Агент №1

Апрель стал роковым месяцем в судьбе самого ценного агента нашей разведки Олдрича Эймса. 16 апреля 1985 года начальник контрразведывательного советского отдела ЦРУ добровольно предложил свои услуги КГБ. Через девять лет по приговору американского суда от 28 апреля 1994 года он приговорён к пожизненному заключению без права на помилование. О скандальном деле «суперкрота» обозреватель «АН» попросил рассказать ветерана советской и российской разведки полковника в отставке Сергея Петровича ШАПОШНИКОВА.

Оплеуха Америке

Сергей Петрович не любит пустые разговоры. Вот и к этой нашей беседе он хорошо подготовился. На его письменном столе разложены несколько папок. Он открывает одну из них и говорит:

– Вы знаете, что я не люблю цитировать предателей. Но в данном случае не удержусь.

Перебежчик Олег Гордиевский рассказал «Голосу Америки», что Олдрич Эймс был для КГБ одним из самых ценных агентов в американских спецслужбах за всю их историю: «Значение Олдрича Эймса для КГБ и российской разведки было огромным – он был крупнейшим агентом этих служб в Соединённых Штатах».

Ему вторит другой предатель – Виктор Суворов: «Дело Эймса показало Америке её уязвимость – человек, который находился на таком посту и имел доступ к такой информации, как оказалось, может быть завербован разведкой другого государства, не вполне дружественного. Это было оплеухой Америке».

– Как же наши завербовали такого важного источника информации? – не удержался от вопроса обозреватель «АН».

– Эймса никто не вербовал, – ответил полковник Шапошников. – Он сам предложил нам свои услуги. Вот что Олдрич написал в своей первой записке, адресованной резиденту нашей разведки в США.

«Я, Олдрич Х. Эймс, работаю начальником контрразведывательного подразделения в отделе СВЕ ЦРУ. Я служил в Нью-Йорке под псевдонимом Энди Робинсон. Мне нужно 50 тысяч долларов в обмен на информацию о трёх агентах, которых мы в настоящее время вербуем в Советском Союзе».

Эту записку Эймс вложил в конверт вместе со страницей из внутреннего телефонного справочника ЦРУ, на которой подчеркнул свою фамилию. На конверте он написал: «Ген. Андросову. Резиденту КГБ» и вложил его в другой конверт, без надписи.

Весенним апрельским днём высокопоставленный сотрудник ЦРУ лично пришёл в советское посольство. Там он передал конверт охраннику и немедленно покинул здание. На следующий день Эймс доложил своему начальнику Дэвиду Мёрфи о несанкционированном визите в советское посольство, объяснив его служебной необходимостью. Якобы он хотел встретиться, а потом завербовать сотрудника посольства Сергея Чувахина.

Арест Эймса и приговор ему 28 апреля вызвали политический скандал в Америке. После такой оплеухи ЦРУ начало скрупулёзный подсчёт своих потерь. По окончании следствия было официально объявлено, что Эймс выдал 12 агентов ЦРУ и раскрыл более 50 операций ЦРУ против СССР и России. За это Эймс получил от КГБ, а затем и от СВР РФ 2,7 млн долларов.

– Все эти данные явно занижены, – считает полковник Шапошников. – Вот что пишет в своей книге «Признание шпиона. Подлинная история Олдрича Эймса»,вышедшей в 1997 году в США, её автор Пит Эрли. Он убедительно доказывает, что Эймсом было раскрыто 25 агентов ЦРУ. Но сейчас известны имена лишь 18 «кротов».

– Эймс девять лет работал на нашу разведку. Почему так долго американцы не могли его разоблачить? – спросил старого разведчика журналист. – Правда ли, что в 1986 и 1990 годах Олдрич успешно прошёл проверку на детекторе лжи?

Шапошников сначала молча кивнул, потом сказал:

– Эймс был настоящим профессионалом. Он сделал блестящую карьеру в ЦРУ.

Сергей Петрович достал из другой папки листок и прочитал: «Как писал потом в своём докладе по «делу Эймса» генеральный инспектор ЦРУ Фредерик Хитц, «ему были присущи гибкость ума и интеллектуальная любознательность, желание заниматься самообразованием, причём в областях, выходивших за рамки его прямых служебных обязанностей».

Справка «АН»

Спецслужбы России раскрыли и пресекли деятельность 80 зарубежных шпионов. Об этом сообщил президент страны Владимир Путин во время встречи с офицерами по случаю их назначения на вышестоящие должности. «По линии контрразведки пресечена деятельность 80 кадровых сотрудников зарубежных спецслужб, выявлено более 350 их агентов и лиц, подозреваемых в противоправной деятельности». По статистике судебного департамента при Верховном суде, за преступления против основ конституционного строя и безопасности государства по основным статьям главы 29 УК РФ в России в 2015 году осуждены 525 человек.

Версии провала

Обозреватель «АН» решил показать собеседнику, что он тоже знаком с делом Эймса. В своём макбуке я нашёл воспоминания Олдрича и его жены. Вот что он сам говорит о пристрастии к спиртному:

«У меня появилась репутация любителя крепко заложить за воротник на официальных приёмах, но практически никто не делал мне замечаний. Пьянство уже в течение многих лет являлось признанной частью культуры ЦРУ. В этом всё ещё сохранялись элемент мужского достоинства, гордость офицера, который мог опрокинуть стаканчик с другими мужчинами».





В ответ на эту цитату полковник Шапошников привёл свою. Мол, недаром тот же Фредерик Хитц отмечал в своём докладе, что «пьянство не было чем-то непривычным в оперативном управлении во второй половине 80-х годов и что выпивки Эймса не выделялись на общем фоне, поскольку были сотрудники с гораздо большей зависимостью от алкоголя».

Впрочем, двойная жизнь и алкоголизм постепенно стали накладывать на Эймса свой отпечаток. Поэтому в его семейной жизни появились серьёзные проблемы. «Рик становился всё более равнодушным, – вспоминала впоследствии его вторая жена Мария Росарио. – Он проявлял всё меньший интерес ко мне и, так сказать, к сексуальной части наших отношений, что было для меня очень болезненно… Я решила, что Олдрич просто стал импотентом».

– Пьянки и бабы даже шпиона доведут до цугундера, – попробовал пошутить журналист.

Сергей Петрович шутку не поддержал и привёл две версии провала Эймса.

Так, известный советский и российский разведчик Борис Соломатин считает:

«Есть Эймсу в чём винить и себя – им было допущено немало ошибок. Его легенда об источнике денег легко проверялась, он прекратил докладывать об официальных встречах со связником, на которых происходили передачи денег и документов, делал вклады в банк сразу на следующий день после встречи со связником, хранил дома секретные документы, вёл телефонные разговоры с женой по оперативным вопросам, купил дорогостоящий дом и машину не в рассрочку, как это обычно делается; он излишне шиковал, и это бросалось в глаза окружающим».

А вот генерал-лейтенант КГБ в отставке Николай Сергеевич Леонов, долгое время проработавший в ПГУ начальником аналитического управления и заместителем начальника разведки по Американскому континенту, убеждён:

«Я могу с уверенностью предположить, что Эймса предали. И предали в Москве. Долгие годы я лично занимался технологией обеспечения связи с нашей агентурой в США. В течение десяти последних лет она срабатывала безупречно, была неуязвимой. Прокол был невозможен. Все эти рассказы о компрометирующих материалах против Эймса, якобы найденных в его мусорных ящиках, об обративших на себя внимание расходах рассчитаны на дураков. Эймса, как и Уокера, которого якобы предала сама жена, «сдали» в Москве. И сделали это лица, имевшие служебное отношение к делу Эймса».

Это мнение разделяет и бывший председатель КГБ Виктор Крючков. В своей книге «Личное дело» он написал: «…Версий провала может быть много, даже очень, но две из них, на мой взгляд, маловероятны: случайный выход американских спецслужб на Эймса или его ошибка, неосторожность. Подкинутая в американскую прессу причина провала – чрезмерные расходы Эймса на личные цели – скорее всего, отвлекающий маневр, попытка скрыть истинную причину разоблачения, придумка для наивных. Уровень работы с такого рода агентом, его личные и профессиональные качества с большой долей уверенности позволяют предположить, что в данном случае мы имеем дело с предательством, с выдачей Эймса кем-то из тех, кто имел отношение к работе с ним или каким-то образом получил о нём информацию…»

Пакетный обмен

Сергей Петрович рассказал, что сейчас Олдрич Эймс находится в тюрьме особо строгого режима Алленвуд, штат Пенсильвания, где числится под номером 40087‑083. Первое время он содержался в одиночной камере размером 2,7 на 3,5 метра, оборудованной душем, умывальником, туалетом, двухъярусной кроватью и небольшим письменным столом. После многочисленных просьб в середине 1996 года его перевели в двухместную камеру. Там соседом Эймса оказался другой бывший сотрудник ЦРУ Эдвин Уилсон, осуждённый за продажу взрывчатых веществ Ливии. Теперь ему разрешено пять дней в неделю работать в одной из тюремных мастерских, а в остальное время он может читать газеты, книги и писать. Кроме того, он получил доступ к телефону, но звонить ему разрешается только ограниченному кругу лиц.

Говорят, он ни о чём не жалеет. Так, Питер Маас в книге «Шпион-убийца» в качестве своеобразного эпилога к истории Эймса приводит следующий разговор между Олдричем и допрашивающим его агентом ФБР: «Гэрин спросил: «Рик, если бы тебе пришлось всё начинать сначала, что бы ты выбрал: ЦРУ или КГБ?» Ни секунды не колеблясь, Рик Эймс сказал: «КГБ. Я дал им абсолютно всё. Информация, которой я располагал, – это золотая жила. Это, в сущности, ключи от рая...»

– Дело чести нашей разведки – вызволить Эймса из американских застенков, – сказал в конце нашего разговора полковник Шапошников. – Говорят, в конце мая должен состояться небывалый обмен.

– Савченко поменяют на двух спецназовцев ГРУ? – попытался уточнить обозреватель «АН».

– Нет, готовится пакетный обмен, – сказал Сергей Петрович. – И у нас есть на кого поменять Эймса.

https://argumenti.ru/espionage/n536/446598
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: