Мода на пикет

Мода на пикетРазрешать любые конфликтные ситуации в республике различными акциями протеста, особенно при помощи перекрытия стратегических автомагистралей, стало уже традицией. У властей же, можно предположить, нет возможности противостоять этому явлению. По данным МВД, за прошлый год в Кыргызстане прошло более двух тысяч одних только митингов.

С приходом весны политическая жизнь в Кыргызстане активизировалась, и, по всей вероятности, в связи с грядущими президентскими выборами самые жаркие сценарии акций протеста нас ждут впереди.

Начало процессу положили сторонники арестованного две недели назад депутата Омурбека Текебаева. Они пытались перекрыть движение транспорта по автомагистрали Ош — Бишкек в районе села Акман Базар-Коргонского района.

Сотрудникам правоохранительных органов стоило огромных усилий не допус­тить подобной акции протеста. Милиционеры УВД Джалал-Абадской области в буквальном смысле выстроились живым коридором, чтобы пресечь попытки перекрыть дорогу.

Такими же мерами угрожали в своё время сторонники теперь уже бывших народных избранников Ахматбека Келдибекова, Карганбека Самакова и других.
Совсем недавно была предпринята попытка перекрытия дороги в одном из населённых пунктов. Местные жители потребовали вернуть в собственность местной администрации земельный участок, который много лет не использовался иностранными инвесторами по назначению, а то и дело перепродавался.

А что же власти? В 2014 году в парламенте Кыргызстана с минимальным перевесом «за» были приняты поправки в Закон «О проведении мирных собраний». Они разделили депутатский корпус на два лагеря. Одни считали законопроект шагом на пути к демократии, другие доказывали, что принятие данного норматива создаёт для пикетчиков тепличные условия, и они будут митинговать до бесконечности. Будь то отключение электричества или смещение с должности очередного чиновника. Последнее особо в моде.

Надо сказать, что принятые на днях поправки в пикетное законодательство вряд ли исправят ситуацию. Ярая противница продвижения законопроекта Ирина Карамушкина призвала своих коллег одуматься.

— Они (митинги. — Прим. авт.) никогда не прекратятся. У нас народ привыкнет к тому, что выйдя на площадь, можно добиться своего. А так не должно быть. Мы не можем людям создавать условия для митингов, — заявляла нардеп.

Её поддержал Эркинбек Алымбеков. По мнению последнего, лояльностью властей по отношению к пикетчикам могут воспользоваться различные сомнительные личности, а возможно, и криминальные, деструктивные элементы. Да и разленились люди. Лучше «кетсин» прокричать, чем работать.

Надо сказать, что сами поправки вряд ли изменят ситуацию в лучшую сторону, хоть они и вызвали в парламенте бурные дебаты. Например, в законопроекте говорится, что акции можно проводить, «не приближаясь к стратегическим объектам менее чем на 50 метров». Можно себе представить, как будут доблестные стражи порядка бегать с рулеткой, отмеряя расстояние. А ну как не 50, а 49 метров окажется до важнейшего объекта? Вот тут-то разборки и начнутся. Что же касается мест проведения подобных мероприятий, в новом законопроекте конкретно этот пункт не обговаривается, но поскольку чаще всего у нас митингуют у Белого и Желтого домов, которые по реестру стратегических объектов именно к таковым и относятся, то метры «табу» особой роли не сыграют. Если депутаты не услышат митингующих, то увидят. Благо окна большие.

Кыргызстанцы уже привыкли, что каждый день начинается с известия о митинге в том или ином регионе. Хоть два человека, но протестуют. Это стало уже достопримечательностью страны. Пока народные избранники заняты поиском золотой середины для решения ситуации, всё большим спросом стали пользоваться так называемые «пикетирщики». Это новая профессия, если её так можно назвать, которая приобрела большую популярность после апрельской революции 2010 года.





Улан, 19 лет, приехал из отдалённого села Иссык-Кульской области. В мёртвый сезон в курортной зоне работы нет, вот и подался в город. Но в столице парня без образования и опыта работы никто не ждал. Он перебивался подёнщиной. Солидный, по его меркам, заработок подвернулся неожиданно. На рынке подошли двое. Спросили: не хочет ли он заработать? Улан поинтересовался, что нужно делать. Его успокоили, ничего криминального. Просто в нужное время постоять с плакатом возле Белого дома. За три часа работы — 150 сомов, а если он приведёт друзей, то за каждого ещё по двадцатке накинут.

— Они спросили мой телефон. Звонят сами. Их номер у меня не определяется. Мне сказали, чтобы я ничего не боялся. Главное, крику побольше, но в стычки с милицией не вступать. А если случится, что меня задержат, обещали «отмазать». А за кого кричать, честно скажу, мне всё равно. Лишь бы деньги платили, — рассказал корреспонденту «Аргументы недели. Кыргызстан» Улан.

На вопрос про патриотизм или совесть парнишка честно ответил, что когда есть охота, разговоры о «высоком» кажутся кощунством.

По его словам, он в Бишкеке с осени и участвовал уже в 20-25 акциях протеста. Он также поведал и то, что особенно хорошо на контакт идут студенты. В день зарабатывают по 500-600 сомов. А если митинг резонансный — то и больше.

Некоторые участники акций протеста рассказали, что в респуб­лике уже начали создаваться некие фирмы — организаторы забастовок. Дело поставлено на поток. Хочешь организовать пикет? Плати! По разным данным, на организацию одной акции с участием 10 человек уходит примерно 6-7 тысяч сомов. В стоимость входят и плакаты. Занятие весьма прибыльное, потому как акции протеста, по причине и без неё, в столице и в регионах уже давно стали некой традицией. По данным официальной статистики, за прошлый год в митингах по поводу кадровых назначений и отставок приняло участие более миллиона человек.

На площади всегда дежурят насколько «нужных» людей, представители фирм-организаторов пикетов. Их владельцы имеют выход на властные структуры, которые подключаются в нужный момент, чтобы создать видимость воздействия пикета. Эта услуга тоже платная. Цена колеблется в зависимости от высоты чина, готового отреагировать на недовольство граждан. Стоит ли рассказывать теперь, откуда у организаторов «кетсин-акций» средства на это…
Повальный «кетсинизм» особенно активизировался после апрельской революции. Чиновник, которого отрешили от должности, махом перемещался в лагерь обиженных, рассказывая при этом, какой он честный и как добросовестно выполнял свои обязанности, а его место кому-то понадобилось, вот его и сняли. И что после его ухода работа ведомства будет развалена. Примечательно, что у каждого такого чина находились сердобольные земляки, которые вступались за обиженного, призывая власть к справедливости.

Так и хочется спросить, ну если все снятые с должностей такие умные, честные и профессионалы высокого уровня, кто же довёл страну до такого состояния? Пока никто из «отлучённых» не покаялся и не признал свои ошибки.

Драка за портфели в Кыргызстане развернулась настолько, что на пикеты в своё время выходили даже те, кто не имеет на это право согласно законодательству. Например, сотрудники Государственной системы исполнения наказания, протестовавшие в своё время против назначения главой этого ведомства Шейшенбека Байзакова, работники прокуратуры Чуйской области, милиционеры, словом те, кто должен обеспечивать охрану общественного порядка в ходе таких акций.

Максат Чынгыз уулу

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: