По профессии беременная

Аренда утробы

Два года назад 32-летняя бишкекчанка Наталья Селезнёва стала профессиональной суррогатной мамой. Сначала родила девочку для бездетной пары из Татарстана, позже — для казахской четы. Началось всё с того, что однажды она позвонила в клинику, где проводят экстракорпоральное оплодотворение. Сказала, что хочет стать суррогатной мамой, и оставила свои координаты. Прошёл год, прежде чем она впервые встретилась с людьми, для которых ей предстояло выносить ребёнка.
— Я сразу искала именно неславянскую пару, — рассказала Наталья. — Делала всё, чтобы в дальнейшем у меня не возникло привязанности к ребёнку, которого я вынашивала. Мне звонили и русские женщины, но я боялась, что мама будущего малыша чем-то будет похожа на меня. Тогда мне могло показаться, что и ребёнок чем-то схож со мной.
О том, что можно стать суррогатной мамой, Наталья задумалась несколько лет назад. Она искала информацию об этом в Интернете, читала медицинскую литературу и постепенно поняла, что для неё это единственный способ улучшить благосостояние собственной семьи.
Но бывают и другие примеры. Пока суррогатная мать Айнакан Бектурова (фамилия изменена из соображений этики. — Прим. авт.) ходила беременная, бездетная пара, мечтавшая ранее о наследнике, развелась. Несмотря на то, что в заключённом договоре этот форс-мажор был оговорён, оба бывших супруга отказались от своего ещё не родившегося ребёнка. Никто из них не отвечал на звонки Айнакан, прекратилась и финансовая поддержка. У находившейся на седьмом месяце беременности женщины были свои дети, которых она воспитывала одна после гибели мужа в автокатастрофе. Малышка появилась на свет вовремя, и Айнакан решила оставить девочку себе. Женщина оформила все необходимые документы, а в свидетельстве о рождении в графе «отец» попросила сотрудников ЗАГСа поставить жирный прочерк. Проблемы начались через полгода, когда «заказчики» опомнились, помирились и решили вернуть одно из двух: либо дочь, либо потраченные на ведение беременности Айнакан деньги...

Кому закон
не писан


Увы, в Законе «О репродуктивных правах граждан и гарантиях их реализации» нет чёткого определения формы и содержания договора о предоставлении услуг суррогатного материнства.
— Поскольку эта тенденция набирает обороты, возникла необходимость разработки типовой формы договора суррогатного материнства с целью защиты прав обеих сторон участников договора, а также исключения судебных дел. В ближайшее время для исключения различного толкования законов в части, касающейся суррогатного материнства, а также защиты интересов и прав суррогатных мам и биологических (генетических) родителей, в том числе исключения судебных дел между сторонами договора суррогатного материнства, Государственная регистрационная служба Кыргызстана планирует разработать типовой договор суррогатного материнства и внести в закон поправки, — рассказывает юрист, депутат ЖК Таалайгуль Исакунова.
Подобное новшество в рес­публике только зарождается, спрос на этот вид «услуг», если можно так сказать, намного превышает предложение. Года три назад депутаты парламента пытались внести соответствующие поправки в Семейный кодекс и некоторые другие документы, однако до принятия окончательного решения дело так и не дошло.
В Кыргызстане суррогатное материнство регулируется нормами Семейного кодекса, законами «Об актах гражданского состояния», «О репродуктивных правах граждан и гарантиях их реализации». Применение суррогатного материнства на коммерческой основе не запрещено. В целях исключения двоякого толкования законов и защиты прав и интересов суррогатных матерей и биологических родителей, а также исключения судебных тяжб между сторонами договора необходимо привести в соответствие некоторые нормативно-правовые акты.
Между тем сама процедура юридически не отрегулирована, у сторон, подписавших суррогатный контракт, возникают многочисленные юридические и моральные проблемы. Чаще всего договора заключаются тайно, прежде всего потому что стороны не хотят огласки. Но кроме коммерческой, существует ещё и моральная сторона вопроса. Например, православная церковь признаёт суррогатное материнство противоестественным и аморальным, так как эта методика предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейся между матерью и младенцем уже во время беременности. Католики также считают его этически неприемлемым по тем же причинам. А вот мусульмане, предполагающие мужскую полигамию, относятся к этому более спокойно.
Наталья Никитенко, депутат парламента, считает, что законодательство Кыргызстана, касающееся суррогатного материнства, достаточно лояльно.
— Есть конечно пробелы, но ведь и само явление получило распространение относительно недавно. Безусловно, жизнь меняется — должны меняться и законы. Среди моих коллег были ярые противники принятия закона, они считали, что с моральной точки зрения это неправильно. Против высказывались и лидеры некоторых религиозных конфессий. Но тем не менее такой закон есть, и за него проголосовало большинство. Законопроект «О репродуктивных правах граждан и гарантиях их реализации» уравнивает мужчину и женщину в праве иметь детей путём суррогатного материнства.
Согласно проекту закона, при государственной регистрации рождения ребёнка по письменному заявлению супругов, давших согласие на суррогатное материнство, одновременно с документом, подтверждающим факт рождения ребёнка, должен быть представлен документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт имплантации эмбриона другой женщине в целях его вынашивания. Основанием для государственной регистрации усыновления или удочерения является решение суда об усыновлении ребёнка, вступившее в законную силу. Большинство родителей пользуются услугами российских и казахских клиник. А в Кыргызстане только одна клиника может оказать услуги по искусственному оплодотворению. Услуга не из дешёвых: от 2,5 до 4,5 тыс. долларов. Однако медики не занимаются поиском суррогатных матерей. Это в компетенции самих потенциальных родителей.





Людмила Беседина


Справка
Приблизительно около десятка бездетных пар в год ищут женщину, чтобы воспроизвести их генеалогическое потомство, но для этих целей подходят не все. Что же касается финансовой стороны вопроса, то это относится к разряду коммерческих тайн. Формирование базы потенциальных родителей находится на стадии составления.

Кстати
В Кыргызстане на 100 тысяч человек приходится 80 случаев мужского бесплодия и 150 случаев женского.


А как у них?
Во Франции суррогатное материнство полностью запрещено. В Германии врач, осуществивший пересадку оплодотворённой яйцеклетки, должен понести уголовное наказание, а предполагаемые родители и суррогатная мать ограничатся только предупреждением со стороны властей. В других государствах запрещены лишь коммерческие соглашения о суррогатном материнстве и не допускается рассмотрение судебных исков по таким соглашениям. К таким странам относятся Канада, Израиль, Греция, Нидерланды, Норвегия, Швейцария и Испания. В Канаде, например, официально признано, что такое материнство не только не наносит вреда детям, но и является «единственным способом утверждения ценности семейной жизни» для бездетных пар.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: