Цены пляшут и смеются

Удивительная ситуация сложилась на продовольственном рынке республики. На одни продукты питания цены поползли вверх, на другие стали заметно ниже. Но этот парадокс объясняется неумением наших властей наладить эффективное аграрное производство.
ОБРАТИМСЯ для начала к фактам. Цены на макаронные изделия по сравнению с началом 2015 года подскочили в цене в среднем на 2,5 сома. Рис импортный подорожал почти на 2 сома. Сахар — почти на 3 сома. Растительное масло — на 4-5 сомов. Но больше всего подскочили цены на молоко — на 5%.
Однако есть радостные для покупателей и грустные для фермеров явления. Баранина упала в цене на 8,2%, говядина — на 9,9%, свинина — на 1,6%, яйцо куриное — на 1,7%. Цены на овощи без всякого преувеличения «провалились». Если в прошлом году картофель горожане покупали по 25-30 сомов, то в нынешнем — по 15-18. Морковь подешевела на 10 сомов, лук репчатый — на 8-10, существенно снизились цены на редьку, свёклу, капусту. Ну и далее по списку.
Наши экономисты не растерялись и в этой противоречивой ситуации. Рост цен на импортные продукты питания они объяснили укрепившимся до безобразия долларом. Что верно, то верно. Масло растительное, сахар, макароны мы завозим из-за рубежа и приобретаем их там за валюту. А против мировых экономических тенденций, как говорится, не попрёшь.
Неясно другое: почему республика не в состоянии обеспечить себя этими продуктами питания. В 1970-80 годы Киргизская ССР обеспечивала сахаром не только себя, но и все республики Средней Азии, то есть производила ежегодно 800 тыс. тонн сладкого продукта. Вдоволь у нас было и своего растительного масла. Вспомните, ещё 10-15 лет назад на каждом базаре стояли огромные бочки с ним. Да, оно было очищено чуть хуже импортной продукции, но зато имело свой вкус и запах. А сейчас мы покупаем совершенно непонятный продукт, в котором, наверное, не все ингредиенты натуральные.
С рисом вообще сложилась непонятная ситуация. На весь Центрально­Азиатский регион славится своими вкусовыми качествами узгенский рис, выращиваются и другие высококачественные сорта, а в республику почему-то поставляются импортные аналоги. В подобных случаях государство ставит таможенные барьеры поставщикам зарубежных товаров, в нашу же страну можно завозить всё, что кому захочется. Крестьяне при этом не выдерживают конкуренции и разоряются, но властей эти «пустяки», похоже, не волнуют.
В стране действует более 20 молокоперерабатывающих заводов, и только 12 из них вошли в реестр экспортёров в страны Евразийского экономического союза. Но странное дело, нашу молочную продукцию разрешают поставлять только в так называемую буферную зону: Алматы, Тараз, Шымкент, но не далее. Дело в том, что рынок Казахстана заполонила более дешёвая украинская и белорусская продукция. В этих странах местные крестьяне получают дотации от государства, и потому их молоко, сметана, кефир и пр. значительно дешевле кыргызстанских. Наши фермеры, а также переработчики вынуждены брать совсем недешёвые кредиты под 10-12% годовых. Из­за нехватки оборотных средств руководители молокоперерабатывающих заводов не в состоянии приобретать современное, высокопроизводительное оборудование, заботиться о качестве выпускаемой продукции и следить за её санитарным состоянием. И лишь 10% молока в республике перерабатывается. В итоге промахами чиновников, их недальновидной политикой ловко пользуются конкуренты по Евразийскому экономическому союзу. Как говорится, дружба дружбой, а табачок врозь. В результате в этой отрасли сельского хозяйства Кыргызстана сложилась тревожная ситуация: крестьянам скоро будет невыгодно заниматься молочным бизнесом. Их продукцию шустрые коммерсанты стали приобретать за бесценок — всего по 14-15 сомов за литр... Фермеры разоряются, перекупщики богатеют, продукция дорожает. Если дело и дальше так пойдёт, то отрасль впадёт в анабиоз, и мы сами превратимся в импортёров молока.
В МЯСНОЙ отрасли ситуация ещё более плачевная. Официально Кыргызстан не поставляет за рубеж ни одного килограмма мясной продукции, но на самом деле наши крестьяне ежегодно отправляют за пределы страны 240 тыс. тонн баранины и говядины. Какими путями — разговор отдельный. Из­за того, что кыргызстанские фермеры не могут реализовать свою продукцию законными способами, они теряют при её сбыте до 30% прибыли. И это ещё в лучшем случае. Из­за отсутствия рынка сбыта цена на мясную продукцию резко полетела вниз. Сейчас средняя оптовая цена одного килограмма мяса составляет 240 сомов, а в 2014-м была 280. Когда цены становятся доступнее, это всегда бодрит рядовых граждан, но в нашем случае радоваться особо нечему. Крестьяне не могут долго работать без прибыли, и, если так будет продолжаться, они начнут сворачивать своё производство. Закон рынка!
Грустно, но факт, в республике действует только один современный убойный цех. Это частное предприятие, которое способно в день перерабатывать до 100 тонн мяса. Государство пока только планирует возводить в каждой области по убойному цеху, и когда сбудутся его намерения, неизвестно. А пока туши животных разделываются в антисанитарных условиях в подпольных цехах. Об этом ужасе прекрасно осведомлены в соседних странах и потому официально не пропускают на свою территорию ни одного килограмма говядины и баранины. Однозначно, если бы у нас существовали мощные предприятия по переработке молока и мяса, то мы смогли бы обеспечить этой продукцией и себя, и своих соседей.
Нет пока ободряющих сведений и о внедрении системы идентификации домашнего продуктивного скота. Руководители Министерства сельского хозяйства и мелиорации говорят, что сейчас идёт обучение специалистов и создание базы данных. Но не затянулись ли эти процессы? Ведь они начались ещё прошлой осенью, и фермеры­животноводы продолжают терпеть убытки при сбыте своей продукции.
Полный пролёт вышел в нынешнем году с производством картофеля. Он оказался невостребованным в странах Евразийского экономического союза, а наш рынок оказался переполненным вторым хлебом, что не замедлило сказаться на его цене. Российские потребители постоянно говорят нам: «Мы готовы приобретать у вас картофель постоянно, а разовые покупки нам невыгодны». А у кыргызстанских фермеров хранилищ или, как принято сегодня говорить, логистических центров, раз­два и обчёлся. Поэтому весь свой товар они выбросили на рынок, и цены резко упали.
В убытке оказались в нынешнем году табаководы. Закрылась фирма, закупающая это сырье у дехкан, и они сразу же остались при своих интересах, а ведь уже давно ясно, что табак стал не самой рентабельной культурой. Почему бы здесь государству не заинтересовать крестьян в выращивании масличных культур или того же риса. Уже все специалисты аграрного дела в республике признают, что работники Министерства сельского хозяйства должны не только справки и отчёты собирать, а учиться быть креативными менеджерами, способными грамотно и обоснованно подсказывать крестьянам, что в конкретно взятый год выращивать выгодно, а что нет. Увы, это кажется пока несбыточной мечтой. Взять, к примеру, таласских фасолеводов, которые в прошлом году не смогли реализовать свой урожай. Сейчас одни сотрудники Минсельхоза уговаривают их заняться созданием тепличных хозяйств, другие предлагают выращивать сахарную свёклу. А условий для этого не создают. И куда в данном случае податься бедному крестьянину-таласцу?
По большому счёту власти страны так и не смогли предоставить крестьянам режим наибольшего благоприятствования. Не создано стабильное производство по выращиванию самых необходимых сельхозкультур, которые шли бы и на экспорт, и на внутренний рынок. Мы по-прежнему во многом зависим от внешних поставок продуктов питания. Оттого у нас цены пляшут и смеются.





Дан АКЕРОВ

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: