Игра на вылет

Сегодня в республике подавляющее большинство чиновников назначаются не по профессиональному признаку, а по партийной принадлежности. Вот и получается, что работать они должны не на благо процветания своей конторы, а так, как скажет партия. Беда ещё и в том, что чаще всего партии в Кыргызстане формируются не по идеологическим принципам, а по размеру кошелька их членов. Так что, если следовать логике, чиновнику, занимающему то или иное руководящее кресло, приходится выполнять волю толстосумов, а не руководствоваться интересами своего ведомства. О будущем экономики Кыргызстана корреспондент газеты «Аргументы недели» беседовал с президентом Кыргызстанского союза промышленников и предпринимателей Жиргалбеком Сагынбаевым.

— Жиргалбек Калмуратович, насколько, на Ваш взгляд, пагубна для экономики страны такая частая смена правительства?

— Я бы сказал — катастрофически. У нас состав кабмина утверждается коалицией парламентского большинства. Происходит это так быстро, что с чиновников просто не успевают спросить, что же они сделали для страны за период нахождения в должности? Как дело доходит до отчёта правительства, его сразу отправляют в отставку. Но ведь так нельзя, должны же они ответить за то, что «наруководили». Кто-то должен понести уголовную ответственность, кого-то можно наградить. Всё зависит от результатов работы. Сегодня непонятно кто за что отвечает? Создаётся впечатление, что наши 120 депутатов руководят экономикой, поскольку министров назначают по партийному принципу. На мой взгляд, это в корне неправильно. Руководители ведомств прежде всего должны быть кризис-менеджерами и радеть за интересы страны, а не какой-то партии. Министры должны знать работу структуры на каждой ступени и быть экономистами до мозга костей.

— Как получилось, что на сегодняшний день рынок Кыргызстана остался незащищённым от засилья импорта, а местные промышленные предприятия, терпя убытки, вынуждены закрываться?

— Чтобы ответить на этот вопрос, я бы предложил вернуться в советскую эпоху. Киргизская ССР тогда была индустриально-аграрной. У нас были заводы, известные во всём Союзе. После обретения республикой независимости многие профессионалы уехали, и в управление промышленными предприятиями стали назначаться другие кадры, скажем так, не очень сильные специалисты. Большая беда ещё и в том, что когда меняется руководитель, он, естественно, приводит свою команду. Ладно, если бы это были профессионалы высокого класса, но ведь это не так. Здесь фраза «Кадры решают всё», как видите, актуальна. Что Кыргызстан имеет в итоге? На сегодня в республике насчитывается 70 обанкроченных предприятий, и их число растёт. Ведь банкротятся те заводы и фабрики, где основным кредитором является государство. Долги предприятий чаще всего складываются по налогам и перед Соцфондом, то есть перед государственными структурами. Мы предложили правительству не прибегать к этой процедуре, а наоборот помочь промышленникам. Например, создать госконцерны или корпорации. От имени государства находить инвестора, чтобы он вкладывал деньги в развитие промышленности. Впоследствии ему же можно было бы и продать это предприятие.

— А зачем продавать?

— Дело в том, что государство как таковое не считается рациональным руководителем. У него ведь больше политические функции.

— Между тем в советское время директора заводов, фабрик, предприятий назначались именно государством. Причём обязательно кандидат на должность должен был быть членом КПСС.

— Да, но тогда смотрели прежде всего на профессиональные качества и организаторские способности. Вот и сейчас я предлагаю поступать так же. Главное, чтобы предприятие функционировало, создавались рабочие места, а государство может взять на себя поиск рынка сбыта. Ведь почему у наших предприятий начались проблемы и образовались долги? Продукцию произвели. Но куда её продать? Об этом не задумались. А ведь именно конъюн­ктура рынка — главное правило рыночной экономики.

— Как раз это и было упущено. Делалось ли это в угоду кому-то, или же, как Вы говорите, непрофессионально сработали менеджеры… Факт остаётся фактом. В республику завозится дешёвый импорт, а наши предприятия продавать свою продукцию не могут ни на внешнем, ни на внутреннем рынках.

— К великому сожалению, у Кыргызстана не хватает ресурсов. В том числе и природных: леса, железа и так далее. Так вот если раньше к нам поставляли сырьё, и мы уже здесь производили продукцию, то сейчас странам, которые обладают этими ресурсами, выгоднее завозить готовую продукцию, поддерживая тем самым свой промышленный сектор. Планировалось, что наша республика вступит в Евразийский экономический союз
(ЕАЭС) для того, чтобы скооперироваться и выпускать совместную продукцию. Но ведь и другие страны-участницы интеграционного объединения не хотят играть роль сырьевого придатка. Потому что одно дело сырьё продавать, например, за 50 долларов, и совсем другое реализовывать конечный продукт за 200 долларов. Наши же бизнесмены привыкли завозить комплектующие, собирать изделие и продавать на рынке. Естественно, что его стоимость будет гораздо выше, чем импорт такого же готового товара. К сожалению, после вступления в ЕАЭС мы не можем говорить о защите собственных производителей. Сейчас рынок между пятью странами открыт, а согласно документам, подписанным при вступлении в ЕАЭС, мы не имеем права лоббировать интересы наших производственников. Никто ведь не запрещает нам изготавливать и вывозить свою продукцию в страны ЕАЭС, вопрос в том, насколько это выгодно? К сожалению, мы вынуждены играть по правилу: победит сильнейший.





— В таком случае о каком развитии производства может идти речь?

— До вступления в ЕАЭС у нас было издано постановление правительства, в котором говорилось, что, например, при госзакупках следует отдавать предпочтение товарам, произведённым в Кыргызстане. Даже если их цена выше, но не более чем на 20%. К сожалению, этот документ утратил свою силу в связи с тем, что мы ратифицировали Соглашение о вступлении в ЕАЭС на определённых условиях и открыли рынок. Почему, например, сегодня казахские и белорусские молочники вытесняют с рынка продукцию кыргызских производителей. Потому что у них более современное оборудование и технологии, что позволяет существенно снизить затраты на производство. Выход один — кооперация в более крупные объединения и обновление своей производственно-технической базы.

— Но ведь в этом случае нужно будет готовить специалистов для работы на новом оборудовании. А это время и деньги. Не получится ли так, что пока данный процесс будет идти, все свободные ниши на нашем рынке займёт импорт, а отечественной продукции снова не будет места?

— Я полагаю, что необходимо договариваться о разделе рынка. Ну зачем к нам везти то же молоко, когда у нас есть своё такое же производство. Какой-то процент пусть завозят, а остальное мы будем производить у себя. В общей сложности, чтобы определить, правильно или нет Кыргызстан вступил в ЕАЭС, нам нужен один год. Всё будет зависеть от переговорщиков. Но у нас так часто меняется правительство, что наши зарубежные партнёры просто не успевают уследить за кадровыми перестановками. Только наладится диалог с руководством того или иного ведомства, а во власти уже другие люди. Теперь нужно налаживать отношения с ними. Да и мало у нас таких спецов, чтобы на международном уровне достойно отстаивали наши национальные интересы.

Максат Чынгыз уулу


Между тем

До одного миллиарда сомов ежемесячно теряет бюджет страны из-за теневого оборота товаров. По сообщению ИА «24.kg», такие данные озвучил на заседании Парламентского комитета по экономической и фискальной политике глава Государственной налоговой службы Замирбек Осмонов.
В свою очередь вице-премьер-министр Олег Панкратов признал, что существенное выпадение доходов бюджета происходит из-за недопоступлений с оборота ГСМ, металлов, лесоматериалов.
Депутат Азамат Арапбаев отметил, что из-за упущений правительства Кыргызстан переплачивает железной дороге Казахстана около 80 млн долларов.
— Мы почти год как члены Евразийского экономического союза, однако Казахстан по-прежнему применяет для нас транзитный тариф за провоз груза железнодорожным транспортом от станции «Локоть» до «Луговой». Он составляет примерно 60-90 долларов за тонну. При этом внутренний тариф РК в три раза ниже. Что делает правительство КР, чтобы перейти к унифицированному тарифу ЕАЭС? — спросил депутат.
Вице-премьер признал, что транзитный тариф на сегодня составляет 60 долларов, тогда как унифицированный — 18 долларов. При этом руководство «Кыргыз темир жолу» попросило переходный период в 14 месяцев, ссылаясь на то, что переход к унифицированному тарифу приведёт к росту других тарифов. Сейчас Кыргызстан вновь поднимает вопрос на уровне Евразийской экономической комиссии.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: