Правила игры

Отсутствие единого государственного органа, курирующего отрасль, неработающее законодательство, частая смена правительства, неспособность местных органов власти эффективно взаимодействовать с инвесторами, нехватка энергетических ресурсов — таковы основные помехи развития отрасли, озвученные экспертами.
— И ПРЕЗИДЕНТ, и премьер-­министры, и члены парламента неоднократно призывали улучшить инвестиционный климат страны, — отметил модератор круглого стола «Инвестиционные перспективы горнодобывающей отрасли в 2016 году», политолог Игорь Шестаков. — Но проблемы в горнодобывающей отрасли, например, подобными заявлениями не решить. За последние годы, к сожалению, отрасль превратилась в политическую арену, а между инвестором и местными властями, жителями нередко возникают противоречия. Скандалы портят имидж нашей страны.
Депутат Жогорку Кенеша Иса Омуркулов высказал мнение, что кабинет министров неэффективно работает в плане привлечения инвесторов в горнодобывающую промышленность.
— За все годы независимости мы так и не научились создавать условия для инвесторов, чтобы они были уверены, что вкладывают деньги для обоюдной пользы, — сказал он. — Частая смена кабмина тоже не добавляет уверенности, ведь каждому новому министру необходимо время, чтобы вникнуть в проблемы ведомства. Наше правительство не на¬учи­лось чётко предлагать правила игры, ограничилось лишь выдачей лицензий. Ну получит её инвестор, а дальше у него начинается хождение по мукам. Надо согласовывать с МСУ, правительственной структурой, каждым селом или активистом… И, в конце концов, инвестор не выдерживает столько препятствий. Поэтому он уходит, и мы не видим серьёзных вкладов. Сегодня львиную долю финансовых вливаний в экономику страны даёт «Кумтор», но и его запасы когда­нибудь закончатся. А что взамен, кто займёт эту нишу? Пусть и в другой отрасли.
Иса Омуркулов уверен, что необходимо сделать так, чтобы Госкомгеологии нёс всю ответственность. А пока же, по его словам, многие инвесторы не верят нашим государственным структурам. Депутат считает, что правительство должно разработать пять¬десять основных критериев для инвесторов, при реализации которых они сразу смогут приступать к работе.
В свою очередь эксперт по вопросам ТЭК и горнорудной промышленности Расул Умбеталиев предложил создать Министерство по горнодобывающей промышленности. Он отметил, что на совещаниях с участием премьер­министра при определении круга проблем в новом правительстве вопросы горнодобывающей отрасли должны решаться в приоритетном порядке, так как на сегодняшний день это наиболее перспективное направление для экономики страны.
С ним согласен и член Совета директоров «Кыргыз Алтына», доктор технических наук Дуйшенбек Камчибеков. По его словам, политику в сфере недропользования разрабатывает Министерство экономики, исполняет её Государственное агентство по геологии и минеральным ресурсам, надзор в сфере экологии осуществляет Госэкотехинспекция, Госагентство окружающей среды… всего порядка 7¬8 различных государственных структур.
— Как только инвестор приступает к работе, так зачастую получает необоснованные требования со стороны местного населения: строит ли он дорогу или бурит скважину — ему сразу начинают говорить, что он портит экологию, и, по сути, требуют каких­то дополнительных плат. Мне кажется, что такая ситуация будет ещё долго. Правительство упустило время, когда надо было проявить твёрдость в разрешении подобной «практики», — подытожил он.
Дуйшенбек Камчибеков также отметил, что нередко инвесторы оказываются заложниками капризного законодательства, когда правила игры меняются уже постфактум. В качестве примера он привёл ситуацию с «Кумтором», отметив, что при заключении соглашения кыргызская сторона не предусмотрела все вопросы. И потом, принимая изменения в законодательство, она не подходила ко всему с государственной точки зрения.
— Даже когда принимали Водный кодекс, почему изначально не рассмотрели норму, запрещающую работы в районе ледников? «Кумтор» — флагман нашей промышленности, и необходимо было как­то предусмотреть его дальнейшую деятельность при принятии кодекса, может быть, специально оговорить возможность разработки. А сейчас получается, что каждый год мы даём ему разрешение на проведение горных работ. Потому что государство не может позволить себе остановить его даже на короткое время. Но если же следовать букве закона — то это незаконно. Кто виноват в сложившейся ситуации?
— Необходимо, чтобы у нас работали законы. На бумаге всё хорошо, но как доходит до реализации — у инвестора возникают трудности, — отметил исполнительный вице¬президент Кыргызского союза промышленников и предпринимателей Шамиль Борончиев. — Инвестор должен знать и понимать, куда и зачем ему следует обращаться. Сейчас у многих проблемы с местными органами власти. Они выполняют множество функций, поэтому сложно пере¬оценить их роль. Но когда возникают вопросы инвестирования, то происходит много коллизий, инвестор должен чуть ли не с каждым сельским лидером, аксакалом встретиться, выполнить все их условия. Так тоже неправильно. Я думаю, что многим МСУ не хватает образования и опыта в сфере работы с инвестором. Именно они по закону должны объяснять жителям все плюсы и минусы разработки месторождения. Возможно, стоит в Госагентстве создать специальный отдел, который бы занялся разъяснительной работой, оказывал в этом поддержку органам МСУ.
Доктор экономических наук Асылбек Аюпов призвал задуматься о будущем, напомнив, что отрасль сегодня даёт существенный доход, но необходимо создавать инфраструктуру, ведь развитие отрасли напрямую зависит от обеспеченности электроэнергией.
— Подобные предприятия — энергозатратные. У нас же уже сейчас не хватает мощностей. Так о каком развитии мы говорим? Ведь инвестор подумает ещё, вкладываться в таких условиях или нет: «Как я буду работать, если предприятие будет обесточено». Почему мы не уделяем внимания развитию других источников получения электроэнергии, не строим те же ТЭЦ в районах угольных месторождений. Поэтому я думаю, что горнодобывающая отрасль не имеет перспектив при сегодняшнем положении дел, — сказал он.
Представители Государственного агентства по геологии и минеральным ресурсам отметили, что с озвученными проблемами знакомы и пытаются по мере возможности их разрешать. При этом также отмечают необходимость создания единого органа, который бы полностью отвечал за отрасль.
— По итогам прошлого года мы вышли в плюсе. От проведения конкурсов и аукционов в бюджет страны поступило около 9 млрд сомов. Также на доходах сказался и тот факт, что, несмотря на падение на мировых рынках цен на многие полезные ископаемые и нефть, золото не теряло своей стоимости. В этом году мы планируем, что уже работающие предприятия, такие как «Алтынкен», «Бозумчак» и т. д., выйдут на проектные мощности, — отметил советник директора Гос¬агентства Марс Черикчиев. — Хотя в «Законе о недрах» чётко сказано, что вопросы с местным населением должны решать местные органы власти, а в агентстве не предусмотрены штатные единицы, наши сотрудники, директор выезжают на места и занимаются разъяснительной работой.
Юрист ведомства Элдияр Муканов в свою очередь отметил, что агентство не всегда имеет полномочия разрешить тот или иной вопрос инвестора. Например, с отведением земель.
— Госгеология выдаёт лицензии, но собственником земли может быть не только государство (органы МСУ), но и частное лицо. Инвестор уже с ними решает вопрос отведения. И мы ничего не можем сделать.
Вот и получается как всегда. Говорим о необходимости создания условий для инвесторов, но на деле остаётся много нерешённых проблем. И выход будет найден, скорее всего, нескоро. Остаётся согласиться с мнением представителя Кыргызского союза промышленников и предпринимателей и председателем Горнометаллургического профсоюза КР Эльдаром Таджибаевым, сказавшим, что «назвал бы горнодобывающую отрасль коровой, которую все хотят доить, но никто не хочет кормить и убирать».





Мария ОРЛОВА

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: