Враги во Христе

Московская патриархия РПЦ вполне лояльна к исламу и иудаизму, сделала шаг навстречу Ватикану. Зато её отношение к другим православным конфессиям перестаёт быть терпимым. И дело даже не в том, что Всеправославный собор в Греции прошёл летом 2016 г. без РПЦ. Внутри России нарастают репрессии по отношению к «раскольникам» и «псевдоправославным сектам», за которыми на поверку оказываются вполне безобидные общины, по разным причинам оказавшиеся вне лона патриархии.

Дело московских бабушек


О «секте бога Кузи» стране взахлёб рассказывали в мае 2014 г.: дескать, жестокий духовный лидер завёл себе гарем из наложниц, которых заставлял продавать квартиры и собирать деньги под видом монахинь РПЦ. Прошло два года, уголовное дело разрослось до 80 томов, однако никакого гарема в них нет, как нет ни одной проданной членами секты квартиры. Лидера никто не называл «богом Кузей», кроме следователей и журналистов. Почти весь первый том дела состоит из рапортов 30 православных священников, которые рассказывают, как благословляли «сектантов» на сбор средств для своих святилищ и какие суммы от них впоследствии получали. А в изоляторе, в камерах на полсотни человек, около года сидят три набожные женщины 49–64 лет, создавшие одну из самых эффективных волонтёрских групп по сбору помощи жителям Донбасса.

Например, обвиняемая Надежда Розанова – член Союза добровольцев Донбасса, внучка священника, трудницей жила и работала в Оптиной Пустыни. В другой своей ипостаси она кандидат наук, автор серьёзных работ по экономической географии. Когда суд решал оставить Розанову под стражей, адвокат выложил на стол пачку благодарностей в её адрес от властей, больниц, храмов из ДНР и ЛНР. Летом 2014 г. Надежда и ещё две «сектантки» собрали и доставили нуждающимся более 100 тонн еды, лекарств, одежды, детского питания и даже церковной утвари. Злые языки скажут, что они, небось, больше украли. Но в мае 2015 г. на Синоде прозвучало, что от Русской православной церкви за год централизованно ушло на Донбасс 170 тонн гуманитарки – не намного больше, чем от трёх бабушек. При обыске у Розановой было изъято 70 тыс. рублей – похоже, все её средства. Из них 3 тыс. завёрнуты в бумажку с надписью «на Страстной монастырь», а 18 тыс. – «для о. Феофана», донецкого иеромонаха, арестованного ВСУ за помощь ополчению, прошедшего заключение и пытки, который ныне служит в подмосковном храме и нуждается в лечении. Как-то не вяжется это всё с образом мошенницы, предлагаемым следствием.

В светском государстве, где свобода вероисповеданий прописана в Конституции, не так и важно, во что верили эти сектантки, – пусть верят, во что хотят. Главное, что они не призывали никого убивать, мучить, захватывать или свергать, возбуждать всякую рознь и экстремизм – это есть в экспертизе в рамках следствия. Но всё же верили они в Иисуса Христа, почитая все основные каноны православия. Лидер Андрей Попов сумел убедить их в том, что православие надо развивать и совершенствовать, что Богом будет послан человечеству «Новейший завет», а Попов будет одним из его распространителей. Сам пророк – полуслепой инвалид, о прошлом которого мало что известно достоверно. По слухам, он был когда-то пострижен в монахи митрополитом Питиримом. Важно, что и он за время своего «младостарчества» никак не улучшил жилищные условия, не имел яхт, «Бентли» и зарубежных счетов.

Тем не менее денег в ходе обысков изъяли много – около 250 млн рублей. Большая их часть просто хранилась в коробках у Жанны Фролушкиной под диваном и на антресолях, завёрнутая в старые наволочки. Задержанные объясняли: собирали на свой храм или монастырь. В чём тут преступление, если даже сборы на православных выставках осуществлялись ими с благословения действующих священников? Какой процент от сборов отправлялся потом в храмы – другой вопрос. Но договора, который можно нарушить, при выдаче благословения не подписывают, в небогатых церквях рады любой поддержке.

При таком сомнительном составе преступления на группу Попова брошены огромные силы Следственного управления ГУВД Москвы – сегодня дело ведут 7 следователей. Кажется, «новокузнецкой» бригаде киллеров с их 60 убийствами уделялось меньше внимания. А тут православные бабушки: две трети «сектанток» старше 50 лет, мужчин среди них почти нет. Тем не менее Попов и три женщины содержатся в неволе. Ещё 8 человек обвинены по ст. 239 УК (Создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан). Всё обвинение строится на показаниях нескольких людей, которые давно вышли из группы, а их взносы фигурируют как предмет мошенничества. Представьте, что вы много лет жертвовали какому-то храму деньги, потом разочаровались и утратили веру. Настоятеля храма теперь в тюрьму?





Не сошлись крестами

С чего же всё-таки так завелась полиция? Если усмотреть преступление в том, что какой-то молитвенник и прозорливец принимал от пожилых женщин деньги, то зачем ещё 11 обвиняемых? Кому нужны эти показательность и массовость? В сентябре 2016 г. Мосгорсуд продлил арест обвиняемых ещё на 3 месяца под предлогом необходимости знакомства обвиняемых с делом. А их весь предыдущий месяц ни с чем не знакомили. Любой адвокат подтвердит: когда изобретаются такие уловки, есть установка «не выпускать».

Вадим Розанов, муж обвиняемой Надежды, уверяет, что следователи в разговорах не скрывают: старт «делу бога Кузи» дало обращение из патриархии.

– Я давно на госслужбе, знаком с высокопоставленными деятелями РПЦ. Например, протоиерей Всеволод Чаплин подтвердил мне в письме, что сам патриарх «обращался насчёт Попова», – говорит Вадим Розанов. – Солнечногорский епископ Сергий обещал обсудить этот вопрос со Святейшим, когда они вместе собирались в Латинскую Америку. Но после возвращения перестал отвечать на звонки, секретарь передал мне, что помочь ничем не могут. Ведь нынешнее дело против группы Попова – второе. Когда изъяли миллионы, присяжные оправдали «сектантов» и, как мне кажется, патриархия почувствовала себя уязвлённой. Хотя другого законного решения и не могло быть. Мосгорсуд в 2012 г. вынес определение, что действующее законодательство не содержит понятия «тоталитарная секта», а сдача средств в общий бюджет не является противозаконным действием.

Православным конкурентам РПЦ достаётся от государства не впервые. В 2008–2010 гг. Росимущество отобрало у православной общины в Суздале полтора десятка храмов, а в 2015 г. изъяло по суду мощи преподобных Евфимия и Евфросинии Суздальских! Хозяйство принадлежало Русской православной автономной церкви (РПАЦ) во главе с владыкой Валентином, которого Московская патриархия запретила в священнослужении, а его организацию предпочитала называть «Суздальский раскол». В 2012 г. начальник управления Росимущества по Владимирской области Владимир Горланов написал в Арбитражный суд, что мощи «являются собственностью Российской Федерации и относятся к культурным объектам». По заявлению одного из священников РПЦ в полицию простой участковый добился вскрытия рак с мощами, поднятия пелён. Логика служителей закона проста: мощи передавались православной общине, которая теперь не может существовать, раз у неё изъяты храмы. Тем не менее более сотни суздалян подписались под открытым письмом: «Невозможно описать всей лжи, клеветы, оскорблений и случаев попрания наших самых элементарных прав! Мы никому не желаем зла, не претендуем ни на чью собственность – мы хотим тихо и мирно молиться в соответствии с нашими убеждениями и канонами нашей веры. Нас преследуют именно органы государственной власти и чиновники за то, что мы принадлежим не к «той Церкви», которую они вопреки закону и здравому смыслу считают «государственной»...

Памятен и случай с хирургом Юрием Шевченко, во время ремонта осквернившим пылью соседнюю квартиру в легендарном Доме на набережной. СМИ уверяли, что в той квартире часто бывает патриарх Кирилл. Доказательств никто не привёл, но суд уже через день вынес беспрецедентное решение взыскать с Шевченко полмиллиона евро за повреждённые пылью книги соседа. А до полного расчёта больному раком хирургу закрыли выезд за границу. Шевченко, кстати, был священником, но духовных наставников тоже выбирал «не тех». Он учился богословию в академии архиепископа Ташкентского и Среднеазиатского Владимира (Икима), рукополагался у митрополита Украинской православной церкви Владимира (Сабодана). Последний конкурировал за патриарший престол вместе с Кириллом, а первый был переведён им «с понижением» епископом Омским сразу после возвышения. Открывая храм при медико-хирургическом центре имени Пирогова в Измайлово, Шевченко не пошёл за благословением в РПЦ. Простому верующему, может быть, и невдомёк, какое смирение и всепрощение способны вызвать у единоверцев подобные косяки.

Похоже, в последние годы к стремительно набирающей вес РПЦ пришло осознание, что общество под ними – не монолит. По данным исследования службы «Среда» и фонда «Общественное мнение», в лоне РПЦ находятся 41% взрослых россиян. Причём атеистов всего 13%, а вдвое больше верующих, которые не исповедуют конкретную религию. А наиболее обидны для патриархии 6 млн христиан, которые не относят себя к какой-либо конфессии, и 2 млн православных, не видящих себя ни в лоне РПЦ, ни даже старообрядцами. Возможно ли приобщить их к большинству силой? Патриархия, кажется, подзабыла, что в катакомбах вера только твердеет. А для недоверия паствы она сама даёт массу поводов.

https://argumenti.ru/society/n559/469692
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: