Путч, так и не ставший революцией

Если вдуматься, история любого государства – это регулярное повторение одних и тех же ошибок. Причём подлого и коварного в этом перечне определённо больше, нежели чего-то позитивного.

События 25-летней давности – 19 августа 1991 года, когда Михаил Горбачёв был якобы блокирован в Форосе, а к власти в России едва не пришла организация под названием ГКЧП, иллюстрируют эту мысль весьма убедительно. Вспоминает самый главный свидетель того, что происходило в те дни, бывший начальник Службы безопасности президента генерал-лейтенант Александр КОРЖАКОВ. Ему слово.

На встречу с председателем КГБ Ельцин пошёл охотно

– Александр Васильевич, предлагаю нашу беседу построить по принципу школьного учебника истории: дата – комментарий. Плюс наводящие вопросы. Согласны?

– Согласен. Я, кстати, по такому принципу всегда стараюсь беседовать с журналистами. Итак: 12 июня 1991 года Борис Ельцин стал президентом России. Не все главы государств восприняли его в этой должности однозначно. Точнее сказать, очень многие отнеслись к появлению такого игрока на мировом политическом поле очень настороженно. Тому были причины.

Во-первых Горбачёв, несмотря на то что уже тогда сильно утомил многих западных лидеров своей многословностью, ему это прощали. Горбачёв и его команда – Шеварднадзе, Яковлев и другие – чётко исполняли те правила игры, которые им навязали из Вашингтона и Брюсселя.

Избрание президентом малоизвестного им Ельцина могло помешать Западу в их планах. Конфликт между Горбачёвым и Ельциным становился неизбежным.

– Вы хотите сказать, что Ельцин для Запада был тёмной лошадкой? Долго к нему присматривались?

– Да всё время его пребывания во власти, потому что Ельцин как политическая фигура был многолик. На моих-то глазах он не раз неожиданно резко менял свои решения, и даже я не мог понять его логики, что уж говорить про аналитиков из-за океана. К тому же и в РСФСР он был удобен далеко не всем. Горбачёву и его команде в том числе. Но уже тогда в самой влиятельной американской газете «Нью-Йорк Таймс» вышла статья прекрасного журналиста Билла Келлера «Ельцин набирает силу» (Eltsin take power). Одновременно и ситуация внутри страны медленно, но менялась. Ельцину сначала выделили «Чайку», затем Горбачёв отписал ему ЗИЛ. Такие машины называли «членовозами» – они возили только членов Политбюро ЦК КПСС.

– И вы говорите, он был неудобен Горбачёву? Не всем, однако, ЗИЛы-«членовозы» доставались с барского плеча!

– Перед этим мне пришлось переругаться с руководством 9‑го Управления КГБ во главе с генералом Плехановым. Огромной власти был человек! Но всё потерял, даже биографию, связавшись с ГКЧП… Но дело сейчас не в этом. Ельцин должен был лететь с визитом в Казахстан по приглашению президента Нурсултана Назарбаева…

– Значит, были президенты, которые сразу увидели в Ельцине не только достойного, но и стратегически важного партнёра?

–Конечно! Нурсултан Абишевич – первый из них, я этого человека очень уважаю. Так вот. Дня за два до отлёта Ельцина вдруг пригласил к себе председатель КГБ СССР Владимир Крючков. Мы тогда не знали, что «дело ГКЧП» уже, как говорится, живёт. На спецобъекте КГБ «АБЦ», что на ул. Варги в Москве, шли тайные переговоры между его организаторами. Распределялись роли, делились не только портфели, но и решались судьбы многих людей.

– Ельцина тоже?

– И Ельцина в том числе. А как же! Он уже был лидером и кумиром новой России. Не считаться с этим было нельзя.

– Ну а вы-то почему ничего об этом не знали? Разве не было своих людей в КГБ? Утечки какой-нибудь?

– Уровень того заговора был столь высок и засекречен, что никакие, даже самые-самые «свои», люди к нему не были допущены и близко. У России в то время своей спецслужбы – аналога КГБ – не было и в помине. Вообще все силовые российские структуры того периода влачили в прямом смысле нищенское существование.

К примеру, начальник пожарной охраны РФ, входивший тогда структурно в МВД и имевший в подчинении 200 тысяч подготовленных специалистов в погонах (это – двадцать дивизий, две армии! – А.К.), имел воинское звание полковника. Это был даже не остаточный, а самый унизительный для новой России принцип. Хотя в истории России такие несоответствия известны. Император Николай II был полковником. Нынешний наш президент и Верховный главнокомандующий Владимир Путин тоже носит это звание. Однако многие генералы и маршалы даже мимо его лабрадорши Кони проходили строевым шагом!

А тогда уговорил Ельцина, чтобы «пожарнику» Дедикову присвоили звание генерала. Присвоил. Хоть он и ненавидел слова «КГБ», «спецслужба», «силовики», он их боялся. Понимал, что без диалога с этими структурами власть не удержать. Потому и на разговор с Крючковым пошёл без промедлений.

– Где проходила встреча? На Лубянке?

– Да, в новом здании КГБ. Я при самом разговоре не присутствовал, ждал Ельцина в приёмной Крючкова.

– Долго ждали?

– Прилично, может, час, может, больше. Но характерно не это. Когда мы приехали к Крючкову, он Ельцина лично не встречал: его проводили в кабинет председателя КГБ СССР. А вот после окончания беседы они не только вышли вдвоём, но Крючков лично проводил нового президента России до машины. Причём почтительно поддерживал Ельцина под локоток. Кто хоть чуть-чуть знаком с внутренним кремлёвским этикетом, сразу поймёт, что это был знак высшей расположенности к собеседнику. Только не целовались. Тогда и мне стало ясно: разговор удался! Пока Ельцин усаживался в лимузин, Крючков повернулся уже ко мне и сказал: «Александр Васильевич, я вас прошу – берегите Бориса Николаевича!»

Вспоминаю эту сцену всегда, когда вижу телекадры, как Ельцин, уходя из Кремля, говорит Путину: «Берегите Россию, Владимир Владимирович!» Интонации были такие же. Хотя, на мой взгляд, должен был сказать так: «Берегите хоть то, что я оставил вам от России». Впрочем, это уже история. Вскоре мы улетели в Казахстан.

- Александр Васильевич, пока вы были ещё в воздухе и не приземлились в Астане, скажите, удалось ли узнать, о чём Крючков говорил с Ельциным?

– Не знаю. За всю историю наших и личных, и служебных взаимоотношений с ним я ни-когда не задавал ему встречных вопросов. Ельцин сам часто рассказывал о многом, приглашая к разговору, тогда я, конечно, высказывал свои соображения. В тот раз он промолчал. Но я видел, что встречей был доволен и понял, что она удалась.

Впрочем, допускаю, что со стороны Владимира Крючкова это был некий упреждающий шаг в сторону нового российского лидера. Что-что, а уж организовывать хитрые «многоходовки» председатель КГБ, конечно, умел.

– Как прошёл визит в Казахстан?

– На высшем уровне! Причём не только на официальном, но и в плане личных взаимоотношений между двумя президентами. И Назарбаев, и Ельцин симпатизировали друг другу, они этого никогда не скрывали.

«Самолёт Ельцина хотели сбить?» «Нет», – сказал Язов

– Кстати, а какие тогда отношения были у Горбачёва с Назарбаевым?

– Формально – такие же, как и с Ельциным: ведь они оба тогда, по сути, были ещё его подчинёнными. Как, впрочем, и остальные руководители регионов. Но Горбачёв во время частых тогда «посиделок» в Ново-Огарёве за своим любимым коньяком «Праздничный» не раз продолжал беседу с «глазу на глаз» только с Ельциным. О чём? Ельцин об этом не распространялся. Впрочем, снова допускаю, что Михаил Сергеевич уже тогда интуитивно опасался Ельцина как конкурента и пытался как-то выстроить с ним более понятные отношения. Хотя именно с Ельциным сделать это было просто невозможно! Он был непредсказуем. А должность премьер-министра Назарбаеву Горбачёв предложил уже позже. Скорее всего, от безысходности, когда и сам осознал, что Союз рушится и его власти пришёл конец. Назарбаев, как известно, не согласился.





– Сразу после вашего возращения из Астаны в Москву случился тот самый путч с ГКЧП, «Лебединым озером», танками, баррикадами, эйфорией одних и позором других?

– Наш вылет из Астаны постоянно откладывался. Застолья, речи, объятия. Час, другой, третий. Самолёт ждёт, существует протокол, график вылетов, в конце концов… Я нервничаю. Назарбаев хитрит, подмигивает, дескать, всё нормально! В общем, часов через пять от намеченного времени, уже затемно, приехали на аэродром. В самолёте Ельцин продолжил банкет, это был ритуал. Прилетели в Москву поздно и сразу разъехались по домам отдыхать. Ельцин – на свою госдачу в Архангельском, я – к себе.

– Александр Васильевич, а эта задержка… Не была ли она подарком судьбы и лично Назарбаева вам всем? Ведь так много было потом разговоров о том, что самолёт Ельцина в той поездке собирались сбить. То ли на взлёте, то ли в воздухе, то ли при подлёте к Москве…

– Действительно, разговоров на эту тему было предостаточно. И версий озвучивалось много. Некоторые – смехотворные. Некоторые – вполне реальные. Не думаю, что Назарбаев что-то знал. Он бы, конечно, Ельцина предупредил. А хотели бы сбить, сбили бы обязательно, никакие задержки с вылетом тому бы не помешали. Даже то, что мы летели рейсом президентской компании «Россия». Я в эти разговоры не верил изначально. Много позже встречался и разговаривал с маршалом Язовым, задавал и этот вопрос. Ответ был, конечно, отрицательный: нет, не было такой задачи.

– В общем, прилетели, разъехались по домам и…

– Да, легли поздно. Рано утром меня будит звонок, звонит офицер из приёмной Ельцина: «Александр Васильевич, в стране переворот! Включайте телевизор»… Первая мысль: чушь какая-то! Несколько часов назад в Астане было так весело, беззаботно, «сыто и пьяно». А тут, у себя дома, какой-то переворот? Однако всё оказалось правдой, хотя никто в ту минуту ещё не знал её размеров.

Быстро оделся. На экране – дикторша Анна Шилова зачитывает текст сообщения ГКЧП. Далее телемешанина с «Лебединым озером», танками, солдатами. (Эту женщину, как мне затем доложили, лишили профессии, до сих пор не пойму – за что? – А.К.)

Хватаю «тревожный чемоданчик», успел сказать жене и детям «не волнуйтесь, я пришлю к вам охрану», и – к Ельцину! Тот ещё спал и ничего не знал. Ельцин вообще очень любил поспать, просыпался долго, с трудом. Когда он вдруг озвучил журналистам свой известный экспромт о том, что просыпается по ночам и тут же читает Пушкина, у меня не было сил даже ухмыльнуться: он вообще ничего никогда не читал! Впрочем, я отвлёкся…

– А где в это время был Ельцин?

– В своём особняке в Архангельском. В то время там в одинаковых особняках «кучковалась» и вся его команда: Бурбулис, Руцкой, Хасбулатов и т.д. Внутренних заборов не было, у каждого дома была персональная скамеечка. Охранники, естественно…

Звоню в дверь. Открывает сонная Наина Иосифовна. Затем в своём любимом японском халате-кимоно появляется такой же Ельцин. (Халат он привёз из Токио, где был с визитом в бытность его депутатом. – А.К.)

– Скажите, а как в той ситуации появился будущий министр обороны Павел Грачёв?

– Мы с Ельциным как-то были на учениях в тульской дивизии ВДВ. Грачёв тогда был командующим ВДВ. Учения прошли успешно, Грачёв организовал достойный приём, был радушен и т.д. После застолья Ельцин с Грачёвым минут двадцать ходили вдвоём, о чём-то говорили. Я стоял в стороне, наблюдал. Потом понял, что уже тогда Грачёв хотел понравиться Ельцину. Понравился…

В конце той встречи Грачёв сказал: «Если будет какая-то тревожная ситуация, можете на меня рассчитывать!» Там, кстати, мы познакомились и с Лебедем.

Группы «Альфа» в КГБ никогда не было!

– Но они уже тогда знали о ситуации и ГКЧП?

– Конечно. Грачёв сказал, что его десантники уже находятся в Москве. И он исполняет приказ министра обороны Язова. Но, помня о личной договорённости с Ельциным, он выделяет ему роту охраны из спецназа ВДВ. Сказал правду. Тем же днём в Архангельское приехали бэтээры с десантниками.

– А как на эту ситуацию реагировали простые люди? Ведь не каждый день в России случается переворот…

– Ну какие «простые люди»? В том посёлке, где жили госчиновники и Ельцин, начали собираться люди. Илюшин, Бурбулис, Хасбулатов, их замы, семьи и т.д. Там же и Собчак оказался. Ельцин вошёл, сказал, что это провокация, собирайте народ, демократия, дескать, под угрозой и т.д. Вот такой митинг состоялся. Мы тогда не знали, что в окружающем госдачи лесу в полной боеготовности уже находилась спецгруппа КГБ «Атом».

– Вы имеете в виду группу «Альфа»?

– Группы «Альфа» в КГБ не было никогда. Её придумали журналисты. Была группа «Атом».

– Этой группе и была дана команда «убрать Ельцина»?

– Версий много. Ответов на этот вопрос нет до сих пор. Я встречался неоднократно с её руководителем, но прямого ответа так и не получил.

Мы приняли решение – ехать в Дом правительства автомобилями. Хотя были и другие варианты: через речку, например, и т.д. Ельцин сказал: «Едем!» Мы и поехали. Он – в ЗИЛе со штандартом президента России, я – рядом. Бронежилет ему не подошёл по размеру, я его потом в Музей революции отдал.

Ельцина мы посадили в горбачёвском ЗИЛе на заднее сиденье, я – рядом. В общем, поехали. Обгоняем колонну бронетранспортёров, солдаты нас приветствуют. Едем… Никто тогда не знал, зачем войска идут в Москву. Мы не знали масштабов. Хотя уже догадывались.

– Доехали удачно?

– Абсолютно. В дороге начали сочинять прокламацию, «обращение к народу». В Белом доме собрали совещание. К тому времени Янаев с трясущимися руками уже выступил в эфире, мы всё поняли. Поняли, что к власти рвётся не просто шайка, а свора! Во главе, как ни странно, с Горбачёвым. Конечно, это был спектакль.

– Дальше?

– Бурбулис предложил хороший «пиар-ход»: Ельцин на ступенях Белого дома обращается к россиянам. Тот согласился. Вышел на ступени. Увидел рядом танк. И решил забраться на броню. Эти фотографии известны.

Меня часто спрашивают: «Чья идея была Ельцина на танк поставить? Прямо как Ленин на броневике…» Отвечаю: «Его личная!» Никакого пиара тогда не было.

– Вы же понимали, что это – попытка смены власти? Штаб обороны хоть был организован?

– Конечно. Его возглавил Александр Руцкой. Кто же тогда знал, что этот человек так быстро предаст президента? Да и я сам не допускал того, что Ельцин сможет когда-то предать меня. Начальником штаба обороны был назначен генерал Кобец, будущий министр обороны. Хороший был мужик, его потом незаслуженно оговорили… Тогда очень много военных к нам пришло, давали грамотные советы. Мы к ним прислушивались.

– Александр Васильевич, люди, которые обороняли тогда Белый дом, были вооружены. Откуда стволы-то взялись? Говорят, от криминала…

– Нет. Криминала не было. Милиция, которая охраняла Белый дом, имела табельное оружие. Они с ним и стали рядом с нами. Ко всему прочему нам оружие привезли. Не буду говорить, кто дал команду, но нас обеспечили боекомплектами.

– Не Лебедь?

– Нет. Но тоже генерал. Лебедь прислал десантников. Затем получил приказ их же отозвать. Приказ был от Грачёва, затем – «лучшего министра обороны»…

Мы предложили Ельцину назначить себя «Верховным главнокомандующим». Он имел на то все права! Сергей Шахрай, очень грамотный юрист и порядочный человек, настаивал на этом. Ельцин поначалу заупрямился. Затем согласился. Что было потом, хорошо известно…

https://argumenti.ru/politics/n552/463706
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: