Оптом и в розницу

Новорождённые давно уже стали ходовым товаром. С начала 2016 года в республике зафиксировано пять фактов продажи детей. Получается, по ребёнку каждый месяц. Судя по тому, что количество таких случаев увеличивается, можно смело предположить, что в стране нет действенных мер, чтобы искоренить криминальный бизнес.

Не продешеви, мамочка!

В начале февраля 2016 года сотрудники ГУУР МВД задержали женщину, продавшую в Бишкеке своего новорождённого ребёнка за 20 000 сомов. Родители младенца работали скотоводами в Нарынской области, и у них уже было двое детей. Появление на свет третьего не входило в семейные планы. Знакомая женщина предложила продать ей малютку за 20 000 сомов. Согласие было получено.
27 февраля 2016 года в правоохранительные органы обратился житель села Асыл-Баш с заявлением о том, что его супруга ещё в 2014 году продала незнакомым лицам дочь и сына за
80 000 сомов, их увезли в Таласскую область. В январе 2015 года женщина родила дочь, а после продала её за 2 000 сомов акушерам роддома.
В начале апреля в ОВД Панфиловского района расследовали уголовное дело по факту продажи новорождённого. По информации правоохранительных органов, в Чуйской области задержана семейная пара, продавшая ребёнка. В конце марта женщина родила мальчика. После выписки из роддома она и её сожитель продали его жительнице Чуйской области.
В прошлом году женщина из Кочкорского района Нарынской области продала собственного ребёнка за одного барана. По данным УВД, 26-летняя жительница села пришла к односельчанке и сообщила, что собирается продать пятимесячную дочь за 5 000 сомов. Женщина решила забрать её себе, отдав одного барана.
Буквально на днях в органы прокуратуры обратился мужчина, который утверждал, что они с женой сторговались с бездетной парой, чтобы продать им своего ребёнка за 2 000 долларов. Ребёнка передали новым родителям, но покупатели отдали продавцам только половину суммы и попытались торговаться. Дескать у ребёнка обнаружился врождённый дефект. Словом, не сошлись в цене.
В Джалал-Абаде был случай, когда врачи частной клиники приняли роды у 21-летней женщины. Она поступила в медучреждение без документов. Когда ребёнок появился на свет, медики подделали необходимые бумаги. Затем акушер взяла справку из роддома о рождении ребёнка на другое имя. Новорождённый после выписки сразу же был передан третьим лицам, матери лишь оставили деньги на лечение. Женщина после долгих попыток вернуть ребёнка обратилась в милицию. По данному факту было возбуждено уголовное дело. По подозрению в совершении преступления задержана акушер-гинеколог. Прошло два года, местонахождение ребёнка до сих пор остаётся неизвестным, а предприимчивого врача через неделю выпустили, и она сейчас преспокойно продолжает работать на прежнем месте.
Представить подобные факты ещё 10 лет назад было просто абсурдным. Что же случилось с матерями, которые, выносив в своём чреве и родив на свет малютку, продают его, словно он щенок?

Мафия или тенденция?

Представители правозащитных организаций утверждают: в республике действуют целые коммерческие структуры, специализирующиеся конкретно на торговле малышами. На одном из заседаний парламента КР глава Общественного объединения «Родители пропавших без вести детей» Бакыт Эгембердиев озвучил факты, которые шокировали народных избранников. По его словам, на одной из окраин столицы есть места, где идёт бойкая торговля маленькими ребятишками.
— Многих без вести пропавших детей Кыргызстана надо искать в Казахстане, где их держат в рабстве. Я беседовал с детьми, которые проданы в рабство в соседние государства. Можно книгу написать об их страданиях. Говорят, что даже организован бизнес по торговле детьми. Стало модным держать рабов в домах. Я не знаю, информировано ли МВД об этом или нет, но за 7 000 долларов продают новорождённых, детей 3-5 лет — за 12 000 долларов. В течение 10 дней оформляют все необходимые документы. Один раз мы даже вышли на продавца. Ею оказалась 50-летняя женщина. К нам на встречу она привела с собой шестилетнего мальчугана и сказала, что вот он — на продажу, а ещё есть девочки. Поинтересовалась, какого возраста и пола нужен ребёнок. В милицию обращаться было бесполезно, мы ведь всё равно ничего доказать не сможем. Кроме того, не исключаю, что подобный криминальный бизнес курируют высокопоставленные покровители, — заявил тогда Эгембердиев.
Кстати, у самого главы общественного объединения в Нарыне несколько лет назад пропали двое детей. Их поиски до сих пор не дали никаких результатов.
Своего коллегу по правозащитной деятельности поддержала председатель Общественного фонда «Лига защиты прав ребёнка» Назгуль Турдубекова.
— Нам известны случаи пропажи детей в Ленинском и Первомайском районах столицы. Мы убеждены, что необходимо улучшить взаимодействие сотрудников угрозыска, участковых и служб пограничного контроля. Следует также ввести систему централизованного оповещения среди различных подразделений МВД, создать Департамент по делам детей, — пояснила правозащитница.
В правоохранительных органах утверждают, что в 2015 году в розыске находилось 822 несовершеннолетних, и 814 из них найдены. В первом квартале текущего года разыскивалось 225 детей, в 184-х случаях их местонахождение установлено.





Торг уместен…

Это только известные факты, а сколько таких случаев, о которых не известно ни милиции, ни другим государственным органам, ни правозащитникам?
Как считают эксперты в области защиты прав детей, главная проблема заключается в следующем: в 90% случаев ребёнок не может заявить в правоохранительные органы о том, что его похитили — и в силу возраста, и потому что этого не позволят сделать те, кто его украл.
В ближайшее время парламентарии намерены обсудить ситуацию на пленарном заседании и поручить соответствующим структурам проработать этот вопрос. Предполагается, в частности, рассмотреть российский опыт борьбы с торговлей и пропажей детей. Напомним, что в России каждый факт исчезновения ребёнка берёт под личный контроль детский омбудсмен Павел Астахов. Кроме этого, к поиску пропавшего присоединяются местные власти, волонтёры. В Кыргызстане пока подобной системы нет. Как и уполномоченного по делам ребёнка. Розыском занимаются только милиционеры.
Вместе с тем, по утверждению депутата Жогорку Кенеша На­тальи Никитенко, законодательная база в сфере защиты прав граждан и детей в Кыргызстане имеет высокий уровень эффективности и качества, о чём говорят и международные парт­нёры. Об этом она сообщила на заседании профильного Комитета по социальным вопросам, образованию, науке, культуре и здравоохранению Жогорку Кенеша. Она отметила, что в последнее время появляется всё больше резонансных сообщений о продаже младенцев в роддомах страны.
— Фактов более чем достаточно, возможно, существует целая порочная практика. Сняли директора больницы, а факт продажи повторился, то есть смена руководства ничего не дала. Это тоже страшная тенденция — внутренняя торговля людьми, — заявила Наталья Никитенко.
Присутствующий на заседании начальник отдела по борьбе с торговлей людьми и преступлениями против общественной нравственности ГУУР МВД Саламат Адылов попытался возра­зить народной избраннице, заявив, что «шесть фактов продажи новорождённых в Кыргызстане в 2015 году — не работа ОПГ, а единичные случаи, где детей отдали сами матери».
— Медики в этих делах не фигурировали. В 2014 году выявили 9 фактов продажи новорождённых. И это тоже единичные случаи, то есть роженицы сами продавали своих детей. Однако я согласен с депутатами в плане того, что, выявив жертву торговли — ребёнка, мы забирали его, но не могли нигде разместить, не было детской комнаты. ОБСЕ по нашей просьбе в скором времени откроет такой кабинет в ГУУР, — сообщил Адылов.
В ближайшее время парламентарии намерены рассмотреть ситуацию на пленарном заседании и поручить соответствующим структурам проработать этот вопрос. Но будут ли действенные результаты?

Между тем

В Кыргызстане разработан законопроект об ужесточении наказания за преступления в отношении детей. Как подчёркивают авторы, «необходимость принятия законопроекта обусловлена увеличением преступлений в отношении несовершеннолетних». Они приводят данные МВД КР о том, что в 2014 году в отношении несовершеннолетних совершено 909 преступлений, причём большая часть — насильственные действия сексуального характера. Учитывая, что даже после реформ в законодательстве «видимых улучшений в сфере защиты детей от жестокого обращения в Кыргызстане не наблюдается», и в соответствии с Конвенцией о правах ребёнка, ратифицированной КР в 1994 году, нардепы предлагают дополнить ряд статей УК КР: «Причинение смерти по неосторожности», «Доведение до само­убийства», «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» и «Умышленное причинение менее тяжкого вреда здоровью». Расширяется перечень лиц, в отношении которых преступление против детей должно рассматриваться как обстоятельство, отягчающее наказание: близкий и/или иной родственник, супруг или сожитель родителя, воспитатель, учитель, врач, другой работник любого иного учреждения, на которое «возложены обязанности надзора за несовершеннолетним». Вой­­дёт ли в этот перечень торговля детьми, пока неизвестно.

Максат Чынгыз уулу

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: