Народная любовь дороже звания

Актёр Вадим АНДРЕЕВ стал известен в одночасье благодаря фильму «Баламут». В советском кинопрокате фильм о студенте с мужицкой смекалкой посмотрело около 40 млн человек. Сегодня на счету у Вадима Юрьевича более 130 фильмов: «Кадетство», «Ефросинья», «Кремлёвские курсанты» и др. и более 100 озвученных ролей. Его голосом говорили Брюс Уиллис, Микки Рурк, Пьер Ришар. На выходе у актёра 4-я часть «Мосгаза» и 2-я часть «Профиля убийцы».

- Вадим, в сериале «Профиль убийцы» вы сыграли профайлера – эксперта по выявлению лжи. Такой редкой профессии может научиться любой человек?

– Научиться можно, но стать профессионалом сможет не каждый. Тут нужен особенный дар. Профайлеры составляют психологические портреты маньяков на основе совершённых ими преступлений и таким образом их вычисляют. В этом есть что-то мистическое, но они не экстрасенсы. Профайлеры давно существуют в США при ФБР, и я знаю, что наши ребята проходили у них практику. Один из авторов сценария нашего сериала – Дмитрий Терский. Так вот он ездит по России и вычисляет маньяков. На мой вопрос «вы действительно так работаете, как показано в фильме?» – он ответил, что да.

– В нашей полиции много профайлеров?

–Служба профайлеров существует при МВД, но специалистов совсем немного. К сожалению, руководство к ним не очень серьёзно относится. Считают, что маньяков можно вычислить стандартными методами. Надеюсь, что после выхода «Профиля убийцы – 2» полицейские поймут, что методика профайлеров работает. Разновидностей маньяков очень много, и мы в каждом сюжете старались показать всю поведенческую гамму рецидивистов.

– Британский актёр Тим Рот из известного сериала «Обмани меня» назвал таких экспертов людьми со странностями, что он именно так и пытался играть своего героя доктора Кэла Лайтмана...

–В «Профиле убийцы» я сыграл прототипа реального человека, основоположника службы профайлеров у нас в стране. У меня не было возможности с ним познакомиться, и, честно говоря, характер героя мне пришлось придумать. Но Дмитрий Терский меня уверил, что я, сам того не зная, очень приблизился к оригиналу. Мой профессор Петров, как и доктор Лайтман, тоже со странностями. В США таким людям дают работать не больше семи лет. После их отправляют на заслуженный отдых и дают огромную пенсию. Считается, что психика нормального человека не может выдержать более долгого общения с маньяками. Когда ты копаешься во всём этом ужасе, то сам невольно можешь превратиться в маньяка. В сериале наши персонажи тоже подвержены сложным играм разума.





– В фильме «Разведчики. Война после войны» вы сыграли коварного главаря банды Артиста и говорили, что просто купались в той роли. Не боялись растерять поклонников среди оперативников и силовиков?

– Я живу в деревне и служу свечником в местном храме, в котором многие из органов обрамляются. Там я познакомился с человеком, который не вылезает из самых горячих точек, ловит террористов, мочит ИГИЛ... Оказалось, что он большой поклонник созданного мною образа антигероя. Так и говорит: «Мне нравится, как ты играешь офицеров, но твой Артист – вообще супер!» Да – убийца, да – негодяй, но в нём сидит какая-то своя правда, какая-то своя сила, а сильная личность всегда интересна.

– Несмотря на многочисленные роли, у вас нет регалий. Они вам не нужны?

–Для меня это не принципиально. Куда важнее любовь зрителей. По их отношению ко мне знаю, что для них я давно народный. Когда меня спрашивают, мол, как вас объявить, то отвечаю: «Не заслуженный и народный артист России». Для миллионов людей я свой, домашний. Что может быть приятнее? Куда бы ни зашёл, все мне желают счастья, здоровья, благодарят за роли. Как говорится, дороже любовь народная, чем звание.

– Политики говорят, что у нас всё возрождается, что мы идём правильным курсом, что у нас нет бедных пенсионеров. А вы как считаете?

–Если я скажу, что мы идём неправильным курсом, то меня обзовут ставшим сегодня ругательным словом «либерал». Но внутренняя политика всё равно никакая. Если бы я сейчас ушёл на пенсию, то мне бы с московской надбавкой платили двенадцать с половиной тысяч рублей. За обычную двушку в Москве (54 кв. м) я плачу семь тысяч рублей, а ещё у меня домик в деревне. То есть вся моя пенсия ушла бы на коммуналку. А дальше что? Умирай с голоду? Нефть упала, рубль рухнул, так опустите цену на бензин, дайте хоть какое-то послабление! Ан нет – опять поднимают!

В Москве, где на велосипеде можно ездить только пять месяцев в году, обустроили велодорожки. Выбросить столько денег!

«Прямую линию с Владимиром Путиным» объявили величайшим достижением. Мол, три миллиона звонков. Одни просят устроить ребёнка в детский сад, другие – вытащить из разрухи. Это насколько же неэффективно государственное управление, что ничего нельзя решить без президента! Людям некуда идти со своими проблемами. Разве что целый год жить надеждой, что их услышит глава государства! Одновременно с высокой трибуны нас призывают работать на утверждение имиджа России в мире как великой страны. Но величие начинается с заботы о своих гражданах, их благополучии!

https://argumenti.ru/culture/n540/449887
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: