Чужая наша земля

Процесс определения государственной границы Кыргызстана (делимитации) с Узбекистаном и Таджикистаном идёт ни шатко ни валко. Стороны обещают «ускорить данный процесс», «усилить работу в этом направлении», но воз, как говорится, и ныне там. А тем временем неопределённость рубежей приводит к постоянным конфликтам как между гражданами сопредельных государств, так и силовиками. Недавнее появление узбекских милиционеров на спорной горе Унгар-Тоо в Джалал-Абадской области тому яркий пример.

Гора преткновения

Напомним, что десант был высажен ещё 22 августа, четырёх сотрудников радиорелейной станции — граждан Кыргызстана — увезли в Янгикурганский РОВД Узбекистана. Там они находятся и по сей день. Такое своё решение соседи объяснили тем, что считают работников нелегалами, которые незаконно проскочили на их территорию. Хотя официально данный участок остаётся не­описанным. Узбекистан поставил невыполнимое условие для их освобождения — потребовал снятия милицейских постов вблизи Орто-Токойского водохранилища, а также освобождения ранее задержанного за нарушение правил прохождения госграницы милиционера РУз. Тогда председатель Погранслужбы КР Абдикарим Алимбаев провёл телефонный разговор с заместителем главы СНБ Узбекистана. Стороны выразили готовность урегулировать сложившуюся ситуацию путём переговоров. Узбекский милиционер 13 августа предстал перед судом, был оштрафован и вернулся в свою страну.

Это уже не первый подобный шантаж со стороны соседей. Нечто похожее случилось и три года назад. Тогда Узбекистан также высадил на горе пограничников, которые проверили документы у персонала станции. Решить проблему удалось лишь путём переговоров. Взамен на то, чтобы узбекские пограничники, простоявшие на спорной территории с 28 сентября по 2 октября 2013 года, покинули её, Узбекистан потребовал установить свою охрану на нашем объекте — Орто-Токойском водохранилище (в Узбекистане его называют Касансайским водохранилищем).

— Кыргызстан потребовал, чтобы узбекские военные покинули спорную территорию. Взамен на эту уступку Узбекистан потребовал установить свою охрану на Орто-Токойском водохранилище. Мы согласились. Сам объект является кыргызским, но его охрану до сих пор осуществляет узбекская сторона. Что там у них находится, я не знаю. Раньше там стояли военные, недавно Узбекистан сменил их простыми сотрудниками охраны, — объяснил специальный представитель правительства по вопросам границ Курбанбай Искандаров.

Вообще же Узбекистан предъявляет Кыргызстану претензии по поводу незаконности нахождения РРС на Унгар-Тоо с 2007 года. КР в свою очередь отмечает, что этот участок границы пока не делимитирован, а значит, требования соседей не уместны. По данным Госагентства связи, которые приводит «Аззатык», РРС-24 «Кербен» на Унгар-Тоо работает уже более 40 лет. Она распространяет радиотелесигналы и играет очень важную роль в обеспечении связью Аксыйского, Ала-Букинского и Чаткальского районов Джалал-Абадской области. Кроме того, на этой РРС установлены радиопередатчики операторов мобильной связи, которые обеспечивают коммуникациями села Джалал-Абадской области.

Вернуть на Родину

Обстановка на кыргызско-узбекской границе обострилась и 18 марта нынешнего года. Узбекистанские военные в этот день выставили блокпост на неуточнённом участке границы на дороге Кербен – Ала-Бука (как раз в районе многострадальной горы). Как они объяснили — в связи с празднованием Нооруза. Однако кыргызская сторона предположила, что такие действия соседнего государства могут быть связаны с тем, что некоторые приграничные объекты с прошлого года начали переходить под юрисдикцию КР.

— Надо сказать открыто, что это реакция на то, что Кыргызстан начал принимать на свой баланс те объекты, которые находятся на нашей территории. В том числе и Орто-Токойское водохранилище. Оно расположено на территории Кыргызстана, внутри Ала-Букинского района. Здесь никаких вопросов о том, кому оно принадлежит, не должно быть. Этот объект не имеет статуса приграничного участка. Когда мы приняли это водохранилище на свой баланс, то узбекская сторона вдруг заявила о необходимости провести там ремонт, просили пропустить туда оборудование, технику, людей. Мы ответили, что обследуем водохранилище, если будет необходимость, то сами проведём ремонт, а потом представим отчёт по затраченным финансам, так как водой из этого водохранилища пользуется Узбекистан, — заявил Искандаров.

По его словам, Кыргызстан начал работу по принятию на баланс кыргызской стороны всех объектов, находящихся на территории нашей страны, но которые использует Узбекистан. При этом соседняя страна подобную работу провела давно, и наших объектов там не осталось.

— Вначале провели ревизию всех объектов — не только Узбекистана, но и других соседних государств. Выяснили, на каком основании эти объекты столь продолжительное время не передаются кыргызской стороне. Проделана огромная работа. И теперь пошагово будем принимать на свой баланс те объекты, которые подпадают под соглашение, подписанное в октябре 1992 года президентами Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана и Казахстана. В этом документе сказано: те объекты, которые в момент распада СССР находились на территориях бывших союзных респуб­лик и построены были за счёт союзного бюджета, остаются в собственности этих республик, — рассказал он в интервью одному из изданий.





На сегодня в собственность КР возвращены четыре насосные станции в Ноокенском районе и Левобережный Нарынский канал протяжённостью 43 км. На баланс должны поступить участки поливных каналов, автобазы и объекты гражданской обороны в Баткенской области. Также спецпредставитель озвучил «самые оспариваемые участки». Это Чаласарту (именно там узбекские военные подогнали два бронетранспортёра и выставили два блокпоста), участок Тешик-Таш в Сузакском районе площадью 76 га. По всем документам он принадлежит Кыргызстану, но Узбекистан вырыл там траншеи и использует территорию в сельском хозяйстве как поливную землю. Ещё один участок — Ношкен в Но­окенском районе, которым также пользуется Узбекистан. Власти Кыргызстана уже обратились к РУз с требованием вернуть его.

Шаг вперёд — два назад

В марте текущего года работа по определению линии кыргызско-узбекской границы была временно приостановлена, потому что Узбекистан не стал работать по международным нормам, которые используются при делимитации и демаркации спорных участков границ.

— По инициативе узбекской стороны временно приостановлена работа по определению линии госграницы. Мы четырежды обращались за объяснениями, почему они так решили, но ответа нет. Кыргызстан готов вести переговоры по границам на всех уровнях, — добавил Искандаров.

31 августа МИД соседней страны выпустил сообщение, в котором говорится, что рабочие группы правительственных делегаций Республики Узбекистан и Кыргызской Республики по вопросам делимитации и демаркации узбекско-кыргызской государственной границы провели совместное полевое обследование на её отдельных участках. По результатам встреч и переговоров был подписан совместный протокол.

По данным внешнеполитического ведомства, цитирует «Спутник-Узбекистан», «достигнута договорённость продолжить полевые обследования узбекско-кыргызской государственной границы в целях поиска взаимоприемлемых решений имеющихся вопросов по прохождению линии гос­границы».
Но для начала всё же неплохо было бы самим определиться, кому принадлежит гора Унгар-Тоо? Вопрос непраздный. Дело в том, что не так давно в СМИ нашей страны появилась копия документа — протокола совещания премьер-министра от 11 ноября 2015 г. №18-177 «О переносе радиорелейной станции РРС-15 «Западная», находящейся на территории Республики Казахстан, и радиорелейной станции РРС-24, находящейся на территории Респуб­лики Узбекистан». Правительство тогда поспешило опровергнуть данную информацию, назвав документ фальшивкой. Но осадок-то, как в известном анекдоте, остался. Позднее появилась другая информация — якобы эту территорию продали прежние власти. Чтобы развеять все сомнения, президент страны Алмазбек Атамбаев поручил перепроверить все международные договоры.

— Время от времени становятся очевидными факты, когда бывшие президенты и другие высокие должностные лица признавали за соседними странами права на те или иные земли, которые народ Кыргызстана считал и считает исконно кыргызскими. Информацию об этих «уступках» чиновники тщательно скрывали, и поэтому о них не было известно не только народу, но даже действующему руководству страны, в том числе президенту Кыргызской Респуб­лики, — сказал глава государства.

А ситуация тем временем может развиться в нежелательный сценарий. Кыргызские пограничники сообщают, что пока там всё без изменений. 2 сентября 2016 года на Унгар-Тоо приземлились два вертолета Ми-8 Узбекистана, которые произвели смену личного состава сотрудников МВД и завезли питьевую воду в канистрах. В настоящее время на Унгар-Тоо количество сотрудников составляет 15-20 человек. С кыргызской стороны от пограничного ведомства в данном районе продолжает нести службу дополнительное количество военнослужащих. В то же время общест­венный деятель, экс-депутат ЖК, член Временного правительства Азимбек Бекназаров заявляет, что «он и народ» освободят наших граждан, находящихся в Узбекистане. Как сообщает МВД, экс-генеральный прокурор находится сейчас на своей малой родине в Аксы. Он и депутат сельского кенеша Жанарбек Надырбеков заявляют о создании «народной группы» из 200 человек, которые намерены «самолично освободить Унгар-Тоо от узбекских милиционеров и вызволить наших граждан, задержанных в августе». Несложно представить, к чему может привести подобная инициатива.

Мария ОРЛОВА

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: