Покой нам только снится

Несмотря на то, что кыргызстанцы в 2010 году на всенародном референдуме проголосовали за введение моратория на изменение Основного закона до 2020 года, народные избранники решили проигнорировать волю избирателей и предлагают назначить проведение плебисцита на конец ноября 2016 года.

Чтобы власть не подралась?

Инициатива выставить проект поправок в закон на общественное обсуждение исходила от лидера партии СДПК Исы Омуркулова и спикера Чыныбая Турсунбекова. СДПК, кстати сказать, в Кыргызстане ассоциируется с партией президента, поэтому поверить в то, что идея не была согласована с главой государства, сложно. Хотя всё может быть.

Итак, Омуркулов и Турсунбеков обратились с письменной просьбой по этому поводу к главе аппарата Жогорку Кенеша. Может, факт и остался бы в тайне, но кто-то выставил эту бумагу в социальные сети.

Словом, если плебисцит всё-таки состоится, а в этом сложно сомневаться, то республика получит рекордный 10 вариант документа. Надо сказать, что такого количества Основных законов не видели даже страны Африки.

Изменить действующий вариант Конс­титуции уже пытались парламентарии прошлого созыва, грешны в этом желании и нынешние народные избранники. Ратовал за это и сам президент. По его словам, «Конституция будет изменена только в том случае, если парламент увидит, что эти изменения нужны».

— Многие и здесь начинают искать, что Атамбаев что-то хочет переделать под себя, поэтому у меня желание вообще её (Конституцию. — Авт.) не трогать. Другое дело, что потом мины, заложенные в Конституции, не дай бог, взорвутся, опять я буду крайним. Есть проблемы, касающиеся судей, и даже заложены противоречия между президентом и премьер-министром. Представьте, у нас будут молодой президент и молодой премьер-министр. Чего-то не поделят. Они даже могут начать войну между собой. В Африке был такой случай. Пусть меня лучше «поливают», но, если вижу эти мины, лучше ещё раз попробую доступным языком депутатам и людям объяснить, что они есть, и их нельзя оставлять. Если, несмотря на это, парламент и люди оставят их, хотя бы моя совесть будет чиста. Это нужно не для Атамбаева, а для будущего страны, — поделился 12 марта 2016 года своим мнением Алмазбек Атамбаев.

Ну, кто и с кем в Африке ругался или дрался, дело, в общем-то, десятое. Тем более там это дело обычное. Ведь на этом континенте некоторые страны вообще населяют племена, которые сохранили первобытнообщинные традиции. Так что Кыргызстану, как светскому государству, члену Организации Объединённых Наций, Всемирной торговой организации, Евразийского экономического союза сложно будет им следовать. Да и президент с премьером вроде бы люди цивилизованные и объявлять войну друг другу им вроде бы как-то не с руки.

А вот о минах в Основном законе поговорить следует. Во-первых, почему президент о них заговорил, когда оканчивается его пребывание на посту главы государства? Во-вторых, почему о них молчали тогда, в 2010-м, когда принимался пос­ледний вариант Конституции, и не попытались убрать? Не знали или не хотели замечать? Вопросы, и ещё раз вопросы…

Игра на вылет

Стоит отметить, что норма, запрещающая что-либо менять в Основном законе до 2020 года, была принята по инициативе лидера партии «Ата Мекен» Омурбека Текебаева. Предполагалось, что такая мера поможет избежать сосредоточения власти в руках одного политика и его приближённых. Но как видно из сегодняшней ситуации, запрет мало что изменил.

Кстати сказать, о провале первой попытки перекроить Основной закон 2010 года до сих пор ходит много слухов. Ведь тогда инициатива была поддержана всеми парламентскими фракциями. А спустя пять лет юристы вдруг усмотрели в некоторых статьях Конституции какие-то пробелы в процедурных вопросах, и это, якобы, стало поводом для вынесения вопроса об изменении на всенародное голосование.

Однако ряд оппозиционных политиков утверждает, что в прошлый раз протащить конституционные изменения не получилось, и законопроект был отозван якобы потому, что Европейский союз, который пообещал выделить республике 10 млн евро на проведение парламентских выборов, заявил, что если власти страны намереваются совместить референдум с выборами, то денег не получат.

Да и сам Алмазбек Атамбаев высказался против проведения осенью 2015 года референдума по изменению Конс­титуции, несмотря на то, что комитет ЖК по правам человека, конституционному законодательству и государственному устройству (прошлого парламентского созыва. — Авт.) одобрил концепцию законопроекта о проведении референдума по изменению Основного закона. Тогда за его изменение также выступали лидеры правящей коалиции парламента. Они предлагали изменить статус конституционной палаты, структуру Верховного суда, усилить партийный контроль над деятельностью депутатов, лишив их императивного мандата.

Кроме того, предлагалась норма, согласно которой премьер-министр, избранный из числа парламентариев, после отставки кабмина смог бы вновь вернуться в депутатское кресло. Референдум они предлагали провести одновременно с парламентскими выборами осенью прошлого года.





Тогда же Венецианская комиссия Совета Европы и ОБСЕ в своём заключении раскритиковали поправки и саму идею проведения всенародного референдума по изменению Основного закона, отметив, что большинство предлагаемых поправок «вызывают озабоченность в отношении основных демократических принципов, особенно таких, как разделение властей и независимость судебной власти».

— Выражая искреннюю признательность за большую работу по совершенствованию законодательства, я всё же убедительно прошу вас вернуться к вопросу о целесообразности внесения изменений в действующую Конс­титуцию в преддверии приближающихся выборов в парламент, — говорилось в письме президента, адресованном лидерам парламентского большинства Феликсу Кулову, Омурбеку Текебаеву и Чыныбаю Турсунбекову.

Не исключено, что разговор о 10 млн евро имеет под собой некую почву. Кстати, в этот раз проведение референдума снова совпадает с выборами. Правда, в местные органы власти.

Девять предыдущих

А теперь проведём небольшой экскурс в историю конституций Кыргызстана.

Первый Основной закон был принят ещё Киргизской АССР 30 апреля 1929 года на Втором Всекиргизском съезде Советов. В его основу был положен российский аналог. До этого в киргизском государстве не было ни одной Конс­титуции как таковой.

После документ изменялся в 1994, 1996, 1998 и 2003 годах. В феврале 2005 года состоялись парламентские выборы, в результате фальсификации которых оппозиция не попала в парламент, а прошла партия, в составе которой были дети Аскара Акаева — Айдар и Бермет. Это вызвало масштабные акции протеста по всей республике. Результатом их стал государственный переворот 25 марта 2005 года.
Курманбек Бакиев, который сменил на посту главы государства Аскара Акаева, хоть и обещал, что вернёт первую Конституцию, решил, что лучше будет написать новую. В ноябре и декабре 2006 года оппозиционной группой депутатов были подготовлены и приняты сразу ДВА варианта Основного закона. Однако 14 сентября 2007 года Конс­титуционный суд КР отменил действия ноябрьской и декабрьской редакций Конституции. В действие вновь вступила Конс­титуция в редакции от 18 февраля 2003 года.

21 октября 2007 года состоялся всенародный референдум, на котором была принята новая редакция Конституции, предложенная Бакиевым. Этот вариант был махом подписан через день после плебисцита. Причём в силу он вступил на следующий же день.
В апреле 2010 года Кыргызстан вновь потряс государственный переворот. Временное правительство, которое пришло к власти, написало собственную Конституцию, провозгласившую парламентскую форму правления. Референдум по её принятию проходил в условиях чрезвычайного положения в связи с произошедшими беспорядками на юге республики.
Тогда же Алмазбек Атамбаев заявил, что поддерживает идею о моратории на внесение изменений в Конституцию КР. Однако мы видим, что происходит сейчас.

Людмила БЕСЕДИНА
Мария ОРЛОВА


Мнение

Руководитель партнёрской группы «Прецедент», член Конституционного совещания Нурбек Токтакунов:


— Нельзя позволить менять Конституцию в угоду кучки власть имущих, изменения нужно готовить тщательно и долго. Парламент как раз может назначить референдум на исходе своего срока и спокойно самораспуститься. Проект изменений должен быть подготовлен в ходе общест­венных обсуждений, и 3-4 месяца на обсуждение Основного закона — это мало. Разве не очевидно, что в нашем обществе огромное разнообразие мнений и видений, что общество политизировано, и что при отсутствии общественного консенсуса такие быстрые способы изменения Конституции приведут к общественному противодействию. В Конституционном совещании мы все договаривались о неприкосновенности Основного закона до 2020 года. Подписывая текст документа, я утверждал и норму об абсолютном моратории до 2020 года. Но при участии отдельных членов ВП некоторые члены секретариата совершили подлог, видимо сделанный на всякий случай. Но тогда уже не было времени копаться в этом случае, ибо на фоне трагических событий на юге страны чрезвычайно важна была легитимизация власти. Тогда я понял, что впоследствии предстоит борьба за неприкосновенность Конституции, и оказался прав. Первый этап прошёл прошлым летом, теперь они подготовились основательно. Какие бы дельные изменения ни были, это открывает ящик Пандоры. Если допустить, Конституция снова станет ничего не значащей бумагой, черновиком, который будет бесконечно правиться. Сейчас мы в том периоде, когда Конституция начала по чуть-чуть работать, по крайней мере, она обеспечила конкурентную политичес­кую среду, благодаря которой Атамбаев вынужден договариваться с Бабановым. Не надо трогать Конституцию, она не мешает, она нормальная, отдельные несовершенства нейтрализуются на уровне законов и разъяснений по правоприменительной практике.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: