве и ещё с одной европейской компанией, — пояснил Жаманкулов, отметив, что о сроках восстановления объекта говорить пока рано.

К сожалению, кыргызстанцев, желающих выделить личные средства на ремонт объекта, представляющего историческую ценность, так и не нашлось. Зато гордо выкладывать миллионы на крутой номерной знак — это в порядке вещей, как и за размещение фото на обложке глянцевых журналов. Если кто из читателей не знает, то услуга эта, как правило, платная (несколько десятков тысяч сомов).

Между тем, по данным Минкультуры, в Кыргызстане 508 объектов историко-культурного наследия республиканского значения, и практически все они нуждаются в реконструкции. Ещё лет десять, и туристам просто нечего будет показывать. Государство обращается за помощью к международным организациями, а местным патриотам не до культурного наследия. Они предпочитают вкладывать деньги в строительство ресторанов, бизнес-центров и пансионатов. Словом, в ту недвижимость, которая приносит доход.

Особо прибыльно инвестировать в политику. Это бизнес не только прибыльный, но ещё и почётный. А как же! Родня будет гордиться, что кто-то из рода во власть пролез и теперь руководит.

И так сойдёт

Есть ещё одна отрасль, куда не спешат с инвестициями богатые люди страны (они же патриоты), — экология. Просто стыдно становится, но даже урны для мусора, и те предоставлены в качестве помощи Европейским союзом.

На рекультивацию мусорного полигона опять пришлось просить деньги за рубежом. В этом году начнётся рекультивация хвостохранилищ. Международные доноры выделяют деньги на улучшение жизни населения в районах. Одна только Россия направила на проект «Социально-экономическая реабилитация жителей населённые пунктов, расположенных вблизи хвостохранилищ» 3 млн долларов.

Например, в селе Каджи-Сай есть больница. Её здание было построено в 1946 году. Раньше клиника была многофункциональной, здесь действовало восемь отделений. Сейчас осталось два, но открыта группа семейных врачей (ГСВ), которые оказывают лечебную и консультативную помощь местным жителям. Ежегодно в больнице проходит лечение более 300 человек.

Больше 40 лет здание не ремонтировалось вообще. Старожилы вспоминают, что последний раз чинили крышу и перестилали полы в 80-х годах прошлого столетия. В Минздраве КР от ремонта районных лечебниц открещиваются, дескать, эти учреждения находятся на балансе местных органов власти, а у последних нет ни средств, ни возможности содержать клиники.

За счёт средств правительства России капитально отремонтирована музыкальная школа в селе Мин-Куш. Учебное заведение было буквально восстановлено заново. Заведение открыли в 1967 году, и с тех пор оно ни разу не ремонтировалось. Как всегда, на благое дело средств ни в местном бюджете, ни у кого-либо из долларовых миллиардеров-кыргызстанцев, не нашлось.

Было время…

Надо сказать, что в Кыргызстане планы развития традиций благотворительности пытались составить ещё в 2007 году. Тогда инициативная группа рассказала о начале разработки специальной программы развития благотворительности и добровольчества.

Основной целью документа должна была стать систематизация «стихийной» благотворительности и меценатства в стране для привлечения в это движение большего количества предпринимателей. Но то ли что-то пошло не так, то ли по каким-то другим причинам, но инициатива особой поддержки не получила.
— Культура меценатства не чужда кыргызстанцам, но местные филантропы предпочитают оказывать помощь индивидуально, и большинство частных пожертвований делается неформально, в обход благотворительных организаций. Раньше благотворительную помощь в Кыргызстане оказывал правительственный фонд «Мээрим», но после событий марта 2005 года ситуация изменилась, — рассказала представитель Общественного фонда «Лига избирательниц» Эдиса Абдрахманова.

Правду сказать, разговоры о том, что в Кыргызстане необходимо принять Закон «О меценатстве», ведутся давно, но у народных избранников всё как-то руки не доходят довести это дело до ума.

Однако не совсем правильно было бы считать, что в Кыргызстане нет меценатов. Есть, и много. Даже премия ежегодная учреждена. «Ак жүрөк» называется, что в переводе значит «Меценат года», она по традиции ежегодно проводится благотворительным фондом «Айкөлдүк». По итогам года награждают лучших из филантропов. Кто-то раздал миллион сомов малоимущим семьям, другие на свои сбережения организовывают спортивные соревнования. Особенно любят учреждать премии имени себя любимых некоторые депутаты. Подобной награды удостаиваются лучшие выпускники школ. И уж совсем круто — вложить средства в постройку мечети. Это называется — помощь в социальной сфере.

Людмила БЕСЕДИНА


Кстати

Джон Дэвисон Рокфеллер жертвовал огромные суммы на благотворительность, исследовательские медицинские программы и баптистскую церковь, к которой сам принадлежал. Основал два университета: Чикагский и Рокфеллеровский. Философски подходил к построению капитала, считал, что деньги нужно делать не для самих денег, а для хороших социальных целей, отмечая также, что если у человека цель стать богатым, то он никогда не разбогатеет.

Справка

В 32 из 57 музеев необходимо провести срочный ремонт. Большинство экспонатов недоступны для посетителей и хранятся в несовсем правильных условиях. О реконструкциях храмов вечности говорится много лет, но всё упирается в отсутствие финансов. Всего по республике насчитывается примерно 220 тысяч уникальных экспонатов, и многие из них могут быть утрачены навсегда. Ситуация усугубляется тем, что в Кыргызстане практически не осталось профессионалов-реставраторов. Так что для того, чтобы воссоздать какой-либо артефакт, необходима помощь зарубежных специалистов.
Надо сказать, что после обретения суверенитета 5 мая 1993 года XII сессия Жогорку Кенеша утвердила новую Конституцию Кыргызской Республики. В ней говорилось о бережном отношении к культурному наследию. На основании этого документа был разработан Закон «Об охране и использовании историко-культурного наследия». Он был принят законодательным собранием Жогорку Кенеша 29 июня 1999 года. Статья 3 говорит: «Памятники истории и культуры, находящиеся в собственности Кыргызской Республики и субъектов Кыргызской Республики, охраняются государством». Этот закон, по мнению археологов и историков, по своим качествам уступает аналогичному закону Киргизской ССР 1976 года.

Комментарий

Депутат Наталья Никитенко:


— Благотворительность и меценатство в Кыргызстане нужно поддерживать на государственном уровне. Это общемировая практика. Организаций, занимающихся благотворительностью, много. Но государство им никакого внимания не оказывает, ни в виде благодарности, ни в виде налогового послабления. Чтобы стимулировать, мотивировать меценатство и благотворительную помощь, ещё в прошлом созыве был разработан законопроект «О меценатстве». Поначалу всё вроде бы шло неплохо, но в процессе обсуждения мы столкнулись со сложной позицией правительства, которое считает, что в случае приятия закона много средств под видом благотворительности будет проходить мимо налогового обложения, из бюджета выпадут значительные суммы. А мы как раз хотели предусмотреть ряд налоговых вычетов для физических и юридических лиц, чтобы деньги, направляемые на благотворительность, не облагались налогами. На сегодняшний день это сделать достаточно сложно. Конечно, всегда есть соблазн, что кто-то захочет свою коммерческую деятельность выдать за благотворительность. И всё же я думаю, что не нужно опасаться рисков, которые решаемы. Нужно двигаться вперёд, открывать новые возможности и для организаций, и для людей. Создавать культуру социально ответственного бизнеса, когда компании работают не только на развитие собственного дела, но и понимают, что несут высокую социальную ответственность за свою деятельность.