Недвижимость с интересом

Уже более 15 лет в центре столицы разваливается здание ресторана «Нарын». Каждый мэр, к которому обращались журналисты с вопросом, когда же уберут это строение, откровенно уродующее лицо города, отвечает: «К сожалению, это сделать проблематично, потому как это частная собственность». Возникает вопрос, по каким критериям в рес­публике оценивают, у кого можно изымать собственность, а у кого нет?

И красная не защитит

Из-за разгоревшихся страстей вокруг изменения Конституции скандал с изъятием придомовых участков в центре города «для нужд» столицы как бы ушёл на второй план, но не решился. Пропрезидентские и оппозиционные депутаты спорят о политических моментах нового варианта Основного закона, а люди ждут решения участи своей собственности.

Большая вероятность того, что после проведения плебисцита, дата которого определена на 4 декабря 2016 года, вопрос изъятия земельных придомовых участков на общественные нужды города поднимется вновь, и на этот раз к его решению могут подойти кардинально.

Прежде всего внесём ясность в один пикантный вопрос. Дело в том, что уже больше года как земли под застройку в столице практически не осталось, особенно в центре. Зато частных строений, у которых к тому же есть придомовые участки, достаточно. Так что вполне вероятно, что отдельные компании-застройщики (не исключено, что аффилированные), могли пойти на сговор с некоторыми парламентариями и инициировать принятие скандальных поправок, касающихся изъятия земель «для нужд столицы».

Что же предлагают людям взамен их домов? В лучшем случае квартиры на периферии, причём в домах, которые далеки от норм безопасности. Да и обмен равноценным назвать нельзя. Ведь не зря же по распоряжению Генеральной прокуратуры в Бишкеке категорически запрещено начинать какое-либо строительство, кроме льготного. За нарушение предписания надзирающего органа грозит возбуждение уголовного дела. Поэтому чиновники, которые отвечают за выдачу разрешительных документов, не хотят брать на себя ответственность.

В итоге в 2015 году не было заложено ни одного объекта жилья. В эксплуатацию сдавали только те здания, которые начинали возводить в 2013-2014 годах. Если учесть, что в среднем многоэтажный дом строится два года, то в 2017-2018 годах на рынке жилья сократится число предложений, и повысится спрос. Следовательно, автоматически вырастет цена. Причём в этом случае не исключена спекуляция.

Словом, после появившейся информации о том, центр столицы будет преобразован, жители центральных районов оказались заложниками ситуации. Представители ряда компаний-застройщиков активизировались. Людям стали предлагать смехотворные суммы за их дома и участки. Дескать, всё равно отберут, так возьмите хоть крохи с барского стола.

И хотя разработчики противоречивого законопроекта отозвали первоначальный вариант и внесли соответствующие поправки, которые якобы вносят ясность в сложившуюся ситуацию, проблема так и осталась не решённой. Появился второй законопроект, разработкой которого занималось непосредственно Министерство юстиции КР. Но, прямо скажем, и этот норматив не особо учитывал права граждан.

В дебрях закона

Жители центральных рай­онов боятся, что если в Конституцию и Земельный кодекс будут внесены изменения, то люди попросту окажутся обманутыми государством. После внимательного изучения и анализа законопроекта активисты местного сообщества организовали инициативную группу по защите частной собственности. После детального изучения всех документов члены группы пришли к выводу, что предлагаемые изменения в Конституцию и Земельный кодекс нарушают всяческие имущественные права людей.





Взять к примеру статью 46 пока ещё действующей Конституции. «Каждый гражданин Кыргызской Республики имеет право на жилище. Уже построенное и эксплуатируемое жилище никак не может быть объектом изъятия для общественных нужд, потому что оно удовлетворяет одну из самых насущных потребностей человека — потребность в жилье — и в силу этого само является общественной нуждой».

На основании же нового варианта Основного закона получается, что человека, уже реализовавшего своё конституционное право на жильё, могут принудительно лишить крыши над головой. То есть вместо дома с приусадебным участком жителям вручат некую денежную сумму, в которую будет оценена эта недвижимость. Причём, кто и как будет проводить эту оценку, неясно.

— В Конституции ведь не написано, что «каждый имеет право на денежный эквивалент этого жилища», — заявила член инициативной группы Айнура Джумашева. — Никто не возражает против выкупа или изъятия жилища, но это должно происходить естественным путём и только при полном согласии всех собственников той или иной недвижимости. И потом, сам термин «общественные нужды» вызывает много споров. Что это вообще такое? Если снос жилья предусмотрен Генеральным планом, тогда почему этот документ засекретили? Откуда людям знать, что это не в интересах отдельных компаний-застройщиков, которым приглянулась земля под очередную «элитку», а именно в соответствии с утверждённым Генпланом столицы. Юрис­ты ознакомились с законопроектом и дали свою оценку. «Документ противоречит положениям Конституции, нарушены статьи Земельного кодекса. Единственный критерий для сноса — дома, построенные до 1996 года. В проекте совершенно нет описания, что такое ветхий дом. То есть могут указать на любое понравившееся здание, построенное до 1996 года, и сказать, что оно ветхое. Поэтому нет никакой гарантии того, что поправки не коснутся вашего дома, который был построен в 1961-м или 1970-м и рассчитан на 100 лет эксплуатации».

Примерный перечень этих самых «общественных нужд» может быть весьма обширным. Под него подпадают детские площадки, парки, скверы, мосты через реку, подземные переходы и так далее. Так почему же особый акцент был сделан именно на жилье граждан?

Странно и то, что под эти самые «общественные нужды» не подпадают коммерческие объекты. Более того, представить, что местное сообщество могло бы потребовать для своих нужд снести тот или иной коммерческий объект, и столичная администрация пошла бы на это, невозможно.

Подлили масла

Именно по поводу последнего документа жители столицы начали сбор подписей под открытым письмом к президенту с просьбой остановить беспредел.
Члены инициативной группы пытались рассказать министру юстиции Кыргызской Рес­публики Жылдыз Мамбеталиевой, почему предложенный законопроект нарушает нормы Конституции. По их убеждению, данный вариант законопроекта предусматривает отмену некоторых норм Земельного кодекса и расширение понятия «общественные нужды».

Во время личной встречи министр попыталась убедить членов инициативной группы, что статья 12 Конституции позволяет по решению суда изы­мать имущество для этих самых пресловутых «общественных нужд», тогда как Земельный кодекс (ЗК) запрещает это делать. Именно поэтому статьи ЗК и решили отменить.
Однако как выяснилось, на самом деле никакого законодательного противоречия нет. В Земельном кодексе приведён полный перечень оснований для изъятия земельных участков либо по решению суда, либо согласно постановления правительства КР, и там ни слова не сказано об участках, занятых под жильё, потому что, как уже говорилось выше, это особая категория имущества.

Максат Чынгыз уулу

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: