Об уровне «К»

Сотрудников МВД уличают во взятках и связи с криминалом. В главном милицейском ведомстве страны началась кардинальная кадровая чистка. Связана ли она с грядущими преобразованиями в системе или повлияла критика, которая прозвучала неделей ранее на заседании координационного совета правоохранительных органов в Генеральной прокуратуре, покажет время.
А был ли мальчик
Надо сказать, что подобного рода разоблачения офицеров МВД не было с 2010 года. Ведомство распространило информацию о том, что отдельные оперативные работники подразделений милиции имели связи с организованными преступными группировками и предоставляли им информацию о времени и месте проведения той или иной милицейской операции, где и когда запланированы мероприятия по задержанию членов ОПГ или разыскиваемых лиц.
— По результатам проведённого оперативно-следственного и служебного расследования сотрудники, подозреваемые в связях с членами ОПГ, приказом министра внутренних дел уволены из органов внутренних дел. Всего уволено двое сотрудников оперативных служб ГУВД Чуйской области и ГУВД Бишкека, а также участковый уполномоченный милиции Иссык-Атинского РОВД ГУВД Чуйской области. Кроме того, освобождены от занимаемых должностей два начальника из числа руководящего состава ГУВД Чуйской области, ещё один оперативный сотрудник ГУВД Чуйской области будет уволен из ОВД по выходу на службу, в настоящее время он находится на больничном, — сообщают в ведомстве.
Не успела общественность переварить первую новость МВД, как последовала следующая. Два следователя ОВД Иссык-Кульского района задержаны по подозрению в вымогательстве взятки. Причём хлопнули сотрудников с поличным. 15 тысяч сомов были упакованы в бумагу. По этому факту возбуждено уголовное дело.
Сами сотрудники, обсуждая кадровую чистку, уверены, что это хороший повод избавиться от профессионалов и работников предпенсионного возраста, а на их место набрать людей не умных, зато нужных, которыми легче управлять, которые будут исполнять приказы не задумываясь над их содержанием.
Найти отличия
Не так давно в Генеральной прокуратуре республики состоялось координационное совещание по вопросам искоренения коррупции в правоохранительных органах.
Мероприятие проходило в расширенном формате. Были приглашены вице-премьер-министр Гульмира Кудайбердиева, члены правительства и аппарата президента, а также представители международных и неправительственных организаций.
Тема обсуждалась наиактуальнейшая — плохое исполнение планов по искоренению в силовых структурах и органах власти системной коррупции.
Однако прежде чем вести наш рассказ далее, стоит пояснить разницу между системной коррупцией и коррупцией как таковой вообще. Отличие одно — за первую не сажают, а вот за вторую могут упрятать за решётку на приличный срок, да ещё и с конфискацией имущества.
По вопросу предупреждения коррупции в системе правоохранительных органов страны признали недостаточными принимаемые организационно-правовые меры. Уж не поэтому ли МВД так рьяно принялось за чистку своих рядов?
Говоря о системной коррупции, в ходе координационного совещания попытались определить и орган, который больше всего подвержен этому негативу. И главное — ущерб, который стране наносит спрут.
Например, управление по противодействию легализации незаконных доходов МВД сообщает о 309 выявленных в первом полугодии фактах коррупции. Материальный ущерб по ним составил более 335 млн сомов. Возмещено лишь 8 млн сомов, то есть 2%.
С начала 2016 года Государственной службой по борьбе с экономическими преступлениями выявлено 28 фактов коррупционных преступлений. Ущерб составил 16 млн 210,4 тыс. сомов. Из названной суммы возмещено 608 тыс. сомов.
Прокуратура города Бишкека объявила, что за 6 месяцев 2016 года выявленный ущерб по коррупционным преступлениям составил 14 млн 874 тыс. сомов. Восстановить удалось лишь три.
Не могут власти и определиться с тем, какая же из госструктур самая коррумпированная в стране.
По данным анализа полугодовых показателей 2016 года, проведённого сотрудниками Генеральной прокуратуры, наибольшее число коррупционных преступлений выявлено в органах власти на местах (айыл окмоту), где возбуждено 253 уголовных дела. Обсуждая эту тему на заседании правительства, премьер заявил, что наиболее заражёнными вирусом «К» являются учебные заведения, потому как уличить преподавателей в злоупотреблениях и во взятках практически невозможно.
К такому же мнению пришли и сотрудники неправительственных организаций, проводившие исследования в этой области. По их данным, больше всего коррупция процветает в образовательных учреждениях, а также в Государственной регистрационной службе, Налоговой инспекции и в органах местного самоуправления. Ещё большую головную боль у государства вызывают те, кому по закону положено блюсти законность и соблюдать правопорядок. Это касается судебной ветви власти и сотрудников правоохранительных органов. В свою очередь бизнес-сообщество к числу самых коррумпированных органов отнесло таможенную структуру, Дорожно-патрульную службу и орган по борьбе с экономическими преступлениями.
Правда неизвестно, кто и по каким параметрам оценивал уровень «К».
Между тем в секретариате Совета обороны (СО) КР сообщили, что оказывается на протяжении двух лет члены рабочей группы СО совместно с экспертами, в числе которых представители и гражданского общества, ведут работу по выработке антикоррупционной политики. За этот период иници­ирован анализ коррупционных проявлений и разработаны антикоррупционные мероприятия для 25 государственных органов. Вот только никто серьёзно наказан не был.
Так и хочется спросить: «Ну если это коррупция, и пусть даже системная, то почему повязанные в ней чиновники разъезжают на шикарных авто и живут в особняках подобных версальскому дворцу? И это при их зарплате в 20 тыс. сомов…»
Кстати сказать, республика, несмотря на тотальную войну, объявленную спруту, продолжает удерживать лидирующие позиции в реестре исследовательского центра «Трансперенси Интернешнл». По информации представителя этой организации в КР Адылбека Шаршенбаева, Кыргызстан занимает 156 место из 176 в мировом рейтинге восприятия коррупции.
Людмила Беседина





Мнение
Депутат парламента Мыктыбек Абдылдаев:
— То, что у нас посадили нескольких высокопоставленных чиновников, вовсе не значит, что уровень коррупции снизился. Коррупция — это уголовное преступление, и наказание за него должно быть соответствующее. Другое дело — методы борьбы с ним. К сожалению, мы привыкли копировать опыт других стран, который нам не всегда подходит, а вот придумать собственные методы не получается. Сейчас взятка, злоупотребление должностным положением, незаконное вознаграждение считаются хоть и коррупционными преступлениями, но наказание по ним предусмотрено разное. На мой взгляд, необходимо усилить статьи Уголовного кодекса, прописать конкретные параметры определения коррупции, и ситуация сразу изменится.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: