Лёд тронулся?

Государства ЦА хоть и являются по статусу самостоятельными, но фактически любые значительные события в той или иной стране отражаются в других как в зеркале. Вот и сейчас сообщение сначала о тяжёлом недуге, а потом о смерти президента Узбекистана Ислама Каримова заставило политические силы стран региона призадуматься о будущем.

Работа над сценарием…

В двух государствах — Узбе­кис­тане и Кыргызстане — лидеры сменятся в ближайшее время. О главе РУз уже говорилось выше, ну а у президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева в 2017 году заканчивается срок пребывания в должности. Согласно действующей Конституции КР он не имеет права больше баллотироваться на этот пост.

Что же касается Казахстана, то ситуацию в этой стране пока называют относительно стабильной, хотя голос оппозиционных сил с каждым днём слышно всё сильнее, а здоровье, да и возраст у нынешнего казахского лидера нации Нурсултана Назарбаева уже не те.
Однако, если в Кыргызстане смена главы государства — дело привычное, то в Казахстане, как и в Узбекистане, ещё не было прецедентов перехода власти, поскольку действующие президенты находятся у руля с момента обретения независимости, что делает их лидерами, дольше всего находящимися у власти в мире.

Итак, что же может измениться в Узбекистане с уходом Ислама Каримова?

Мнения политологов по этому вопросу полярно различаются. К примеру, член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко считает, что наиболее вероятный вариант — ничего принципиально не изменится.

— Группы влияния, перемешавшиеся между собой, ведущие кланы заинтересованы в сохранении стабильности, обес­печивающей им спокойное сущест­вование. Именно стабильность считал Ислам Каримов едва ли не главным достижением своего правления. Возглавив страну в качестве первого секретаря компартии Узбекской ССР, он регулярно подавлял выступления оппозиционеров (последнее и самое серьёзное произошло в Андижане в 2005 году), пережил тер­акты и покушения в 1999, 2000 и 2004 годах, «разобрался» с исламистами из Исламского движения Узбекистана и «Хизб ут-Тахрир». Второй, менее вероятный сценарий — борьба за первый пост в стране между различными группами интересов. Если это вдруг случится, то Узбекистану грозит период нестабильности. Сколько он может продлиться, сказать не берусь, однако последствия будут печальными. Причём нельзя исключать, что та из противоборствующих сторон, которая почувствует свою слабость, может обратиться к исламу как к удобному политическому инструменту и даже вступить в контакт с исламской оппозицией. Однако вопрос о том, кто же займёт узбекский «трон», до сих пор остаётся открытым. Тут тоже несколько вариантов. Больше всего шансов у 59-летнего премьер-министра Узбекистана Шавката Мирзияева, возглавляющего правительство с 2003 года. И возраст позволяет, да и политически уравновешен. Кроме того, к семье Каримова он был довольно близок. Он пользуется поддержкой председателя Службы национальной безопасности Узбекистана Рустама Иноятова. А это в таком деле весьма важно, — поделился своим мнением он.

Известный эксперт-политолог Аркадий Дубнов также считает, что если власть наследует Мирзияев, то Ташкенту не избежать серьёзного усиления российского влияния, что вовсе не означает нового возвращения Узбекистана в лоно ОДКБ или его вступления в ЕАЭС. Это будет отвечать, скорее, интересам прагматичным, нежели политическим. Наследникам Каримова нужна будет реальная поддержка, и в Москве на неё не поскупятся — цена вопроса очень велика.
Прозападный крен нового поколения узбекской элиты при этом вовсе не исключён, но резкие повороты в настроениях не свойственны политике Ташкента, это может стать делом будущего. Но больше только будут ждать сигналов, предвещающих новый курс Ташкента, в соседних столицах — Душанбе, Бишкеке и Астане, причём, кое-где скорее с опасением, чем с надеждой.

Свой среди чужих

Не всё спокойно и в Кыргызстане. Серьёзно, как никогда, начиная с апреля 2010 года, осложнились отношения президента страны Алмазбека Атамбаева с оппозицией — так называемыми членами временного правительства.

Атамбаев, выступая перед народом в день празднования 25-летия независимости страны, резко раскритиковал бывшего президента переходного периода Розу Отунбаеву. Последняя, не выдержав президентской атаки, вынуждена была покинуть правительственную трибуну.

Поздравительная речь Атамбаева, и правда, мало напоминала праздничную. Вопрос в том, намеренно ли глава Кыргызстана её произнёс? Если да, то какую цель преследовал? Не исключено, что гнев кыргызского лидера вызвало распространённое в канун Дня независимости заявление оппозиции о несогласии с предлагаемыми изменениями Основного закона. Так или иначе, но большинство известных политиков придерживается мнения, что время для выяснения отношений с оппонентами Атамбаев выбрал крайне неудачное.





К обозлённой кыргызской оппозиции стоит прибавить и обострившуюся ситуацию на кыргызско-узбекской границе. Она уже долгое время не разрешается. Причём, разрулить её не смогли даже на уровне Минис­терств иностранных дел. Сейчас же, когда в Узбекистане со дня на день грядёт смена власти, о судьбе четверых кыргызстанцев вряд ли вспомнят, и маловероятно, что узбекские пограничники смогут самостоятельно без указаний свыше решить эту проблему. Ташкенту же сейчас не до этого.

Зато судьбу задержанных со­оте­чественников теперь рьяно хочет решить оппозиция. Тем более что после обвинений, которые высказал президент в её адрес, это для политических оппонентов Атамбаева, можно сказать, дело чести. Член временного правительства Азимбек Бекназаров уже заявил, что «если президент КР Алмазбек Атамбаев не решит данный вопрос, то я намерен начать войну за родину из-за земель».

В парламенте страны тоже неспокойно. Очередную сессию депутаты начали со споров относительно изменений в Конституцию. Причём дебаты по этому поводу дошли уже до такого состояния, что многие заговорили о развале коалиции большинства. Правда, народные избранники решили пока не горячиться, а вплотную заняться этим вопросом уже в ближайший понедельник.

Северный сосед

Нынешний лидер Казахстана Нурсултан Назарбаев тоже относится к политическим долгожителям. Он находится у власти более 30 лет. За это время в стране случилось немало попыток как-то повлиять на ход истории.

В 2001 году Служба охраны президента Казахстана подтвердила информацию о двух готовившихся покушениях на Нурсултана Назарбаева. По словам занимавшего в то время пост начальника департамента СОП Азимхана Джусипова, покушения готовились в течение трёх месяцев и были связаны «с общей ситуацией, складывающейся в последнее время в Центрально-Азиатском регионе и в мире».

Неприятная история была связана с зятем Елбасы Рахатом Алиевым. По официальной версии, последнего обвинили в похищении людей, убийстве и ряде других преступлений, по неофициальной — «родственник» пытался примерять на себя кресло тестя.

Очередная попытка государственного переворота была пресечена в Казахстане несколько месяцев назад, а именно в мае 2016 года, когда Комитет национальной безопасности РК заявил о попытке захвата власти в стране. Виновным в этом назвали крупного бизнесмена Тохтара Тулешова. Спецслужбы сообщили, что он организовывал акции протеста и массовые беспорядки. По плану, Тулешов хотел в это же самое время сформировать «альтернативное правительство» и изменить структуру действующей власти. Попытка переворота не удалась. В числе задержанных сообщников Тулешова люди, некогда входившие во властные структуры страны — бывшие: первый заместитель генпрокурора Казахстана, член Конституционного совета страны Ильяс Бахтыбаев, руководитель департамента внутренних дел Южно-Казахстанской области (ЮКО), генерал-майор Хибратулла Доскалиев, первый заместитель начальника департамента внутренних дел ЮКО, полковник полиции Сакен Айтбеков, командиры войсковых частей 35748 и 55652 регионального командования «Юг» Минобороны Казахстана полковники Бекзат Жумин и Кайрат Пернебаев.

На этот раз попытка свержения президента не удалась, однако, судя по тому, кто желал смены власти, можно предположить на каком уровне она готовилась.
Чуть позже в воскресенье в Актобе члены вооружённой банды напали на оружейный магазин, а затем на воинскую часть. В городе был объявлен наивысший уровень террористической опасности. В результате атаки ранения, по разным данным, получили до 40 человек. Погибли шесть человек. В ходе антитеррористической операции были уничтожены 12 боевиков.

Эксперты считают, что это не разовая акция, а результат планомерной работы исламистских идеологов. Всплеск радикальных настроений в Казахстане связывают с низким уровнем жизни, безработицей и отсутствием политических и экономических изменений.

Таким образом, расклад в Центральноазиатских странах складывается таким образом, что любая вспышка может привести к серьёзным изменениям ситуации во всём регионе.

Людмила БЕСЕДИНА

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: