Вилами по воде

Кыргызская Республика — единственная страна в Центральной Азии, водные ресурсы которой полностью формируются на собственной территории, в этом её гидрологическая особенность и преимущество. Однако толково распорядиться своим богатством страна не может, несмотря на кучу ответственных за это органов.
КОГДА же начинаются проблемы с водой, ревизоры в один голос обвиняют всех, кроме себя любимых... Больше всего достаётся «Кумтору». А между тем пока ещё никто не доказал, что именно его деятельность пагубно отражается на водных ресурсах страны.
О внесении поправок в Водный кодекс не писал разве что ленивый. Впрочем, это неудивительно. Поскольку от них зависит дальнейшая судьба «Кумтора» и ряда месторождений. Но вот что интересно, кодекс был принят ещё в 2005 году, а многие положения, прописанные в нём, не реализованы до сих пор. В частности, в документе говорится, что должен быть уполномоченный за управлением водными ресурсами орган — Государственная водная администрация. Временно — более десяти лет — исполняет её функции Департамент водного хозяйства Министерства сельского хозяйства и мелиорации Кыргызской Республики. Также правительство должно было создать Национальный совет по воде. Его задачи — координировать деятельность министерств, административных ведомств и других государственных органов по управлению вод­ными ресурсами, их использованию и охране; заниматься подготовкой предложений по установлению гидрогеографических границ главных бассейнов и представлять их правительству КР; подготовить проект Национальной водной стратегии и представить его на утверждение президенту Кыргызской Республики и т. д. Интересно, что Национальная водная стратегия, о которой говорится в Кодексе редакции 2005 года, не разработана до сих пор. А о её необходимости нардепы говорили ещё в 1996 году, отметив это в постановлении СНП Жогорку Кенеша No 650 «О межгосударственном водопользовании». В 1998 году был разработан проект «Основных положений Национальной водной стратегии», а в 2002 и 2010 годах этот вопрос поднимался вновь. Так или иначе, стратегии нет до сих пор. Что, впрочем, неудивительно. Разрабатываться она должна Советом по воде. А информация о его работе практически отсутствует. Известно, что 28 февраля 2013 года состоялось первое и единственное на данный момент заседание НСВ под председательством премьер­министра Жанторо Сатыбалдиева. Стоит напомнить, что собираться совет должен ежегодно.
Как отметила начальник инфор­мационно-аналитического центра Департамента водного хозяйства Министерства сельского хозяйства и мелиорации Екатерина Сахваева, проведение заседания НСВ должно состояться в конце текущего года. На нём планируется представить Водный кодекс, работа над которым продолжается в данный момент.
— Кодекс нужен для координации усилий, политики и финансов с тем, чтобы не было разночтений в водной политике от разных ведомств, органов, учёных и т. д., — прокомментировала она.
Что говорить о водной стратегии, когда в государстве толком не ведётся Водный кадастр, хотя именно он включает информацию по количеству и качеству поверхностных вод, по количеству и качеству подземных вод, по землям водного фонда, по состоянию, условиям и местоположению государственных ирригационных систем и водохозяйственных сооружений. Другими словами, Водный кадастр — это систематизированный свод сведений о водных ресурсах страны с учётом размеров и форм использования вод в различных областях хозяйственной деятельности. Вести его, как написано всё в том же Водном кодексе, должна Государственная водная администрация. А раз эта работа не проводится, то отсутствует возможность определения ежегодного количества водных ресурсов, как в целом по республике, так и в разрезе речных бассейнов. Нет в стране кадастров выбросов и сбросов сточных вод, мелиоративного кадастра…
На одной из сессий Рабочей группы по мониторингу и оценке окружающей среды, организованной ЕЭК ООН в Женеве, было отмечено, что организационная структура экологического мониторинга в Кыргызской Республике не претерпела особых изменений за последние годы.
«Различные функции мониторинга выполняет ряд министерств и ведомств Кыргызской Республики. Основными организациями и учреждениями, выполняющими мониторинг состояния окружающей среды и /или воздействия на окружающую среду, являются: Государственное агентство охраны окружающей среды и лесного хозяйства (биоразнообразие, ООПТ, управление охраной окружающей среды), Инспекция по экологической и технической безопасности (выбросы, сбросы), Министерство сельского хозяйства КР (земельные и водные ресурсы, сельское хозяйство), Государственное агентство по геологии и минеральным ресурсам (недропользование, запасы подземных вод), Министерство чрезвычайных ситуаций (гидрометеорологические данные, токсичные и урановые отходы), Государственное агентство по гидрометеорологии при Министерстве чрезвычайных ситуаций (мониторинг за изменением состояния окружающей природной среды), Министерство здравоохранения (питьевая вода) и др.», — отмечено в докладе.
Глава парламентского Комитета по аграрной политике, водным ресурсам, экологии и региональному развитию Мирлан Бакиров назвал систему управления водой сложной.
— Конечно, отсутствие Водного кадастра, единого органа, ответственного за управление всеми водными ресурсами, не позволяет в полной мере понять всю картину, которую мы имеем в отрасли. Но о необходимости создания единого ведомства не поднимали вопрос ни правительство, ни парламент. С другой стороны, в состав правительства входят министерства, курирующие тот или иной «водный вопрос». Порой их функции пересекаются, и добиться решения проблемы бывает крайне сложно. Как депутат, я поднимал вопрос, чтобы за все ирригационные каналы отвечало одно ведомство, — сказал он.
У семи нянек, как говорится, дитя без глазу. Вместо внедрения рационального водопользования в республике, наведения порядка в водной отрасли, с высоких трибун предпочитают лишь упоминать вред, наносимый ледникам — запасам пресной воды, крупным золоторудным месторождением. Вот и в ближайшее время состоятся парламентские слушания на тему «Об отчёте техническо-экспертной группы по изучению вопроса «О состоянии ледников на территории рудника Кумтор», образованной по распоряжению правительства в июне прошлого года. Хотя учёные уже неоднократно отмечали, что именно глобальное потепление привело к таянию ледников в Кыргызстане в частности и на планете в целом.





Мария ОРЛОВА

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: