Охранник для Фемиды

Из-за участившихся угроз в отношении судей, а также в связи с трудностями исполнения судебных решений группа парламентариев разработала специальный законопроект, на основании которого будет создан институт судебных приставов.
Этот документ служители Фемиды поддержали с большим воодушевлением. Ведь в случае принятия он снимет массу проблем, возникающих во время судебного заседания.
— При поступлении уголовного дела в суд нужно организовать явку участников процесса. Раньше эти функции возлагались на представителей гособвинения, но потом эту норму из Уголовно-процессуального кодекса убрали, и теперь нет ответственного лица, кто бы надлежащим образом исполнял данные обязанности. При неявке, например, свидетеля в суд без уважительной причины выносится постановление о принудительном его приводе. Однако чтобы принять такое решение, необходимо организовать новый процесс. На это уйдёт время. А если человек находится под стражей, и для него явка этого свидетеля крайне необходима? Кроме того, для рассмотрения дел в суде существуют определённые законодательством сроки, нарушать которые мы не имеем права. Из-за того что какой-либо участник не приходит на заседание, вынести вердикт бывает крайне сложно. Потом в наш адрес сыплются обвинения, что судьи волокитят дела, — делится мнением судья Свердловского районного суда Инара Гилязетдинова.
Мало кто из простых граждан задумывался над тем, что судья тоже человек. И при рассмотрении, к примеру, громкого уголовного дела нет гарантии, что служитель Фемиды, придя домой, не найдёт записку с угрозами в свой адрес. А то ещё хуже — всё закончится кровавой расправой. Парадоксально, но такое не исключается даже во время самого судебного заседания. И такие случаи были. В одном из судов родственники обвиняемого пытались плеснуть судье кислоту в глаза, а защитить его было некому.
По мнению авторов законопроекта, введение в действие по всей республике института судебных приставов остаётся актуальным, поскольку события, произошедшие в 2005 году: выборы в Жогорку Кенеш, захват зданий местных судов, Верховного суда КР и самих судей — показали их незащищённость перед произволом и бесчинством толпы.
Примеров тому немало. Достаточно вспомнить, как летом 2015 года неизвестные в масках проникли в кабинет одного из судей Чуйского областного суда и подожгли помещение, применив специальную зажигательную смесь.
Как заявили в Министерстве внутренних дел КР, согласно предварительным данным, зло­умышленники похитили из сейфа судьи материалы уголовного дела, возбуждённого по фактам мародёрства во время апрельских событий 2010 года, к которым были причастны члены одной из политических партий.
Не забыт случай, когда группа людей пыталась ворваться в здание суда, где шло совещание судей по приговору в отношении теперь уже депутатов парламентской фракции «Ата Журт» — Камчыбека Ташиева, Садыра Жапарова и Таланта Мамытова. Около ста человек потеснили милицейский кордон и проникли в здание. На место были подтянуты дополнительные силы милиции, которым удалось оттеснить толпу.
На юге страны жители устроили самосуд над судьёй и прокурором. Около двухсот сельчан из Ала-Букинского района Джалал-Абадской области напали на служителя Фемиды, районного прокурора и его заместителя и сильно их избили. Двоих тогда госпитализировали.
Согласно данным МВД, причиной самосуда стало то, что власти отпустили под домашний арест двух граждан, обвиняемых в хулиганстве и нанесении побоев одному из местных жителей. Решение служителей Фемиды вызвало возмущение сельчан, посчитавших санкции в отношении обвиняемого недостаточно жёсткими. Около сотни граждан пришли в здание суда, вынудили судью выехать с ними в РОВД, где содержались под стражей хулиганы, и по дороге жестоко избили.

Один и без оружия

Законопроект ещё находится на стадии рассмотрения, и вопрос будет ли он одобрен вообще, пока остаётся открытым. Ведь принять его уже пытались несколько лет назад, однако из-за отсутствия финансирования решение отложили в долгий ящик. В этот раз, как сообщили авторы документа, деньги нашлись.
— Финансирование деятельности судебных приставов будет обеспечиваться за счёт средств республиканского бюджета. В проекте Закона Кыргызской Рес­публики «О республиканском бюджете на 2015 год и прогнозе на 2016-2017 годы» денежные средства, предусмотренные на введение института судебных приставов, заложены, — говорится в справке-обосновании к законопроекту.
Однако прежде чем приветствовать появление в структуре государства ещё одной силовой структуры, хотелось бы обратить внимание на несколько моментов. Во-первых, многое в законопроекте было позаимствовано из Федерального закона Российской Федерации «О судебных приставах». Да и сами россияне приезжали в Бишкек, дабы поделиться опытом.
Например, во исполнение указа президента Кыргызской Республики № 143 от 21 апреля 2008 года «О Судебном департаменте КР и учебном центре при Верховном суде Кыргызской Рес­публики» сделаны первые шаги по введению в стране института судебных приставов. Тогда Федеральная служба судебных приставов России передала Судебному департаменту в безвозмездное пользование летнее и зимнее обмундирование для судебных приставов Кыргызстана. То есть форма имеется, а сами приставы ещё только в проекте!
Во-вторых, чего греха таить, в самой России жизнь судебных приставов сахаром не назовёшь. Достаточно зайти на сайт Федеральной службы судебных приставов (ФССП), где есть много отзывов о деятельности «людей в чёрном» (такой цвет формы судебных приставов РФ). Больше всего — об огромном объёме работы (порой ответственной и опасной) и о более чем скромной зарплате. В регионах России она составляет в самом лучшем случае 15 000 рублей. Служба не наделена статусом правоохранительного органа, а, следовательно, рассчитывать на повышенную пенсию тоже не приходится.





Поможем чем можем

Что же новой судебной структуре может предложить правительство Кыргызстана? Пока только застраховать жизнь и здоровье судебного пристава за счёт средств республиканского бюджета. А в случае его гибели или ранения — выплатить компенсацию.
Конечно, в случае принятия закона правительство найдёт здание. Может быть, купит мебель, обеспечит оружием, но вот вряд ли сможет обеспечить новоиспечённых охранников Фемиды достойной зарплатой. А если таковой не будет, вполне возможно, что наделённые определёнными полномочиями люди будут искать заработок на стороне. И не исключено, что криминальным путём.
Проблема ещё и в том, что нет у нас такого вуза, где бы готовили профессиональные кадры, связанные с судопроизводством. На юридических факультетах гражданских вузов соответствующей дисциплины нет. Что же касается Академии МВД, то тут дело совсем туго. На днях это заведение инспектировал министр внутренних дел Мелис Турганбаев. Отвечая на вопросы журналистов, он посетовал, что в его бытность начальником ГУДД Бишкека он многих курсантов уволил, «которые даже писать не умели». И чтобы повысить качество знаний слушателей Академии МВД, было решено сократить на 50% преподавательский состав. Так что и тут говорить о профессиональной подготовке судебных приставов не приходится. Ну, зачем нам ещё и неграмотные приставы?
Вместе с тем, согласно закону, именно на судебных приставов будет возложена задача не только по обеспечению явки человека, охране его и здания, но и по исполнению судебных решений. До недавнего времени последняя функция была возложена на судоисполнителей. Работают эти люди, можно сказать, в экстремальных условиях. У них нет ни транспорта, ни элементарной защиты. А ведь им часто приходится иметь дело с дебоширами, алкоголиками, да и просто скандалистами. Дело дошло до абсурда. В этом году им даже на проездные денег не было выделено. Если обратиться к цифрам, то в производстве судоисполнителей в 2015 году находилось около
93 000 документов, причём нагрузка увеличивается ежегодно. Средняя заработная плата исполнителя 10 000 сомов, а в регионах и того меньше. Между тем у них нет даже элементарных терминалов, где хранилось бы конфискованное имущество. Всё они принимают на свой страх и риск.
Судебным же приставам кроме громадного количества бумажек предстоит обеспечение охраны участников судебного процесса. И всё за одну зарплату?
Людмила Беседина


Комментарий
Анвар Сыдыков, заслуженный юрист КР.

— Безусловно, закон «О судебных приставах» необходим как воздух, и тут я согласен со многими судьями. Документ надо принимать, и как можно скорее, но проработать необходимо всё до мелочей, иначе мы получим ещё одну госструктуру, обременённую коррупцией. Я ознакомился с законопроектом, и многое в нём мне было непонятно. Например, в чьём подчинении будет находиться эта структура? Минюста или Судебного департамента? И потом, не следует сбрасывать со счетов местный менталитет. Я понимаю, что этот вариант закона во многом похож на российский. Но в России нет таких семейно-клановых отношений, как в Кыргызстане. Представьте, что будет с семьёй судебного пристава, когда ему, например, придётся конфисковать имущество у односельчанина? Я думаю, что пока документ находится на общественном обсуждении, появится много предложений по его дополнению.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: