Терзаясь смутными сомнениями

Депутат Жогорку Кенеша от фракции «Онугуу-Прогресс» Гульшат Асылбаева на заседании комитета по экономической и фискальной политике Жогорку Кенеша, где рассматривался вопрос о размере минимального расчётного дохода, касающийся деятельности предпринимателей, коммерческих организаций, заявила коллегам о своих сомнениях в том, что «у нас в стране хоть кто-то получает такую низкую зарплату — 8-9 тысяч сомов». Правда, за свою неосведомлённость ей пришлось вскоре жёстко поплатиться. Её высказывание вызвало нешуточное обсуждение в социальных сетях — люди приводили конкретные примеры, когда заработные платы были даже ниже заявленной суммы.

Минимум подвёл

Нардеп поспешила оправдаться в местных СМИ.

— Я считаю, что произошло недоразу­мение в обсуждении данного вопроса. Цифра в 8-9 тысяч сомов была озвучена как цифра, данная Национальным статис­тическим комитетом КР, как минимальный уровень заработной платы в бизнес-структурах, — заявила законодательница. — Но он не может быть ниже прожиточного минимума и призван гарантировать работающим получение денежных средств с учётом прожиточного минимума. Не меньше.

Как тут не вспомнить слова Владимира Ленина «страшно далеки они от народа». Минимальный прожиточный уровень в стране, устанавливаемый Нацстаткомом ежеквартально, в данное время колеблется в районе 5 тысяч сомов. Значит, если следовать логике парламентария, зарплата в 8-9 тысяч сомов уже превышает этот порог. И, следовательно, может быть достаточной. Другое дело, что выжить на этот прожиточный минимум практически нереально, хотя многие кыргызстанцы умудряются это делать.

Как тут не вспомнить слова другого народного избранника Акылбека Жапарова. Будучи министром финансов, он сообщил, что в Кыргызстане можно прожить на 100 долларов в месяц. Столь резонансное заявление он сделал, отвечая на вопрос депутата о низком прожиточном уровне (в 4 тысячи сомов на тот момент), на которые невозможно прожить месяц.

— Почему же нельзя? Конечно, можно. Мы и так направляем значительную часть бюджета на покрытие расходов по выплатам зарплат. Хотя мы и направили большинство из этих средств на увеличение заработных плат учителей и врачей, никакого обратного эффекта мы не заметили, — сказал тогда А. Жапаров.
Вот правда, своим примером доказать это почему-то не решился.

Неприятная обязанность

Но вернёмся к объяснениям Асылбаевой. «Если заработная плата ниже минимального уровня оплаты труда, то работодатель несёт ответственность, и это сумма заработка, ниже которой никто не может заплатить своему персоналу. Да, я согласна, что для работодателя такое значение — неприятная обязанность, так как ему не удаётся сэкономить на зарплате сотрудника», — сказала она.

Возможно, народная избранница имела в виду размер минимального расчётного дохода в месяц на 2016 год, применяемого при исчислении подоходного налога. Напомним, что в соответствии с частью 3 статьи 163 Налогового кодекса КР, минимальный расчётный доход в месяц на следующий год определяется по районам и городам республики в размере 40% от среднемесячной заработной платы работников за предыдущий год.

При этом, как объясняют в Налоговой службе, расчёт минимального расчётного дохода на 2016 год исчислен на основании данных Национального статистического комитета в соответствии с положением о порядке определения размера минимального дохода в месяц, утверждённого постановлением правительства КР от 11 ноября 2013 года. Но и там суммы не превышают 5 тысяч сомов (самый высокий для Майлуу-Суу — 4 842 сома, а для Бишкека, например, 3 865 сомов).

А вот минимальный размер оплаты труда равен 1 060 сомам. Согласно Трудовому кодексу он устанавливается за неквалифицированный труд. Это гарантия государства, что ниже установленного минимума платить работнику нельзя. Она закреплена также в статье 42 Конституции, где прописано, что каждый имеет право на вознаграждение за труд не ниже установленного законом прожиточного минимума. Статья 154 Трудового кодекса гласит: «Минимальный размер оплаты труда не может быть ниже прожиточного минимума». Но на сегодня прожиточный минимум составляет около 5 тысяч сомов, а минимальная зарплата — 1 060 сомов.

Однако обратимся к первоисточнику — данным Национального статистического комитета. В ежемесячной публикации «Социально-экономическое положение Кыргызской Республики» (январь-август 2016) указано, что «в январе-июле 2016 года среднемесячная номинальная заработная плата одного работника (без учёта малых предприятий) составила 14 006 сомов (193 доллара США)».





При этом следует понимать, что усреднённые данные получаются достаточно простым арифметическим действием: складываются все оклады, как высокие, так и низкие, а потом сумма делится на количество людей.

Давайте по-другому поставим вопрос — от минимального прожиточного уровня, который в нашей стране равен примерно ПЯТИ ТЫСЯЧАМ сомов. Получается, что наше государство, утрированно говоря, считает, что именно этой суммы хватает, чтобы не умереть от голода. При этом размер пособия малоимущим семьям на детей до недавнего времени равнялся 705 сомам (повысили до 810), а инвалиды второй группы получают 1 500 сомов пенсии.

По данным заместителя министра труда и социального развития Эрика Куйке­ева, в настоящее время в Кыргызстане насчитывается более 600 тысяч пенсионеров, из них 402 тысячи — это пожилые граждане. Он также отметил, что сегодня по всей стране около 1 000 социальных работников обслуживают свыше 8 000 одиноких пожилых граждан, а также людей с ограниченными возможностями здоровья на дому. В октябре подняли пенсию — размер её страховой части увеличился на 10-15%. Но всё равно, говорят пенсионеры, этого недостаточно.

Надежда на ярмарку

В День пожилых людей Международная геронтологическая сеть Age Net International провела традиционную ярмарку изделий от людей старшего возраста в рамках акции «От сердца к сердцу».

Основная цель этой акции — привлечь внимание общественности и государства к развитию групп самопомощи пожилых людей в КР, а также дать им возможность дополнительного заработка. Бабушки вынесли на продажу вязаные носки, шали, шапочки, воротнички, изделия из войлока и т. д. Они сетовали, что редко удаётся им реализовать свою продукцию и получить дополнительный заработок, который зачастую просто необходим. Вот куда надо было сходить представительнице самой «прогрессивной» партии, чтобы узнать, как на самом деле выживает народ. Но из всего ЖК на выставке побывала только Чолпон Джакупова. Были, конечно, представители мэрии, профильного министерства — социального развития, геронтологических НПО... Было много продавцов, да вот мало покупателей. То ли погода нелётная, то ли народ мало слышал. Ажиотажа не наблюдалось. А ведь группы взаимопомощи и бабушки готовились — вязали, шили, мастерили...

Людмила Константиновна Лошакова, например, принесла свои картины — выжигание по ткани. Работы завораживают. На одну картину, по её словам, уходит более недели, а вот их стоимость — от 500 до 2 000 сомов. Даже за эти деньги реализовать их сложно. В день ярмарки ей удалось продать четыре полотна, по 1 000 сомов каждое. Говорит, что копит на операцию — катаракта у неё.

— Всю жизнь проработала ху­дож­ни­ком-оформителем, была хорошая зарплата, уже около 30 лет на пенсии. Получаю 6 600 сомов. С 1 октября обещали повысить — посмотрим, сколько буду получать. Сейчас наш с мужем доход — 12 тысяч сомов, — рассказала она.

И это, можно сказать, ещё хорошая сумма. В отличие, например, от семьи Елецких, в которой два инвалида: ребёнок, страдающий эпилепсией, и его тётя — инвалид второй группы. Глава семьи — бабушка-пенсионер, есть и ещё один ребёнок. Так вот их совокупный доход (пенсии бабушки, женщины-инвалида второй группы и мальчика с инвалидностью, плюс те пособия в 705 сомов на ребёнка (их двое)) еле дотягивает до этих самых девяти тысяч. И если б не помощь добрых людей, периодические подработки бабушки-пенсионерки, эта семья давно бы оказалась на улице.

Вместо эпилога

Возможно, в такие доходы не верится «слугам народа», особенно тем, кто входит в топы богатых людей. В частности, Гульшат Асылбаева заняла второе место в списке самых богатых женщин-депутатов, составленном местным информагентством на основании данных, опубликованных Государственной кадровой службой деклараций депутатов Жогорку Кенеша VI созыва. «Народная избранница заработала в прошлом году 2 051 233 сома (примерно 170 936 сомов в месяц). Среди недвижимого имущества указаны квартира общей площадью 123,8 кв. м и коттедж — 74,2 кв. м. Данные о заработке близких родственников и их имуществе не указаны». Ну, что она заработала «на вольных» хлебах — дело личное, конечно. Но вот интересна такая цифра — содержание одного депутата Жогорку Кенеша в год составляет более 6 млн сомов. Это заставляет задуматься.

Мария ОРЛОВА

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: