Духовный компонент близости

Катерина ШПИЦА – известная и очень востребованная актриса. Интересно, что о самых популярных своих ролях она вспоминает через призму рождения и взросления сына Германа. На съёмочной площадке фильма-катастрофы «Метро» молодая актриса была беременна, когда Герману было три месяца – начала сниматься в «Поддубном», а когда сыну исполнился год и три месяца – Катерину позвали в сериал «Куприн. Яма». И после этих полюбившихся зрителям картин актриса активно снималась в кино: «Весёлые ребята», «Ёлки 1914», «Молодая гвардия», «Экипаж», «Пятница» и др. Герман за это время подрос, недавно ему «стукнуло» 4 года.

- Катерина, почти сразу после родов вы стали сниматься в роли цирковой гимнастки. В «Поддубном» трюки выполняли сами или была дублёрша?

– Я родила в конце февраля 2012 года, усиленные физические нагрузки разрешают примерно через два месяца после родов. И тренировки у меня начались в мае-июне. Тренировались активно: в течение месяца восстанавливали растяжку, занимались общей физподготовкой. Но была и потрясающая дублёрша, моя тёзка Катя Рубцова. Уникальный случай – мало того что зовут так же, так и рост, фигура очень похожи! Катя занимается гимнастикой с детства, то, что умеет делать она, я не сделаю никогда. Тем не менее я, например, успешно освоила трапецию. А самый сложный трюк, который умею делать, называется «обрыв подъёма». Когда сидишь на трапеции, откидываешься спиной назад, падаешь и цепляешься подъёмами стоп за тросы. Я делала это на высоте 6 метров!

– После выхода фильма-катастрофы «Метро», где вы сыграли одну из главных ролей, в настоящем московском метро случилась реальная катастрофа. Никто вслед не говорил – «накаркали»?

– Конечно, говорили! Но я всерьёз не воспринимала. Искусство иногда идёт позади истории. А иногда – впереди. В том смысле, что оно может быть предвестником, «гласом свыше», пророчеством и предупреждением. Думаю, что «Метро», по замыслу режиссёра Антона Мегердичева, далеко не развлекательный фильм, чтобы побояться и получить свою порцию адреналина. Мы хотели сказать, что надо делать всё, чтобы предотвратить аварии в реальности. И то, что в нашей стране до сих пор происходят подобные техногенные катастрофы, связанные, в частности, с человеческим фактором, говорит о том, что власти до сих пор рассчитывают – «авось пронесёт».

– Вы снимались у Александра Гордона в фильме «Огни притона» и в сериале «Куприн. Яма» в ролях девушек лёгкого поведения. Чем вам были интересны эти персонажи?





– Во-первых, две абсолютно разные героини – в «Яме» и в «Огнях притона». Проститутки с противоположными судьбами, я бы так сказала. Есть проститутки по призванию, а есть проститутки по судьбе. Мне было интересно играть такие сложные характеры, тем более девушки жили в разные эпохи – XIX и XX века. Кстати, на съёмочной площадке «Огней притона» у нас был консультант – легендарная одесская жрица любви. Но человеческая природа по сути своей мало изменилась, нас терзают те же пороки и возвышают те же добродетели. Единственное, искушение – в плане размера дозволенного – у нас в России от века к веку возрастает.

– Что вы имеете в виду?

– Плотское удовольствие стало более простым и доступным. Мы развращены информацией, мы больше о плотском знаем, поэтому существуют частные публичные дома, свингер-клубы и т.д. Есть такое завуалированное понятие – эскорт. Есть содержанки. Чем не проституция? Я ещё лингвистикой очень увлекаюсь и, когда готовилась к тем ролям, посмотрела в Интернете: слово «проституция» – от латинского prostituta, то есть продаваться. Всё очень просто, жёстко и без иллюзий. Но, скажем, в XIX веке, если взять мою героиню из «Ямы», публичный дом – это было в каком-то смысле «государство в государстве», сообщество изгоев и отверженных. Взять тот же «жёлтый билет», который выдавали девицам лёгкого поведения вместо паспорта. Признавалось, что у мужчин есть такой мерзкий порок, у женщин – такая жизненная ситуация, когда в силу слабости характера она не нашла иного пути, чем стать проституткой. Но данную профессию никто не считал привлекательной, мягко говоря! Сейчас же занятие проституцией, желание быть содержанкой практически никто не осуждает. Для многих мужчин содержать нескольких девушек, пользоваться услугами проституток – стандартный джентльменский набор. Но меня очень радует, что я окружена друзьями-мужчинами, которые в силу своего выгодного материального положения в обществе могли бы уже быть максимально развращены, но они такие вещи и на дух не переносят. Слава богу, есть ещё джентльмены, которым важен духовный компонент близости.

– Наши российские модные и востребованные актёры Светлана Ходченкова и Данила Козловский, с которым вы снимались в недавней картине «Пятница», успели поработать и в Голливуде. Хотите попасть в Голливуд?

– А кто не хочет? Я бы, например, с удовольствием снялась у Дэвида Финчера, потрясена его последней картиной «Исчезнувшая». Готова сняться в любом жанре, для всего нового я открытый человек! Впрочем, для такого «нового», что не вредит здоровью и достойному моральному облику.

https://argumenti.ru/culture/n541/450868
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: