Пока на запасном пути

Пока на запасном путиГорнопромышленную отрасль принято называть локомотивом экономики Кыргызстана. Однако именно данная сфера переживает глубокий кризис и требует немедленных и довольно серьёзных законодательных реформ.

Перемен требуют наши дела

Одна из причин, которые мешают развиваться горнодобывающей отрасли КР, — отсутствие специалистов в эшелонах власти. Об этом заявил президент Ассоциации горнопромышленников и геологов Орозбек Дуйшеев. По его словам, сегодня в аппаратах президента и премьер-министра нет ни одного горняка. Аналогичная ситуация в Минэкономики.

— В настоящее время по инициативе президента работает Национальный совет по разработке стратегии развития до 2040 года. И в его составе нет ни одного горняка, — подчеркнул он. — Наша ассоциация, в состав которой входят профессионалы, много лет отдавшие горной промышленности, подготовила свои предложения и передала их рабочей группе. Однако ответа до сих пор не получили.

Такое отношение приводит к тому, что при разработке законопроектов и различных стратегий страна продолжает наступать на одни и те же грабли. Взять, к примеру, основной закон для развития горнодобывающей отрасли — Закон «О недрах». Поправки в него вносились неоднократно, последний раз это произошло в 2012 году. И вот, депутаты работают над новой редакцией. По мнению горнопромышленников, этот главный документ не защищает интересы кыргызского народа. Свои замечания и предложения они направляли депутатам и тогда, в 2012-м, и сейчас.

— В 2012 году, когда последний раз вносились изменения, наша ассоциация также вносила свои предложения по улучшению ситуации в вопросах недропользования. Но, к сожалению, тогда они не были приняты во внимание. Сегодня мы являемся свидетелями, как комитет по недропользованию Жогорку Кенеша в лице руководителя Кожобека Рыспаева готовит новый вариант — проект закона о недрах. Мы подготовили около 30 предложений, но буквально на днях узнали, что было внесено всего порядка восьми незначительных изменений. Этого недостаточно. В последнее время государство испытывает определённые трудности в вопросах реализации именно горных проектов. Поскольку со стороны населения усиливаются протестные настроения, жители не дают работать недропользователям, которые в своё время получили лицензии, — рассказал горный инженер, доктор технических наук Дуйшенбек Камчыбеков.

Эксперты считают, что для разрешения подобных проблем необходимо пересмотреть порядок выдачи лицензий. Ранее, по их словам, законодательство предусматривало заключение генерального соглашения при передаче в разработку месторождения, однако в 2012 году эту норму из закона убрали.
— На наш взгляд, это абсолютно неправильно. Хорошо, не хотите называть генеральным соглашением, пусть будет контракт, как в России или в Казахстане. В нём должны прописываться все требования, обязательства и условия. У нас же такого нет. А горнодобывающая отрасль отличается тем, что каждое месторождение имеет свои свойства, свои отличия. Кроме того, контракты должны разрабатываться с учётом мнений местного населения и их интересов, — объясняет Орозбек Дуйшеев.

На местном уровне

При этом работать с жителями, уверены горнопромышленники, нужно в самом начале, поэтому необходимо сделать процесс выдачи лицензии двухэтапным.
— Что мы имеем сегодня? Госкомитет промышленности, энергетики и недропользования КР получает заявку от недропользователя на разработку месторождения, рассматривает её и выдаёт лицензию. Лицензиат выполняет определённые условия — разрабатывает проект, согласовывает его по вопросам экологии, промышленной безопасности, охраны недр — терпит определённые затраты. А потом госкомитет говорит ему самостоятельно договариваться с местными властями, с населением. Дадут они разрешение работать или не дадут… А время простоя — это опять же финансовые потери. Мы считаем, что такой подход не отвечает в полной мере государственным интересам. Инвестор после подачи заявки в госкомитет прорабатывает вопросы с местным населением, местной властью, на контрактной основе договаривается, учитывая социальные пакеты, и после этого уже госкомитет должен выдавать лицензию. Тем самым решаются все вопросы, — объясняет Дуйшенбек Камчыбеков.

С ним согласен и горный инженер, заслуженный работник промышленности КР Картайбек Мукамбетов. По его мнению, сначала должно определяться право на разработку месторождения, затем инвестор через какое-то время предоставляет технико-экономическое обоснование или проект по разработке данного месторождения, которые должны пройти все экспертизы.

— После того как инвестор определит все свои затраты, включая налоги и другие выплаты, станет ясно, какую чистую прибыль возможно получить. Тогда должен быть составлен контракт или договор между уполномоченным государственным органом и инвестором. В нём необходимо определить не только доли, но и взаимные обязательства сторон, учитывая все форс-мажорные обстоятельства. Если бы такие контракты заключались, то не было бы всех сегодняшних споров и судебных разбирательств, — отметил он.

Чехарда же, сложившаяся с выдачей лицензий, стала источником коррупции. По словам Орозбека Дуйшеева, сегодня на руках находится более 2 000 лицензий. У одних их отбирают, другим выдают…

— Это коррупция. Каждая лицензия должна быть выдана в интересах кыргызского народа, для государства. Комиссии же, которые их выдают, совершенно не имеют представления о горнодобывающей отрасли. Получается такой формализм, — считает он.

Отсутствие чётко сформулированных контрактов, по мнению членов ассоциации, уже приносит свои негативные плоды. Взять к примеру золоторудный объект «Алтынкен» (месторождение Талды-Булак Левобережный). По словам Дуйшенбека Камчыбекова, доля китайской компании в проекте составляет 60%, остальные 40% — у Кыргызстана. Потратили порядка 270 млн долларов на строительство золотоизвлекательной фабрики, после чего оказались перед фактом, что она не может переработать концентрат, который там добывается: золотомедный и сульфидный.

— Китайские специалисты говорят, что не знали о содержании меди в руде. Поэтому технологическая линия была рассчитана только на переработку чистого золотого концентрата. Теперь мы должны провести реконструкцию этой фабрики, потратив определённые финансовые средства. Но члены нашей ассоциации резонно задают вопрос: почему так получилось, чья это вина, почему специалисты допус­тили такую ошибку? Как так может быть, что при строительстве фабрики не знали, что в руде содержится кроме золота ещё и медь? — вопрошает он.

Ни цента

Переживают горняки и за судьбу многострадального джеруйского проекта. Они опасаются, что разработка месторождения в будущем может стать предметом политических манипуляций, так как в этом проекте кыргызская сторона не имеет своей доли. Поэтому, отмечают члены ассоциации, стороны должны вновь сесть за стол переговоров и обсудить все возможные варианты.

— По расчётам предыдущих и нынешних владельцев этой лицензии, за вычетом всех капитальных и эксплуатационных затрат, они будут иметь чистой прибыли порядка 1,5 млрд долларов. А из этих денег кыргызская сторона не получит ни одного цента. Поэтому наша ассоциация считает, что этот вопрос мы должны разрешить сегодня, а не оставлять на будущее. Мы считаем, что ещё при рассмотрении вопроса необходимо было заложить в проект долю Кыргызстана. И пока ещё не поздно, надо это сделать. Иначе в будущем могут возникнуть проблемы, — высказал мнение Дуйшенбек Камчыбеков.
Как отнесётся к изменениям правил игры инвестор, уже вложивший более 100 млн долларов в проект, несложно предуга­дать. Да и в целом подобная тактика может отразиться негативно на инвестиционной привлекательности, ведь любой здравомыслящий предприниматель сто раз
изу­чит ситуацию в стране, прежде чем вкладывать свои средства.

Ещё одна проблема, на которой остановились горняки, — разработка Кавакского буроугольного месторождения, расположенного в Нарынской области. Недавно там побывали члены ассоциации и сотрудники Национальной академии наук и огорчились, когда посмотрели, как сегодня его разрабатывают.
По словам Картайбека Мукамбетова, это крупное месторождение в Средней Азии. На сегодняшний день разведанные запасы составляют около 1 млрд тонн, а прогнозные запасы — свыше 2 млрд (в Кавакский буроугольный бассейн входят месторождения Кара-Кече, Мин-Куш, Кок-Мойнок, Кашка-Суу, углепроявления Донуз, Карачаули и др. — Прим. авт.).

— Только в Мин-Куше работает семь маленьких предприятий, в Кара-Кече — четыре. И большая часть из них работает с крупными нарушениями правил безопасности ведения горных работ. Если не навести порядок, то могут произойти различные аварии, в том числе и с человеческими жертвами. К сожалению, наши ответственные органы почему-то это дело плохо контролируют. После посещения мы написали докладную записку на имя председателя госкомитета, где попросили провести тщательную проверку и приостановить деятельность предприятий, на которых допускают крупные нарушения, — подчеркнул он.
Возникает резонный вопрос. Почему контролирующие органы слепы в этом случае, хотя в отношении того же «Кумтора» к соблюдению правил безопасности, да и не только, предъявляют повышенные требования и чуть что — сразу штрафуют?

— Правила в горнодобывающей отрасли должны быть для всех одинаковыми, в горном деле необходимы железная дисциплина и неукоснительное выполнение законодательства, — считает Орозбек Дуйшеев. — Горнодобывающая отрасль — это сложнейшее хозяйство. Поэтому должна быть обязательно особая структура, ею занимающаяся, а также необходима интеграция с наукой. А у нас про науку вообще забыли.

Горнопромышленники надеются, что лица, принимающие решения, услышат их рекомендации. В этом случае, они уверены, возможно развитие горнодобывающей отрасли — локомотива экономики страны.

Мария ОРЛОВА