Радикальный подход

Радикальный подходПодобный документ был разработан правительством страны впервые и, надо сказать, заслуживает особого внимания. На реализацию программы отводится целая пятилетка, и многие надеются, что ситуацию можно изменить в лучшую сторону, ведь в противном случае Кыргызстану грозит участь Афганистана.

Предупреждён, значит вооружён?

Судя по всему, данный нормативно-правовой акт стал итогом аудиенции у президента КР Алмазбека Атамбаева председателя Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) Абдиля Сегизбаева, которая прошла в середине февраля. О чём контрено шла речь на встрече, пресс-служба главы государства особо не распространялась, а лишь сухо проинформировала общественность, что Сегизбаев «доложил президенту о принимаемых мерах по борьбе с терроризмом и экстремизмом, а также о работе Госкомитета нацбезопасности по повышению эффективности антитеррористических мероприятий». И, как следует в таких случаях, были обсуждены дальнейшие планы по совершенствованию всего комплекса мер по обеспечению безопас­ности страны и её граждан, в том числе в связи с выявлением и пресечением деятельности террористических и экстремистских организаций.

Хотя некоторые политики предположили, что для встречи на седьмом этаже, кроме проблем с радикальными организациями, был и другой повод — грядущие президентские выборы. Ведь не исключено, что радикальные организации применят все силы для негативного влияния на этот процесс.

— Угроза религиозного экстремизма и терроризма приобрела глобальный характер. Сейчас крайне необходимо повысить уровень взаимодействия государственных органов, в особенности правоохранительных и местного самоуправления. Нам нужно принимать долгосрочные меры по укреплению системы безопас­ности. Правительственная программа ставит перед собой ряд задач, но её главными целями должны стать профилактика и предупреждение проявлений религиозного экстремизма и предотвращение угроз терроризма, — пояснил вице-премьер-министр Жениш Разаков, презентуя программу.

На сегодня, согласно официальным данным, более 500 граждан Кыргызстана были завербованы в ряды террористических группировок и в настоящий момент принимают участие в боевых действиях за рубежом. В том числе в Сирии. Сколько их там на самом деле, вряд ли кто ответит.

Надо сказать, что в госпрограмме, которая сейчас проходит широкое общественное обсуждение, впервые не только чётко расписаны конкретные действия ряда министерств и ведомств по борьбе с радикальными проявлениями, но и конкретизирована роль Духовного управления мусульман Кыргызстана (ДУМК), и что особенно важно — религиозных лидеров в регионах.

Слабое звено

При разработке госпрограммы по противодействию экстремизму и терроризму правительство выявило «слабые стороны» борьбы с радикальными проявлениями. Их две — внешние и внутренние факторы.

К первым специалисты отнесли то, что расширение международных связей, глобализация, информатизация общества способствовали тому, что терроризм и экстремизм приобрели трансграничный характер.

— Особую уязвимость КР предопределяет географическая близость Центральной Азии к регионам, характеризующимся нестабильностью и конфликтами, ставшим очагами распространения идей экстремизма. Серьёзную опасность представляют возвращающиеся на родину участники боевых действий. Демократический режим в респуб­лике используется экстремистами и террористами для перебазировки своих групп в КР, создавая дополнительные риски, — пояснил Разаков.

К внутренним предпосылкам эксперты отнесли политические, социально-экономические, культурные и религиозные факторы, которые в совокупности влияют на формирование радикальных идей среди социально уязвимых слоёв населения.

Имеющиеся факты коррупции в государственных органах, недостаточный системный подход при принятии решений, касающихся социальных потребностей общества, малая эффективность существующих механизмов защиты прав человека, а также не разрешённые должным образом последствия конфликтов с применением насилия, имевших место в стране, порождают неудовлетворённость части населения действиями государственной власти.

Наличие безработицы, недостатки в образовательной системе и в управлении на местном уровне вызывают недовольство социально уязвимых слоёв населения, часть которого может быть подвергнута влиянию религиозно-экстремистских и террористических течений. Недостаточная интеграция этнических сообществ в социально-культурные и политические процессы повышает риск криминализации отдельных граждан и групп.

Негативно влияет и тот факт, что за 25 лет независимости у части населения не сформирована общегражданская идентичность, осознание ценности и важности укрепления суверенитета и государственности Кыргызской Рес­публики.





Данное положение способствует поиску ими альтернативной национальной и религиозной идентичности, что косвенно содействует их радикализации. Отсутствие должного внимания со стороны соответствующих государственных органов к данным процессам может привести к расширению вербовочной базы для экстремистских и террористических организаций.

Будущее под вопросом

Особой главой в документе выделена специфика распространения идей экстремизма и терроризма в Кыргызстане. Прежде всего, это сращивание радикальных религиозных течений с организованными преступными группировками, вербовка в пенитенциарных учреждениях, не уменьшающаяся численность населения КР и уязвимых групп трудовых мигрантов с низкой социализацией и слабой интегрированностью в новой среде, а также рост вовлечения в экстремистскую деятельность несовершеннолетних, женщин, молодёжи, людей преклонного возраста. В принципе, нового здесь ничего нет.

Однако надо отдать должное правительству. Пожалуй, впервые в документе были чётко обозначены слабые стороны борьбы с влиянием религиозных радикальных группировок.

В первую очередь, не была достигнута эффективность мер по пресечению и профилактике экстремизма вследствие быстро изменяющейся тактики вербовки в экстремистские и террористические группы. Кроме этого, информационно-разъяснительные мероприятия не охватывают на должном уровне широкие слои общества и представителей наиболее уязвимых групп.

Нельзя сбрасывать со счетов и недостаточно разработанную систему противодействия распространению материалов экстремистского и террористического содержания в сети Интернет. По данным ГКНБ КР, за прошлый год было обнаружено около 500 случаев запрещённой литературы. В 2015-м эта цифра выглядела скромнее — 375. Сколько таких фактов не попадает в поле зрения правоохранительных органов? Плюс ко всему, сохраняется высокий уровень внешней и внутренней миграции наряду с недоработанной системой учёта и контроля граждан КР за рубежом.

Людмила БЕСЕДИНА


Кстати

Депутаты парламента одобрили поправки в Закон «О противодействии терроризму». Вот организации, чья деятельность запрещена решениями судов КР:


1. «Аль-Каида»;
2. «Движение Талибан»;
3. «Исламское движение Восточного Туркестана»;
4. «Курдский народный конгресс» («Конгра-Гель»);
5. «Организация освобождения Восточного Туркестана»;
6. «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»;
7. «Группа джихада» («Союз исламского джихада»);
8. «Исламская партия Туркестана» («Исламское движение Узбекистана»);
9. «Церковь объединения» (церковь Муна);
10. «Жайшуль Махди»;
11. «Джундь-аль Халифат» («Джунд-аль Халифат»);
12. «Ансаруллох» («Ансарул Аллах»);
13. «Ат-Такфир Валь-Хиджра» («Ат-Такфир валь-Хиджра»);
14. «Акромия»;
15. Саид Бурятский;
16. ИГИЛ;
17. «Джебхат ан-Нусра»;
18. «Катибат аль-Имам аль-Бухари» («Батальон Имама Бухари»);
19. «Жаннат Ошиклари» («Поклонники рая»);
20. «Джамаат ат-Таухид валь-Джихад».

Комментарий

Начальник отдела 10-го управления МВД КР Эрлан Бакиев:


— В свете последних событий в Сирии, плюс террористический акт в Санкт-Петербурге, можно предположить, что ситуация с распространением идей радикализма будет только ухудшаться. Очень важно оградить от таких течений молодёжь. Мы предложили вести контроль за распространением вредоносной информации через Интернет. Ведь именно с помощью Всемирной паутины чаще всего распространяются экстремистские идеи. В «Хизб ут-Тахрир» работают очень сильные специалисты в области IT-технологий. Сегодня нам нужно совместно поработать над созданием платформы регулирования Интернета. У нас в стране уже разрешена практика досудебного блокирования вредоносных интернет-ресурсов. Однако самим спецслужбам даётся крайне мало времени, чтобы доказать, что тот или иной виртуальный ресурс представляет угрозу. В предложенную правительством программу включены все необходимые меры, которые, я уверен, станут эффективными в борьбе с проявлениями религиозного экстремизма. Однако их нужно совершенствовать. Сегодня в респуб­лике ведётся активная работа над системой религиозного образования, что позволит гражданам получать духовные знания со школьной скамьи, во время обучения в вузе. Кроме этого, готовят имамов, которые будут работать в светском государстве, исповедуя идеи толерантности и веротерпимости. Только в 2016 году наши сотрудники провели более 30 тысяч лекций в школах и вузах, нами разработан и запущен пилотный проект по религиозной образованности в начальных школах, где много внимания уделяется определениям экстремизма и его течений. Есть также совместный план ГКНБ, МВД, ГСИН по профилактике экстремизма в местах лишения свободы.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: