На грани

Такую оценку сложившемуся в рес­публике положению дали ветераны спецслужб и бывшие дипломаты в ходе круглого стола «Нацбезопасность Кыргызстана: о реальной ситуации без полутонов».

Меры против полумер

Система обеспечения национальной безопасности — единственная система, узлом связывающая все силовые структуры. Каково её нынешнее состояние? Способна ли она адекватно реагировать на такие вызовы, как международный терроризм, религиозный экстремизм и наркоэкспансия? Насколько эффективно работает система превентивных мер?

К большему сожалению, принять участие в мероприятии не смогли ни председатель Государственной службы национальной безопасности КР Абдиль Сегизбаев, ни нынешний глава Совета обороны Темир Джумакадыров, хотя их и приглашали. Может быть, зря? Ведь ветераны спецслужб и дипломатической службы — люди особенные, и их опыт в достойном обеспечении национальной безопасности неоценим.

Например, бывший первый заместитель главы ГКНБ Артур Медетбеков отметил, что главные вызовы для Кыргызстана делятся на две части — внешние и внутренние. К первым можно отнести международный терроризм, основанный на радикальных религиозных взглядах, наркобизнес, ко вторым — приграничные конфликты и внутреннюю миграцию.

— Учителя, преподающие религиоведение, сами безграмотны. Только 20% преподавателей прошли аттестацию. Чему в таком случае они могут учить в медресе. Кроме того, спецслужбы понятия не имеют, о чём говорит имам в своих проповедях. Между тем, количество радикальных религиозных организаций в Кыргызстане с 2009 года увеличилось вдвое. Приняты законы, концепции, и по религиозному вопросу в том числе, но нет профессионалов, хромает и материально-техническая база. Это причина того, что произошёл взрыв в здании китайского посольства, а наши граждане воюют в Сирии, вступают в ряды ИГИЛ и «Аль-Каиды», — пояснил Артур Медетбеков.

В свою очередь бывший министр иностранных дел Аликбек Джекшенкулов считает, что власти должны пойти на диалог с обществом, не деля его на оппонентов и конкурентов.

— Сейчас сложилась такая ситуация, что никто не хочет вести диалог с позиции «ты дурак» — «сам дурак». Вот, к примеру, концепцию внешней политики приняли в 2007 году, но ситуация с тех пор изменилась, и напряжение растёт, поэтому её надо обновить оперативно и быстро. Слава богу, в нашем обществе достаточно интеллектуалов и учёных, и надо перестать говорить, что у нас в Кыргызстане лучше, а у соседей хуже. У всех свой путь развития. Кыргызстан ожидает оттепель в отношениях с Узбекистаном, но мы должны думать, как усилить экономическую интеграцию с этой страной и с Таджикистаном. И потом, нынешним властям следует перестать при любой эскалации бежать за подмогой в ОДКБ, а нужно понять, что никто не будет решать за нас наши проблемы, — отметил Джекшенкулов.

Кто есть кто

Больше всего бывших чекистов и дипломатов тревожит профессиональная подготовка нынешних сотрудников спецслужб и правоохранительных органов.
Так, по мнению экс-сек­рета­ря Совета безопасности КР Марата Иманкулова, «спецслужбы развалились, потому что их возглавляли случайные люди, близкие «к телу». И эта тенденция продолжается. Как мы можем быть готовы к борьбе с терроризмом, если нет профессионалов? Чуда не произойдёт, ведь гражданские не могут создать необходимую систему обороноспособности страны.

Важно отметить, что пару лет назад в республике приняли Концепцию государственной политики в религиозной сфере на 2014-2020 годы. Специалисты, работавшие над её созданием, утверждали, что аналогов документу нет ни в одном государстве СНГ, так что Кыргызстан стал первой страной, у которой есть такой нормативный акт. В концепции прописана норма, что в случае угрозы национальной безопасности государство берёт на себя право контролировать деятельность духовных лидеров. Однако, несмотря на то, что концепция утверждена, план её реализации пока не разработан, да и на воплощение его в жизнь в республике не хватает средств. Что ещё не менее важно — это отсутствие кадров, которые бы профессионально разбирались в вопросах религии.

Так, бывший министр иностранных дел — экс-чрезвычайный и полномочный посол в Пакистане, ветеран органов безопасности Алик Орозов, прямо заявил, что «сегодня у чекистов нет даже плана, как противостоять терактам, как минимизировать их последствия».

— Наши силовики, однако, не готовы противостоять угрозам и вызовам. Фактически у нас нет концепции национальной безопасности, она существует только на бумаге. Мы живём в эпоху глобализационных процессов, когда рушатся границы. Этот процесс породил новые угрозы. Мы все головой окунулись в их пучину. Как Кыргызстану противостоять этим угрозам, как их минимизировать? Хорошо, мы не следуем примеру наших соседей, не огораживаемся колючей проволокой, не роем рвы и не ужесточаем режим. Мы можем, в отличие от наших братьев по региону, открыто критиковать власти.





Это мнение поддержал эксперт Шамшыбек Медетбеков, заявив, что «в Кыргызстане налицо деградация общества, а политическая элита скатилась до уровня школьников, потерявших классный журнал». Он предлагает оценить нынешние события и остановить процесс распада, произведя перезагрузку.

Верной дорогой?

Тем не менее все эксперты сошлись во мнении, что всё же наибольшая опасность исходит от безграмотности верующих. Надо отметить и то, что внутри самих мечетей происходит разделение прихожан на джааматы (группы для совместного изучения ислама, работы, совершения религиозных обрядов, взаимопомощи). У каждой из этих групп есть свой духовный лидер, который нередко никому не подчиняется. Джааматы часто не ладят между собой. Не исключено, что именно на таких людей могут сделать ставку те, кто заинтересован в дестабилизации Кыргызстана.

В подтверждение тому стало известно, что члены радикальных организаций, таких как например «ИГ» (Исламские государство. — Авт.), стали проникать на юг Кыргызстана и в Андижанскую область Узбекистана.

В начале года ГКНБ задержала большую группу лиц, которые подозреваются в причастности к террористической деятельности. Все они прибыли разными путями из Сирии. Их целью была вербовка наших граждан в ряды «ИГ», однако основной задачей ставился подрыв здания Службы нацбезопасности Узбекистана по Андижанской области, а также проведение ещё ряда терактов.

К этой группе должны были присоединиться специалисты-взрывники. Они пытались въехать в страну по поддельным пас­портам, и их задержали на границе. Кроме того, сейчас в СИЗО ГКНБ КР уже сидят 36 человек, против которых выдвинуто обвинение в причастности к террористической деятельности. Они прошли спецподготовку в зоне боевых действий в Сирии, после чего прибыли в Кыргызстан и начали активную деятельность. Под видом сборов пожертвований они практически силой забирали у предпринимателей большие денежные суммы. Если же те отказывались, угрожали расправой над семьями. Часть добытых таким образом средств преступники оправляли в Сирию, а на оставшиеся проводили вербовку. Тревожно, что их поддерживали некоторые священнослужители. В одной из мечетей города Кара-Суу, к примеру, имам почти в открытую призывал прихожан отправляться на войну в Сирию. Причём, как выяснилось, делал это на протяжении нескольких лет.

В настоящее время чекисты выявляют большое количество схронов с оружием и боеприпасами. Этот и многие другие факты говорят о том, что Ферганская долина привлекает всё больше внимания радикально настроенных сил. Её дестабилизацию они рассматривают как способ нанести удар по всему региону.

Людмила БЕСЕДИНА


Комментарий
Директор института стратегического анализа и прогноза Кыр­гыз­ско-Российского славянского университета (КРСУ) Акылбек Салиев.

— Хотел бы остановиться на таком понятии, как политизация ислама. Полагаю, что этот процесс происходит не потому, что верующие активно включаются в политику, а из-за того, что политики используют религию для достижения своих целей. В нашем институте мы работали с одним из лидеров движения «Хизб-ут Тахрир». Он рассказывал, как к нему обращались лидеры некоторых партий с просьбой помочь провести агитацию среди сторонников движения за ту или иную политическую организацию. И думаю, что этот процесс более опасен, чем приезжие эмиссары.
Сейчас многие чиновники стали ходить на пятничные молитвы в мечеть, в ряде ведомств даже открыты молельные комнаты. Но насколько такие люди искренни в своих помыслах? Убеждён, что большинство используют веру как пиар, как способ заработать политические очки.
Также религиозные организации Кыргызстана нередко финансируются из-за рубежа. Вопрос: куда поступают эти деньги и на каких условиях их дают? Мне, например, известны случаи, когда зарубежные лидеры некоторых мусульманских течений обращались в наш муфтият с предложением финансовой помощи, но взамен просили провести несколько проповедей по их канонам.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: