Преступление на всякий случай

Преступление на всякий случайВо время обсуждения итогов работы депутатской комиссии, которая была специально создана для изучения вопросов, касающихся фактов мародёрства, разграбления банковских ячеек, произошедших в 2010 году, сделок, связанных с реализацией всех национализированных объектов, в ход едва не пошли кулаки.

В поисках крайнего

Мародёрства — одна из самых грязных и кровавых страниц в истории современного Кыргызстана. Честное и профессиональное расследование событий 2010 года может привести к неожиданным результатам и поставить под сомнение порядочность многих влиятельных и высокопоставленных людей. Кто-то грабежи организовывал, кто-то в них участвовал, кто-то знал, но молчал, а кто-то все эти годы не давал хода расследованию.

Одно ясно: безвластие, наступившее после 7 апреля 2010 года, предоставило предприимчивым людям отличный шанс значительно поправить своё материальное положение. Представители клана Бакиевых, а также часть аффилированных с ними бизнесменов бежали из страны. Пока дымился захваченный Белый дом, а в больницах врачи спасали раненных в столкновениях людей, предприимчивые граждане пытались обогатиться.

За помощью к милиции обращаться было бессмысленно. Стражи порядка отказывались что-либо делать, либо сами участ­вовали в грабежах и рейдерских захватах.

Деньги и стоимость имущест­ва, сменившего в те дни хозяев, достоверно подсчитать невозможно. В качестве крайне грубой оценки можно утверждать, что суммарный объём мародёрств и грабежей в апреле-мае 2010 года в Кыргызстане достигал сотен миллионов сомов.

С тех пор прошло семь лет. Тема мародёрств и поиска виновных неоднократно поднималась и вновь затухала. Среди возможных организаторов «трофейных команд» упоминались десятки имён, в том числе и влиятельных политиков, представляющих несколько партий. Подозреваемые говорили о полной невиновности и утверждали, что клевету распространяют их политические противники. Сама по себе тема действительно хороша для сведения политических счётов.

Чтобы нет, так да

Дабы поставить точку, парламентарии пригласили руководителей соответствующих государственных органов и ведомств. Отчитываясь перед коллегами о проделанной работе, председатель этой самой временной депутатской комиссии Анвар Артыков отметил, что поставленная цель была достигнута, «поскольку по поднятым вопросам проведена конкретная работа, идут судебные разбирательства».

— Возникли препятствия в работе комиссии. МВД, Генпрокуратура, а также другие органы тормозили расследование. Позже я назову конкретные имена. Я не понимаю, почему аналогичная комиссия в 2012 году не смогла завершить расследование на должном уровне, — заявил Артыков.

Однако с такой оценкой не согласились члены оппозиционных фракций, в частности депутат от партии «Ата Мекен», бывший генеральный прокурор страны Аида Салянова. По её мнению, выводы комиссии основаны на слухах, и никаких конкретных доказательств причастности конкретных людей к фактам мародёрства им найти не удалось.

Напомним, лидера фракции «Ата Мекен» Омурбека Текебаева подозревали в причастности к тому преступлению и в покровительстве людям, которые, якобы, занимались неблаговидными делами в апреле 2010 года.

По словам Аиды Саляновой, Анвар Артыков с самого начала предвзято относится к лидеру фракции Омурбеку Текебаеву, поэтому стал председателем комиссии по делу о мародёрствах. Хотя, по её мнению, из-за конфликта интересов должен был взять самоотвод.

Анвар Артыков не удержался и публично оскорбил народную избранницу. Такое поведение вызвало бурю негодования в парламенте. Депутат Бахадыр Сулейманов попытался заступиться за Салянову и потребовал от Артыкова убавить тон, а женщинам посоветовал отвечать аккуратнее, а также напомнил коллеге, что тот всё же мужчина.

В то же время подготовленная членами комиссии справка вызвала у парламентариев некоторые сомнения.

В частности, соратница Саляновой по партии Наталья Никитенко поинтересовалась у главы временной депутатской комиссии Анвара Артыкова, не является ли он членом Союза писателей.

— Ознакомившись с текстом справки, могу сказать, что текст очень авторский, и нет никаких конкретных фактов, временная депутатская комиссия не может в подобном стиле писать такое заключение. Депутат, тем более из пятого созыва, должен знать, как на самом деле должно выглядеть заключение комиссии. Вы говорите, что в прошлом созыве пять депутатов не подписали заключение временной комиссии, вы говорите ложь. Мы не «не подписали», а сделали альтернативное заключение, выступили в ЖК и привели конкретные факты. В вашем заключении нет ни одного убедительного факта. Вы пишете «может быть», «мы думаем», «может быть». Сейчас спросили у вас, обнаружены ли новые факты во время работы комиссии. Нет! Всё основывается на показаниях Абдуллы Юсупова — мошенника, заключённого в СИЗО, — подчеркнула Никитенко.





Напомним, в августе 2012 года парламентская фракция «Республика» презентовала на внеочередном заседании парламента видеоинтервью участников апрельских грабежей и поджогов имущества семьи экс-президента Курманбека Бакиева. Среди основных респондентов — Абдулла Юсупов, участник группировок, которые сожгли дом экс-президента 7 апреля. В интервью Юсупов давал показания против депутата от «Ата Мекена» Райкана Тологонова и его сына Мусы. Позже Юсупов дал показания и против других членов партии: лидера «Ата Мекена» Омурбека Текебаева и его коллеги Туратбека Мадылбекова. После обнародования видео, где были видны лица принимавших учас­тие в мародёрствах, а потом приведены признания некоторых из них, была создана депутатская комиссия по расследованию случившегося, состоящая из представителей всех пяти фракций.

Дело века

Депутат Дастан Бекешев выразил мнение, что вопросы будут сняты, когда следственные органы предоставят реальные факты, доказательства. Вопрос в том, смогут ли, и будет ли от этого толк?

Кстати сказать, один раз уголовное дело по фактам мародёрства уже доходило до суда. Но решения по нему не было. Дело в том, что в ночь с 30 на 31 июля 2015 года было взломано помещение суда Чуйской области. Двое неизвестных по приставной лестнице забрались на балкон второго этажа, выломали дверь балкона, спустились на первый этаж, взломали дверь кабинета судьи Азамата Джумагулова и открыли, подобрав ключи, его сейф. Похитители унесли с собой шесть томов уголовного дела, в котором содержались материалы по мародёрам, грабившим Бишкек в ночь с 7 на 8 апреля 2010 года. Соответственно, без материалов дела рассмотрение его в вышестоящих инстанциях стало невозможным.

Есть ещё одна интересная деталь. В 2012 году представитель Генпрокуратуры сообщал о 13 подтверждённых фактах мародёрства, но по восьми от домо­владельцев не поступали заявления, в итоге в наличии осталось только пять возбуждённых дел.

Тогда Генпрокуратура не нашла убедительных доказательств, чтобы привлечь атамекеновцев к уголовной ответственности. До суда дошло дело Абдуллы Юсупова. Кстати, генеральным прокурором в то время была Аида Салянова, которая сейчас сама является депутатом от партии «Ата Мекен».

Весьма категоричным во время обсуждения наболевшего вопроса был нардеп Кожобек Рыспаев, который выступил с предложением, чтобы Генеральная прокуратура рассказала, кто в Кыргызстане мародёр. По его словам, отрицать, что были мародёрства в 2010 году, нет смысла.

— Все знают, что они были. Но скажите людям, кто конкретно, — потребовал парламентарий.

И всё же, почему дело «Мародёры-2010» обсуждается довольно часто, но конкретных заказчиков так до сих пор и не назвали? Вопрос, как говорится, риторический. Правда, некоторые представители кыргызстанского истеблишмента считают, что мародёрскую карту будут разыгрывать всякий раз, когда необходимо убрать неугодных политиков. Именно поэтому в течение семи лет в этом деле не ставят точку. Вот и на этот раз вспомнили о мародёрах, после того как обострился конфликт между президентом Алмазбеком Атамбаевым и лидером партии «Ата Мекен» Омурбеком Текебаевым. Вскоре Текебаев был арестован. Затем в рамках расследования дела спецслужбы задержали бывшего депутата Жогорку Кенеша V созыва Райкана Тологонова. Его подозревают в организации мародёрств, и решением Первомайского районного суда ему избрана мера пресечения в виде заключения под стражу с содержанием в СИЗО ГКНБ КР до окончания следствия.

Максат Чынгыз уулу

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: