Потерянная Конституция

Важной новостью прошедшей недели стало исчезновение оригинала Основного закона страны, принятого в 2010 году. Того самого, в который сейчас предлагают внести изменения.

Ищут пожарные, ищет милиция

Пропажа подлинника сразу же вызвала бурное обсуждение в социальных сетях. Пользователи не только шутили, дескать, кто взял документ, но и вполне серьёзно рассуждали на тему легитимности власти вообще. Подобную мысль, кстати, озвучил и депутат Жогорку Кенеша от фракции «Ата Мекен» Алмамбет Шыкмаматов.

— Отсутствие подлинника Конституции Кыргызстана автоматически ставит вопрос о легитимности всех ветвей власти: президента, парламента, правительства, — сказал он.

Министр юстиции Жылдыз Мамбеталиева отметила, что подлинник Конституции должен находиться в аппарате президента КР. Однако полномочный представитель президента в ЖК Молдакун Абдылдаев заявил, что канцелярия главы государства искала, но не нашла этот документ.

Задались нардепы и вполне естественным вопросом: «Как мы можем вносить изменения в Конституцию, если не знаем, где её подлинник?»
Напомним, что действующая Конституция КР была принята на референдуме 27 июня 2010 года. Основной особенностью стало введение парламентской формы правления вместо президентской. Также в неё были внесены пункты о том, что президент избирается только на один шестилетний срок без права на переизбрание, об увеличении численности депутатов республиканского парламента с 90 до 120, об упразднении Конституционного суда и передаче его функций Конституционной палате Верховного суда.

А судьи что?

Причиной для поиска подлинника стало, как ни странно, решение Верховного суда по исковому заявлению известной в стране правозащитницы Токтайым Уметалиевой. Она обратилась в судебные органы с требованием ответа на вопрос: «Почему была принята одна редакция Конституции, а опубликована другая?»
Остаётся открытым вопрос: «Почему хотят провести референдум по Конституции именно сейчас?» Официальная версия, предложенная инициаторами (лидерами парламентских фракций СДПК, «Республика – Ата-Журт», «Кыргызстан», «Бир Бол» и «Онугуу-Прогресс»): за последние шесть лет в мире произошли такие изменения, которые не могли быть учтены в дни подготовки Конституции КР. Дескать, именно поэтому назрела необходимость исправить недостатки и противоречия в Основном законе, не задевая его основ. Это также позволит создать базу для адекватного реагирования на новые угрозы и вызовы.

Но такое объяснение на самом деле мало кого устраивает. Предлагаемые поправки значительно увеличивают полномочия премьер-министра, у него появляются рычаги давления на Жогорку Кенеш и местные органы власти. Некоторые эксперты высказывают предположения, что глава государства Алмазбек Атамбаев планирует изменить Конституцию и остаться главой страны в качест­ве премьера на ближайшие четыре года. Косвенно подтверждает эту версию тот факт, что некоторые поправки в Основной закон вступят в силу после его ухода с поста президента страны. Добавляет аргументов и то, что депутаты, по сути, пошли на нарушение моратория на внесение парламентом изменений в Конституцию до сентября 2020 года, за который, в том числе, проголосовали кыргызстанцы на референдуме 2010 года. Следует отметить, что все предыдущие внесения изменений до 2010 года делались в угоду определённым лицам, и нынешний референдум не является исключением.

Всё или ничего

Стоит отметить, что кыргызстанцы не смогут проголосовать за ту или иную поправку, а только за весь «пакет». Как, впрочем, и обычно. В частности, как отметил, эсдековец Анвар Артыков, в 2010 году, когда принимали действующую Конституцию, вносилось на изменение 114 статей. Лидер фракции «Онугуу-Прогресс» Бакыт Торобаев предложил на референдуме голосовать за каждый пункт вносимых поправок отдельно. Однако инициативу не поддержали, более того Центризбирком дал ответ, что пока не готов к подобной системе в масштабах всей страны, хотя подобный принцип применяется на местных выборах.
— Избиратели из нескольких десятков претендентов выбирают 6-7 человек. Однако эту систему мы несколько раз тестировали в пилотных регионах и только теперь будем применять в большом масштабе на местных выборах 11 декабря 2016 года. Что же касается референдума, то мы ещё не тестировали постатейное голосование, поэтому не можем гарантировать, что всё пройдёт гладко, — сказала глава ЦИК Нуржан Шайлдабекова.

Условно можно разделить пакет предлагаемых поправок на пять блоков, связанных с правами человека, с полномочиями президента, с полномочиями премьер-министра, с судебной властью и с полномочиями Генеральной прокуратуры. Многие из них вызывают опасения экспертов, поскольку могут привести к нарушению баланса ветвей. В частности, бывший судья Конституционной палаты Клара Сооронкулова в одном из интервью сказала: «Остановлюсь на беспокоящей меня статье. Если премьер-министр назначается из депутатов, то он не теряет свой мандат, за ним остаются и его права как депутата. Так, пишется, у премьера и вице-премьер-министра будет возможность участвовать в пленарных собраниях. Это прямо противоречит принципу разделения власти.

Здесь получается, он будет наполовину премьер-министром, наполовину депутатом. Имеет право участвовать в пленарных собраниях, голосовать и сохранит мандат. Следовательно, под этим понимается: премьер-министр, вице-премьер-министр остаются в рядах той же фракции, не должны выходить из дисциплины фракции. Это можно считать не увеличением полномочных прав премьер-министра, а усилением определённой партии».





За бортом закона

В анализе предлагаемых поправок, проведённых ОФ «Правовая клиника «Адилет», также отмечается, что в прежней Конституции провозглашается, что самые высшие ценности — это права и свободы человека. А тут наряду с ними вошли и другие ценности. Тем самым у государства может появиться больше возможностей ограничить или лишить прав гражданина в интересах государства и национальной безопасности.

Ещё одна поправка, которая вызывает много споров — отмена приоритета и прямого действия общепризнанных международных договоров по правам человека и нормы, обязывающей государство исполнять решения международных органов по правам человека. Согласно заключению юристов правовой клиники «Адилет», это может повлечь за собой крайне негативные последствия как для населения, так и для государства в целом.

— Граждане лишатся реальной возможности защиты своих прав в общепризнанных международных органах по защите прав человека, так как вопрос исполнения их рекомендаций будет решаться самим государством, нарушившим эти права. Но государство редко признаёт свои ошибки, и шансы граждан восстановить свои права сокращаются до нуля. Однако проблема в том, что даже исключив некоторые международные нормы из своей Конституции, Кыргызстан всё равно будет обязан выполнять решения международных органов и положения подписанных им конвенций, — отмечают они.

С другой стороны, немало сторонников данной инициативы. Главный аргумент — то, что называют у нас «международным правом», подчинено интересам всего четырёх государств мира, а никак не всех стран-членов ООН. Такое мнение высказал, в частности, руководитель аналитического центра «Стратегия Восток-Запад» Дмитрий Орлов.

— Конечно, международное право надо уважать, но только до тех пор, пока оно соответствует нашим интересам. Простой пример: все законы у нас принимаются с оглядкой на мнение ОБСЕ или ООН. А между тем, закон не должен писаться для этих организаций — они жить по нему не будут. По этому закону будем жить мы, а значит, он должен нравиться именно нам. Здесь, правда, есть один нюанс: мало заявить своё право на независимость — нужно ещё суметь его отстоять. Потому что страны, которые приватизировали международное право, сильно не любят, когда им в открытую показывают кукиш.

Вызывает опасение и изменение, предлагающее отменить конституционный запрет на лишение свободы на основании неисполнения гражданско-правового обязательства. Таким образом, например, к уголовной ответственности могут привлечь заёмщиков, имеющих непогашенные долги.

Однако далеко не все граждане Кыргызстана могут, да и хотят, разбираться во всех тонкостях предлагаемых нововведений. В одном из исследований сказано, что 71,3% населения страны не читали Конституцию, а 44,9% респондентов назвали только одно конституционное право, отвечая на вопрос, знают ли они о своих конституциональных правах. Так обо что пики ломаем? Для большинства населения Основной закон особого интереса не представляет, и разбираться в нюансах мало кто намерен всерьёз.

Мария ОРЛОВА


Комментарий
Дмитрий ОРЛОВ, руководитель аналитического центра «Стратегия Восток-Запад».
— Политические баталии вокруг Основного закона, которые сопровождают этот документ все годы независимости Кыргызстана, заставляют спросить у наших политиков: знают ли они, что такое Конституция вообще? По своему истинному предназначению Конституция — это договор народа с властью. По сути, он обозначает две черты: ту, до которой власть имеет право лезть в карман народа, и ту, до которой народ может это терпеть. У нас же Конституцию воспринимают как форму договора ветвей власти друг с другом. Обратим внимание: большинство поправок, внесённых в Основной закон, касалось полномочий президента, правительства и парламента. Всё остальное за 23 года с момента принятия первой Конституции практически не менялось.
По большому счёту, народу абсолютно безразлично, у кого больше полномочий: у президента, премьера или Жогорку Кенеша. Критерий оценки власти в глазах народа только один из двух: справляется власть, либо нет. Вся бесконечная чехарда вокруг Конституции привела к тому, что слово «реформы» получило в глазах народа устойчивый негативный смысл. Поэтому народ вполне справедливо недоумевает: почему он должен оплачивать «хотелки» политиков из своего кармана, ведь любой референдум — это трата бюджетных денег. В обосновании говорится: «Законопроект не потребует дополнительных расходов из республиканского бюджета». Где же тогда возьмут деньги? Опять у доноров?
В целом же, давно пора установить нормы ответственности за принятие того или иного закона, чтобы исключить в дальнейшем принятие неработающих нормативно-правовых актов. В этой связи хочу напомнить исторический пример родом из родины демократии — Древней Греции. Была на Апеннинском полуострове греческая колония — Фурии. Право предлагать законы там имел любой гражданин. Но была одна особенность — после того, как человек вносил законопроект, ему на шею надевали верёвку, с которой он должен был ходить до тех пор, пока шло обсуждение его проекта. Если закон принимали — верёвку снимали. Если нет — гражданина на этой самой верёвке вешали. Историки пишут, что за всю историю Фурии там было отклонено всего три законопроекта.
Вешать, конечно, в условиях повальной защиты прав человека не стоит — бомбить начнут. Но подумать о том, что за законопроекты надо отвечать, всё-таки стоит. Потому что неработающие законы сродни стихийному бедствию. Тот же принцип: избавиться трудно, а ущерб — огромен.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: