В большой пятёрке

Спустя 12 месяцев пребывания в Евразийском экономическом союзе можно подвести какие-то предварительные итоги и попробовать решить уравнения со многими неизвестными. Об ожидаемых и непредсказуемых результатах газете «Аргументы недели. Кыргызстан» рассказал вице-премьер-министр КР Олег Панкратов.

— Олег Михайлович, год прошёл, и этого времени достаточно, чтобы правительство подбило свое­образный баланс пребывания в зоне евразийской интеграции. Чего же больше Кыргызстан имеет на сегодня: минусов или плюсов?

— Достаточно болезненный вопрос. Ведь когда шёл процесс присоединения Кыргызстана к ЕАЭС — это, если помните, вызывало много дискуссий в обществе, которое разделилось на две группы. Одна заняла позицию противников интеграции, другая ратовала за неё и формировала позитивную сторону воп­роса. В связи с этим возникли некоторые завышенные ожидания от этого экономического блока. Скажу лишь, что основные цели и задачи присоединения Кыргызстана к ЕАЭС были достигнуты. Фактом остаётся то, что мы стали частью единого таможенного пространства, где свободно обращаются товары, капитал, трудовые ресурсы, постепенно туда переходит и сфера услуг. Есть определённый период, в ходе которого для нас действуют ещё некоторые ограничения, но он достаточно короткий. Словом, полная свобода будет достигнута в обозримом будущем. Однако неисполнение тех самых завышенных ожиданий сейчас активно муссируется противниками вхождения в союз. Вполне возможно, что кто-то хочет заработать на этом политические очки.

— Но ведь год — это очень маленький срок, чтобы делать выводы в глобальном масштабе?

— И тем не менее это происходит. Например, львиная доля критики в адрес правительства сегодня потому, что у нас есть определённые трудности, связанные с экспортом отдельных видов сельхозпродукции. В частности, той, которая подлежит ветеринарному контролю — мясо, молоко, яйца и рыба. Почему-то это стало трактоваться как минус присоединения Кыргызстана к ЕАЭС. Но ведь не стоит забывать, что с момента вступления в союз такие ограничения распространялись на все виды сельхозэкспорта, а потом они были сняты. Данный факт противники ЕАЭС замечать не хотят. Я бы даже минусом это не назвал. Скорее всего это просто переходный период, который будет завершён в скором времени. А вообще, если судить в целом, то мы получили больше экономических выгод, чем если бы оставались вне зоны союза.

Кризис тому виной

— И тем не менее пока экономика Кыргызстана ощущает на себе больше негативного, чем позитивного. Можно ли это связать с какой-либо недоработкой со стороны правительства, что не сумели просчитать все позиции?

— Я бы так не сказал. Просто время вхождения в ЕАЭС совпало с экономическим кризисом как в региональном, так и в мировом масштабе. Я имею в виду падение цен на основные минеральные ресурсы, а также резкое колебание курса национальных валют. Конечно, это не могло не сказаться на экономиках всех стран, в том числе и стран-участниц ЕАЭС. Однако мы проанализировали ситуацию и пришли к выводу, что не войди мы в августе 2015 года в Евразийский экономический союз, нам было бы гораздо сложнее контролировать ситуацию сегодня. Так что если хотите, пребывание в евразийской интеграционной зоне смягчило для страны некие экономические удары. С этим соглашаются и представители бизнес-сообщества, с которыми я встречался на круглом столе «Проблемы бизнеса в ведущих отраслях экономики и пути их решения». Большинство из них считает, что мы прошли трудный период с минимальными потерями и сейчас выходим на показатели роста, которые сопоставимы с докризисным временем.

— Но ведь Вы не будете отрицать, что наш рынок оказался практически незащищённым от более дешёвого импорта. Неужели нельзя было заранее просчитать эту ситуацию?

— Это как раз-таки неожиданный эффект, связанный с тем, что одномоментно произошло снятие таможенного контроля на границе и падение курса российского рубля и казахского тенге. Обесценивание национальной валюты РК стало причиной того, что казахские товары стали дешевле, соответственно сложилась неравная конкурентная среда. В то же время открытие рынка Кыргызстана позволило перекачать их в нашу республику. Но опять-таки это временное явление, и сейчас мы пытаемся исправить ситуацию административными путями. Может где-то успешно, а где-то нет, но всё же самый главный момент остаётся — таможенный союз предполагает, что рынок выравнивает цены на всём пространстве, и если мы перейдём к унифицированным рычагам влияния на ценообразование, то эта проблема просто потеряет свою актуальность внутри территории ЕАЭС.
В беде не оставим





— Не секрет, что те промышленные предприятия, которые успешно работали до вступления в ЕАЭС, сейчас испытывают определённые трудности. Они вынуждены сокращать численность рабочих и уменьшать количество выпускаемой продукции. В то же время одним из условий вхождения Кыргызстана в ЕАЭС было именно развитие собственной промышленности. Вам эта ситуация не кажется парадоксальной?

— Естественно, мы сейчас разрабатываем некую схему помощи таким предприятиям. Особенно по стекольному заводу «Интерглас». Но ситуация на этом предприятии никак не связана с вступлением Кыргызстана в ЕАЭС. Даже несмотря на то, что были открыты таможенные границы, у них уменьшился сбыт. Они вынуждены были закупать газ. По этой позиции у них образовался небольшой долг. Мы всячески способствуем переговорному процессу между представительством российской компании «Газпром» и предприятием «Интерглас», дабы вместе выработать какие-то решения. В какой-то степени это нам удалось. Мы очень надеемся сохранить это производство. Ибо экономический кризис не вечный, и покупатели рано или поздно вернутся. Однако я должен отметить, что в определённой степени вы правы. Есть ряд предприятий, для которых вступление в ЕАЭС всё же имеет негативные последствия. Но я бы не стал этот момент относить к минусам. Надо оценивать ситуацию не по отдельному заводу или фабрике, а в целом по мак­роэкономическим показателям, а они таковы: несмотря на кризис, у нас по всем секторам экономики наблюдается рост. Производство нас беспокоило особенно. Мы сегодня здесь пока ещё имеем отрицательные показатели, но это за счёт «Кумтора». И причины здесь объективные. Сейчас они заканчивают разработку руд с низким содержанием золота, но со второго полугодия переходят на новый пласт, и к концу года их плановые показатели, надеюсь, вырастут.

— Не так давно депутаты вынесли на общественное обсуждение закон о введении 10-процентой пошлины на импорт зерна. Как это будет сочетаться с нормами, действующими внутри ЕАЭС?

— Как я уже говорил, мы столкнулись с большим перетоком товаров из Казахстана, в том числе муки. Наши мукомолы оказались заложниками ситуации. Падение тенге сыграло на понижение цены на казахстанскую муку. К тому же зерноперерабатывающие предприятия у них получают государственную дотацию. Соответственно они работают в более выгодных условиях, чем наши, которые закупали зерно в Казахстане, завозили его, перерабатывали. А этот процесс у нас тоже более затратный, чем в соседней республике. Естес­т­венно, это сказывалось на цене продукции. Хочу отметить, что мы суверенное государство, хоть и входим в зону ЕАЭС, мы вправе устанавливать налоговое бремя. То есть тут всё в рамках закона. Нас много критиковали за то, что мы поддержали наших мукомолов, но ведь мы могли потерять целый сектор экономики. Так что риск был оправдан.

Людмила Беседина


Кстати
По сообщению отдела информационного обеспечения аппарата правительства КР, премьер-министр КР Сооронбай Жээнбеков за недостаточный контроль исполнения его поручений объявил представителю Кыргызстана в ЕАЭС Усену Усупову выговор.


Между тем
По информации Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору КР, в начале августа 2016 года в Новосибирской области задержали 111 тонн продукции из Кыргызстана и Казахстана. При проведении карантинного фитосанитарного контроля установлено, что на 300 кг соломы и 200 кг сушёных лекарственных растений из РК отсутствовали сертификаты безопасности. Кроме того, на 70 тонн арбузов и 20 тонн репчатого лука из РК и 20,5 тонны репчатого лука из КР предъявлены недействительные фитосанитарные сертификаты. Вся продукция возвращена отправителям.
В июле Казахстан запретил ввоз более 330 тонн овощей и фруктов из Кыргызстана, а на российско-казахстанском участке границы в Россию не пропустили 17 тонн кыргызского винограда. Причём владельцев груза ещё и оштрафовали.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: