Точка невозврата

Точка невозвратаАктивисты призывают власти обратить внимание на природоохранную систему и сохранить флору и фауну республики, а нынешнее отношение к природе они назвали экоцидом.

А за козла ответите!

С одной стороны власти страны подписывают различные меморандумы, соглашения и прочие международные акты, направленные на сохранение природы, а с другой — выдают разрешения на отстрел горных козлов. И если раньше охотники убивали в основном старых животных, то сегодня всё чаще и чаще жертвами становятся молодые особи, самки с детёнышами.

— Популяция просто не успевает восстанавливаться. А если не будет козлов, нарушится природный баланс, что отразится на популяции снежного барса, — рассказывает участник движения «За реформу природоохранной системы Кыргызской Рес­публики», фотограф Владислав Ушаков.

Он оговорился, что активисты не заинтересованы в лоббировании чьих-то интересов, им нужно, чтобы перестали рубить леса, перестали стрелять. Чтобы природа Кыргызстана осталась детям, не говоря уж о внуках.

— То, что сейчас происходит на местах, кроме как экоцидом не назовёшь, — продолжил В. Ушаков. — Я часто езжу по стране, вижу, как безжалостно вырубается повсеместно лес. Так у нас скоро останутся леса пеньков, а не деревьев. Я поддерживаю поправки в Конституцию по экоциду. Но как выяснилось, эта статья касается только определённых объектов, в основном месторождений и других горнодобывающих предприятий. А ведь вся наша природа требует защиты. Я считаю, что статью про экоцид в новой Конституции нужно расширить, чтобы она охватывала все сферы природы. Необходимо добиться, чтобы перестали рубить, стрелять и сжигать, чтобы наши дети смогли увидеть всю эту красоту. У нас в стране много хороших законов, направленных на сохранение природной системы, но они не работают.

По его словам, сейчас практически в каждом ущелье, где есть лес, происходит рубка. И если раньше дровосеки делали своё дело с оглядкой, то теперь уже полны поляны пней. При этом вырубают не больные деревья, а здоровые многолетние сосны, которым по 500 лет.

— Нужна политическая воля, чтобы конкретные люди понесли наказание. Всё доказуемо. Есть конкретные факты и уголовные дела. Но никого ещё не посадили. В Румынии статью за вырубку лесов приравняли к терроризму. И правильно сделали, потому что вырубка лесов приводит к сходу селей и гибели людей, — пояснил активист.

Пока же, по словам В. Ушакова, многие возбуждённые прокуратурой дела не переданы в суды, а застряли между тремя ведомствами — Генпрокуратурой, ГКНБ КР и МВД КР, в то время как фигуранты данных уголовных дел до сих пор остаются на руководящих должностях.

После нас хоть потоп?

По словам эколога, профессора Эмиля Шукурова, сегодня ситуация такова, что многие экосистемы уже не смогут восстановиться, то есть пройдена сообразная точка невозврата.

— Во времена Советского Союза Кыргызстан имел статус страны с богатой природой. Каждое государство должно иметь не меньше 60% территории, занятой неразрушенными экосистемами. У нас это было. Все наши вожди постоянно говорили, что мы возвращаемся к заветам предков, которые на протяжении сотен лет использовали природу и сохранили её, передали в первозданном состоянии. Однако за 25 лет мы видим, что естественных экосистем в стране осталось меньше 20%. Если подобная тенденция продолжится, и мы не примем существенных мер по сохранению нашей природы, то всё потеряем. В природе существуют определённые пределы, которые нельзя переступать. Кыргызстан приближается к той черте, когда уже ничего невозможно будет исправить.

Такое положение дел в природоохранной сфере Эмиль Джапарович также назвал экоцидом. По его словам, естественная экосистема — это не просто дикая природа, без которой можно жить. Экосистема — это конкретно слаженная структура, и если разрушить хотя бы одну из них, будет нарушено само производство природы. А это значит, что будет нарушена экология.

— Экология для страны — это всё. Те, кто допустил экоцид, пусть покажут место, куда нам потом бежать, ведь жить будет невозможно. Изменится не просто климат, изменятся условия существования. Мы можем потерять преимущество в виде обеспеченности питьевой водой. Природа — это основа благополучия. Если мы не восстановим это соотношение в размере 60% неразрушенных экосистем, то у нас всё время будут проблемы. К примеру, незащищённые слои населения всё больше будут нищать, пока богатые навариваются на дикой природе, — подчеркнул он.

Одной из причин хищнического отношения к окружающей среде активисты назвали безнаказанность: как чиновников, ответственных за её сохранение, так и тех, кто совершает противоправные действия. Недавно, например, в Сары-Челеке был убит последний медведь, но для «охотника», по словам Шукурова, никаких последствий не было. Большинство случаев дикого бра­конь­ерства приходится на людей из обеспеченных слоёв населения, имеющих хороший бизнес. Кроме того, в стране с каждым днём исчезают пастбища и поля, не говоря уже о хищных животных, которых отстреливают.





— Наши депутаты постоянно говорят, что обеспокоены сохранением природы. Но они сосредоточены только на определённых объектах. А защита требуется повсюду. И мы хотели бы призвать депутатов обратить внимание не только на месторождения, а на всю природу страны, — заявил эколог.
Возможно, причина такой «слепоты» на поверхности — у самих депутатов и членов правительства есть стада, которые пасутся на джайлоо самым безо­браз­ным образом: как попало, сколько попало и где попало.

— Когда-то горные пастбища были самыми прекрасными местами в Кыргызстане с райскими условиями. Сейчас же на многих склонах всё уничтожено до основания, — сетует Шукуров. — Не только скот причиняет невосполнимый вред, но и так называемые «чабаны», которые устраивают пожары, выжигая кустарники, колючки в надежде, что потом на этом месте пойдёт трава — в год на джайлоо происходит 20-30 крупных пожаров. Но это приводит к тому, что почва смывается. Они не задуваются, что в горных условиях на создание ОДНОГО сантиметра почвы требуется несколько тысячелетий. Говорят, что причина — грозы, но нужно не меньше двухсот гроз, чтобы случился один пожар, так как проливной дождь и пожар практически несовместимы. Я сам видел эти участки, эти пожары возникали в то время, когда не было ни дождя, ни гроз.

Однако народные избранники вместо того, чтобы строго спросить за деградацию почв с уполномоченных чиновников, едва не протащили закон о выпасе скота в заповедниках.

— Это совершенно дикая вещь, которую выдают за заботу о народе. И инициатором был депутат, являющийся лесником по образованию. Это полное предательство заветов предков. Так кыргызы не поступали никогда, — заявил Шукуров.

Он добавил, что джайлоо исчезло не только из-за перевыпаса скота, но и из-за исчезновения ключевого управляющего звена — снежного барса.
— В каждой экосистеме есть ядро, состоящее из видов, без которых эта система развалится. Верхнюю часть этого ядра занимает снежный барс. А в Кыргызстане осталось лишь несколько размножающихся популяций этого животного, — подытожил эколог.

А нам всё равно

Ещё в прошлом году участники движения опубликовали петицию к президенту страны, премьер-министру и торага: «срочно реформировать природоохранную систему Кыргызской Республики, предлагаем действия», которую подписало более 550 человек.

— Мы, активисты инициатив по реформе природоохранной системы КР, журналисты, учёные, экологи, граждане респуб­лики, просим рассмотреть факты грубейшего нарушения законов нашей страны — «Лесного кодекса Кыргызской Республики», «О растительном и животном мире Кыргызской Респуб­лики», «Об особо охраняемых территориях Кыргызской Рес­публики», «О государственной и муниципальной службе Кыргызской Республики», а также подписанных страной международных соглашений, конвенций об охране и защите природы (например, Парижского соглашения по климату, Конвенции о защите биоразнообразия и т. п.), — говорится в обращении. — Материальный ущерб от подобных нарушений исчисляется в размерах, несопоставимых с возможностью приумножения, сохранности и самого существования дикой природы в Кыргызстане и, по мнению многих специалистов, вполне может быть приравнен к экоциду, который стал возможен, в том числе, в результате нарушений антикоррупционного законодательства, а также нарушений законодательства о государственной службе и национальной безопасности.

Независимый эксперт, социолог Жамиля Жеенбаева отметила, что петиция уже передана руководству страны.

— Мы живём в уникальной и вместе с тем хрупкой природной среде. Даже небольшие воздействия безвозвратно разрушают нашу природу. И хотели бы попросить власти обратить внимание на незаконную выдачу охотничьих лицензий. Потому что от этого наша страна получает только ущерб, — сказала она. — Коррупция в сфере охраны природы идёт сверху вниз. На уровне законов у нас пытаются делать совершенно незаконные вещи: легитимировать явления, которые вообще не должны быть в цивилизованном обществе.

Активист также призвала кыргызстанцев не оставаться в стороне, сообщать о нарушениях в сфере охраны дикой природы, связываясь с участниками движения через страницу «Экостан» в социальной сети Facebook.

— Нужен общественный контроль. Любые нарушения, которые происходят с лесом, любой отстрел животных, любое насилие над животными должны фиксироваться. Сообщения обо всём этом должны подаваться в «Экостан» и суммироваться в едином протестном заявлении. Мы просим присылать нам фото и видео, — обратилась Жеенбаева. — Мы бы хотели видеть реакцию на нашу петицию. Мы призываем всех ответственных лиц ответить на неё. Мы хотим увидеть наказание виновных в том, что наша природа подошла к точке невозврата.

Мария Орлова

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: